Daria Isakova
Автор: Daria Isakova

ОТМЕНА РАБСТВА: почему я бросила работу

ОТМЕНА РАБСТВА: почему я бросила работу
Поделиться материалом
ОТМЕНА РАБСТВА: почему я бросила работу
Дария Исакова, директор проекта Leadership Journey

На вопрос, кем и где я работаю, отвечаю: никем и нигде. Я вообще не работаю. Уже года полтора, как я с этим завязала. Подтолкнул меня к такому отчаянному шагу один мой мудрый друг, много лет проживающий в Израиле. И даже не он, а его рассказ. Друг консультирует богатых израильтян по вопросам здорового питания, физического и психологического здоровья. Однажды один из его клиентов, миллиардер, совладелец фармкомпании, передал ему диалог своего сына с учителем в школе.

— Кем работает твой папа? — спросил учитель.

— Что вы, мой папа не работает! — ответил мальчик.

— Чем же он занимается?

— Разговаривает с друзьями по телефону и записывает идеи в заметки на iPhone, играет в гольф, приглашает в рестораны на обеды и ужины тех, с кем хочет подружиться, ездит в офис, чтобы обсудить с сотрудниками, насколько больше денег получит в этом году компания и благодаря чему. Иногда папа сидит в своем кабинете-библиотеке с книгой и виски или прогуливается к морю и смотрит на закат — он называет это «ловлей идей». В эти минуты, говорит папа, у него рождаются самые удачные идеи, которые делают нас богатыми.

«Мои дети не используют слово «работа», знают, что оно нехорошее — в нем есть корень «РАБ», который не способствует успеху», — объяснил бизнесмен после того, как с гордостью передал школьный диалог.

Рассказ надолго засел в голове и заставил меня задуматься. «Работа» — хорошее, благородное слово, но теперь первое, что я в нем видела, — тот самый деструктивный и угнетающий корень. Слова формируют смыслы, а смыслы — реальность.

Какие смыслы отличают человека «работающего» от человека «не работающего». Поразмыслила на тему. Казалось бы притянутый за уши вопрос зацепил две очень серьезные категории: энергию и свободу.

Свобода. Раб не свободен, раб зависим. Он делает что-то не по своей воле, а в силу обстоятельств. Просыпается в понедельник утром и заставляет себя встать с кровати, едет в ненавистных пробках, проклиная работодателя за то, что тот снял офис в центре города. Он ждет обеденный перерыв, а затем 18:00. В 17:55 его сумка уже собрана. Он мечтает об отпуске как о глотке свободы, хотя на самом деле в этот период цепь, на которой он сидит, лишь слегка удлиняется. Это раб «себе на уме», жертва рамок, системы и обстоятельств.

Другой тип раба — рьяный и сознательный. Он любит (или внушил себе, что любит) свою работу, стремится как можно больше, как можно быстрее, как можно лучше. Не досыпает, не доедает (нет времени на обед), не ездит в отпуск, не любит выходные, зависит от оценки руководителя и коллег. Раб — отличник, преданный раб. Это две крайности, есть и другие категории. Объединяет рабов всех видов ощущение зависимости, реактивность (вместо проактивности), осознание себя винтиком системы, порой ненавистной, но неизбежной.

Энергия. Раб истощен. Ему страшно: потерять работу, услышать критику в свой адрес, получить штраф, опоздать, не выполнить, нарушить правила, не оправдать ожиданий. Страх, зависимость и внутреннее напряжение съедают больше энергии, чем непосредственно выполнение рабочих заданий. Энергия уходит в деструктивное русло вместо того, чтобы высвободиться, направиться в русло созидательное — русло идей и их воплощения.

Страх, зависимость и внутреннее напряжение съедают больше энергии, чем непосредственно выполнение рабочих заданий

Не обязательно раб должен быть штатным сотрудником компании. Рабом его делает не запись в трудовой книжке, не должность и даже не уровень доходов, а мироощущение. РАБотой занимаются и очень обеспеченные люди, нередко в рабство сами себя загоняют создатели компаний, которые становятся безвольными винтиками ими же созданной системы. Это та самая категория рабов, которая гонится за деньгами, престижем, статусом, властью. И для которых все это — цель, но не средство.

Чем отличаются от работающих персонажей другие, не работающие?

Они свободны от рамок, оценок, чужого мнения. Они проактивны, сами «нарезают» себе задачи, руководствуясь осознанием цели и пониманием путей ее достижения. Эти люди знают, чего они хотят, деньги для них — средство получения желаемого, но не цель. Они ценят свое время и личное пространство и дают окружающим понять, на какую территорию им путь заказан. Я не описываю классического фрилансера поколения Y. Таким человеком может быть любой штатный сотрудник с любым окладом и на любой позиции. И эти люди не РАБотают.

Чем же они занимаются? Да чем угодно. Развивают проекты, консультируют компанию по вопросам финансов и аудита, сопровождают предприятие в заключении договоров и переговорах с контрагентами, консультируют компанию по вопросам маркетинга и PR, укрепляют отношения компании с клиентами, выступают подрядчиками компании при выполнении заказов на починку водопроводной системы, агентами компании в области развития продаж.

Чувствуете разницу? Они никому не дают на себя прав, а выступают (и ощущают себя) отдельными, независимыми специалистами, экспертами, мастерами в том или ином вопросе. Ориентиром для них выступают не страх, устав, настроение начальника, а их внешние цели и благополучие компании/заказчика как условие достижения этих личных целей.

Такого человека сложно обмануть. Он не мыслит категорией зарплаты, он мыслит категорией гонорара (пусть и ежемесячного). Его сложно обмануть, ведь он четко знает, сколько стоит его время и предоставляемые услуги, а также какую ценность он представляет (нет, не для РАБотодателя) для заказчика. Его невозможно унизить, потому что он в культурной или совсем некультурной форме пошлет обидчика в пешее эротическое путешествие. Потому что осознает свою ценность и востребованность и понимает: тратить свое время на самодуров глупо, всегда найдется другой заказчик/партнер/клиент (нужное подчеркнуть).

Ощущение внутренней независимости высвобождает много энергии, которая делает такого человека более эффективным, умелым, идейным, активным. Свободный внутренне человек, такой себе самодостаточный специалист, для компании гораздо выгоднее, чем несвободный. Свободный человек не работает на… — он сотрудничает с…

— Чем же ты все-таки сейчас занимаешься? — спрашивает меня собеседник, которого не удовлетворил ответ «Не работаю».

— Я партнер консалтинговой компании в области управления человеческим капиталом, сопровождаю маркетинг и продажи, участвую в создании тренинговых программ. Отдельно создала с партнером и теперь развиваю уникальный и перспективный медиапроект, успех которого обеспечен качественным контентом и четким фокусом на конкретной целевой аудитории. Завтракаю, обедаю, иногда ужинаю с интересными людьми, рассказываю им о новых возможностях и о том, как они могут сделать свой бизнес более современным и эффективным. Иногда беру интервью — для удовольствия. Выезжаю в центр мегаполиса, чтобы прочувствовать жизнь большого города. Провожу совещания в красивом офисе — собираю талантливых людей за чашкой чая, чтобы обсудить перспективы и вклад каждого в успех нашей компании.

Мой израильский товарищ на вопрос о работе отвечает короче: «Я не работаю, я наслаждаюсь жизнью, и делаю это за очень хорошие деньги!»

***

P.S.

— Как вы расслабляетесь?

— А мы не напрягаемся!

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: