Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў — альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Interview
5 мин. на чтение

ПИТЕР ПОМЕРАНЦЕВ О ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ ВОЙНЫ: нужно формировать для русских «картину мира»! (Часть II)

ПИТЕР ПОМЕРАНЦЕВ: «Путинская постмодернистская диктатура — зло, с которым нельзя договариваться!» (Часть I)
Поделиться материалом
Питер Померанцев

 

Чтобы победить Россию в войне, нужно делать ставку не на «хороших русских» и не на освещение страшной правды о путинском режиме. Нужно менять поведение россиян.

Об этом в интервью Huxleў рассказывает историк пропаганды и специалист по информационно-психологическому воздействию Питер Померанцев. Он считает, что сегодня Украина подготовлена к информационным войнам гораздо лучше Запада.

Справка Huxleў:

Питер Померанцев — британский писатель, журналист, телепродюсер. Родился в 1977 году в Киеве, в семье известных диссидентов — поэта Игоря Померанцева и режиссера Лианы Померанцевой.

В 1978 году, спасаясь от преследования со стороны КГБ, семья переехала на Запад. Питер закончил Эдинбургский университет, после чего 9 лет работал в России.

Является автором книги «Ничто не правда, и все возможно», где ярко описал современное российское общество и специфику путинской постмодернистской диктатуры.

Его перу принадлежат также и другие сочинения, в которых исследуются технологии информационного влияния. Сотрудничает с рядом западных институтов и академий. В частности, с SNF Agora Institute при Университете Джонса Хопкинса.

Вместе с коллегами Питер собирает свидетельства очевидцев и жертв российских преступлений в Украине.

 

Читать часть I 

 

ПОЧЕМУ СТАВКА НА «ХОРОШИХ РУССКИХ» НЕ СРАБОТАЕТ?

 

Пытаясь победить Россию, нам не следует делать ставку на то, что там появятся какие-то демократические движения, способные менять эту страну изнутри. Исторический опыт говорит, что надеяться на нечто подобное бессмысленно. А значит, нужно действовать по-другому.

Так, как в 40-х годах во время Второй мировой войны поступали британцы. Они мыслили исключительно реалистично, поэтому не рассчитывали на «хороших немцев». Это вовсе не означало, что в Германии не было отдельно взятых честных и порядочных людей.

Речь шла о том, что «хорошие немцы» не составляли какой-либо значимой социальной прослойки, способной системно и эффективно бороться с Гитлером.

 

ВЫБОР ТАКТИКИ ЗАВИСИТ ОТ КОНТЕКСТА

 

С самого начала в гитлеровской Германии от мнения «хороших немцев» мало что зависело. Но после поражения Франции эта ситуация еще больше усугубилась. Воодушевленное победами Гитлера немецкое общество вообще перестало слышать мнение здравомыслящих одиночек. Однако поначалу в Великобритании этого не понимали и продолжали считать, что действуют в реальности, похожей на Первую мировую.

Информационная политика строилась на производстве для немцев радиопередач, которые стимулировали бы рост «левых» настроений в Германии — в Первую мировую эта тактика прекрасно работала. Но контекст изменился — во время Второй мировой приемы, срабатывавшие в прошлом, оказались совершенно неэффективны.

 

ВОЙНА ТРЕБУЕТ ПРЕДЕЛЬНОГО ПРАГМАТИЗМА

 

Тогда они полностью изменили свой подход к пропаганде — начиная от политики BBC до информационного обеспечения различных тайных операций. Британцы перестали оценивать, насколько «хороши» или «плохи» те или иные немцы. Они просто смотрели, что работает на практике, а что нет.

Цели ставились предельно прагматичные. Например, как можно максимально деморализовать военных? Как внести раскол между элитой и народом? Сейчас информационная стратегия по отношению к России должна формироваться похожим образом. У конкретных информационных операций должны быть конкретные цели.

