Олесь Манюк
Кандидат философских наук, консультант по опережающим исследованиям Jansen Capital Management
Philosophy
5 мин. на чтение

По Фройду: о чем же психоанализ, если не о сексе и о животных инстинктах?

По Фройду: о чем же психоанализ, если не о сексе и о животных инстинктах?
Поделиться материалом
Источник фото: cristopolis-cristopolis.blogspot.com

 

6 мая Зигмунду Фройду исполнилось бы 165 лет. Я не погрешу против истины, если скажу, что он стал одной из самых известных, знаковых личностей ХХ столетия. Но еще более того – Фройд оказался самым непонятным (или ложно понятым) мыслителем прошлого столетия. Более того, таковым он остается и по сей день.

Известна необыкновенно точная, почти пророческая фраза Фройда, когда на корабле, плывущем в США, он произнес: они еще не знают, что мы везем к ним чуму. Психоанализ и правда «заразил» человечество: пожалуй, сложно найти ту сферу гуманитарной культуры, которая осталась бы свободной от его влияния.

Психоанализ расколол человечество на его сторонников и столь же ярых противников. Психоанализ объявляли то спасителем человечества, то очень опасным мифом. И очень редко в оценках психоанализа прослеживалось главное – понимание.

Стоит спросить, что же такое психоанализ и обычного обывателя, и маститого академика – держу пари, что в ста случаях из ста получим ответ: это учение о бессознательном, которое является средоточием животных инстинктов, которые необходимо обуздать (грубо говоря, психоанализ – о сексе и звериной жестокости). Но – нет ничего более далекого от психоанализа, нежели такая его оценка.

Хотя, отчасти, в этом «вина» самого Фройда: во-первых, первые его работы были выдержаны именно в таком биологизаторском ключе (впрочем, и тут все непросто, зачастую Фройд специально шифровал свои работы, чтобы их поняли только те, кто способен к психоанализу, достаточно вспомнить историю про Отто Ранка, первого, по сути, ученика Фройда который пришел к тому и подтвердил, что он раскрыл тайну седьмой главы «Толкования сновидений»), во-вторых, Фройд проделал в психоанализе колоссальную эволюцию, и поздний Фройд радикально отличается от раннего.

И если ранний Фройд максимально известен, то о позднем знают единицы (а многие из психоаналитического истеблишмента и вовсе отказываются от этого знания, ведь оно разрушит их устоявшиеся взгляды).

Так о чем же психоанализ, если не о сексе и о животных инстинктах? Я хотел бы привести загадочную фразу Фройда, записанную им в дневнике за день до смерти. Приведу в подлиннике: «Mystik die dunkle Seibstwahrnehmung des Reiches ausserhalb des Ichs, des Es», что можно перевести, как «Бессознательное – это темное мистическое царство за пределами (человеческого) я».

Тут нет и намека на биологизаторство. О каком же мистическом царстве писал Фройд? Примерно за год до смерти, в письме к Ромену Роллану, Фройд упомянул о своем интересе к философии адвайта-веданте, говорящей об абсолютной реальности за пределами разделения на субъект и объект. А в письме к Цвейгу, Фройд рассуждал о том, что психическая и физическая реальность есть две стороны одного целого.

Именно вот эту неделимую реальность, проявляющуюся и со стороны физической, и со стороны психической реальности, Фройд и назвал мистическим царством. И, тем самым, радикально порвав с картезианским дуализмом физического и психического, превратившимся в безусловный фундамент и европейской науки