Например, такие, которые бы усиливали эффект от санкций. Я высоко оцениваю многое из того, что в области информационной политики делает сейчас Украина. И Западу есть чему у нее поучиться. 

 

«СТРАННОСТИ» В ПОЛИТИКЕ ЗАПАДА

 

Я родился в Украине в 1977 году, и все мои симпатии на ее стороне. Но уже в 1978-м моя семья выехала в Западную Европу. Вся моя жизнь, мое становление, моя гражданство и самоидентификация связаны с Англией и Америкой. Однако, сотрудничая с различными западными организациями, университетами и академиями, я занимаю активную проукраинскую позицию.

Насколько возможно — консультациями, выступлениями, советами, публикациями — я пытаюсь повлиять на общественное мнение и информационную политику государств Запада. Мне представляется это важным, потому что я замечаю в этой политике ряд «странностей», которые делают ее неэффективной.

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

ИЗМЕНИТЬ ВОСПРИЯТИЕ РОССИЯН

 

Например, мы проводим по отношению к России санкционную политику, которая, по-большому счету, является экономической войной. Однако мы не сопровождаем ее, не усиливаем войной информационной. А ведь у санкций есть не только экономическое, но и психологическое измерение.

Необходимо формировать у россиян определенную картину мира. В частности, нужное нам восприятие санкций. Каким в условиях нехватки продовольствия они видят свое будущее? Кого они винят в том, что их жизнь становится с каждым днем все хуже и хуже?

К сожалению, мы здесь самоустранились и на смысловом поле, которое складывается вокруг санкций, позволили играть исключительно одному Путину. А это делает их намного менее эффективными.

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ВОЙНЫ

 

Похожая ситуация складывается и с дипломатическим давлением на Россию, которое способствуют ее изоляции. Взять хотя бы методы спортивной дипломатии. То, что России было отказано в участии в Чемпионате мира по футболу, стало важным сигналом мировому сообществу и самим россиянам. Но, опять-таки, мы снова позволили Путину формировать информационную повестку вокруг этого события. 

А ведь информационно-психологический аспект в современной войне может иметь решающее значение, и игнорировать его нельзя ни в коем случае. Конечно, итог войны в первую очередь определяется на поле битвы, в военном столкновении с врагом.

Однако если мы говорим об невоенных методах борьбы — экономических, дипломатических, санкционных, — то  психологическую составляющую игнорировать не следует.

 

УКРАИНА ПОДГОТОВЛЕНА ЛУЧШЕ, ЧЕМ ЗАПАД

 

Украинские власти открыто заявляют, что Россия переоценивает свои шансы на победу. Они правильно делают, постоянно приводя соответствующие доказательства того, что «вторая армия мира» оказалась не так страшна, как это хотели представить россияне.

Расчет на то, что, не достигая поставленных целей, в Кремле рано или поздно должны осознать: Россия в тупике, а значит, нужно договариваться на украинских условиях! Мне очень странно видеть, что в Украине понимают важность информационной составляющей конфликта, а вот в Великобритании и США — нет!

Когда я поднимаю этот вопрос в Вашингтоне, то слышу в ответ: «Да, ты прав. Это очень важно. Но мы же не планировали эту войну заранее. Наши ресурсы не безграничны. Поэтому непонятно, кто и как сейчас будет этим заниматься?» 

 

ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОМОЩЬ ВАЖНА НЕ МЕНЬШЕ ВОЕННОЙ

 

Украинцы правильно поступают, когда не тратят время на бессмысленную рефлексию, а просто берут и занимаются этим. Они планируют и проводят довольно успешные информационные операции, особенно те, которые адресованы российским военным.

Конечно, эти усилия украинцев требуют помощи со стороны Запада. Такой же интенсивной, какую мы наблюдаем в сфере поставок вооружения и гуманитарных грузов. Увы, пока в этом направлении делается не так уж много.

 

Читать часть III

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media
Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: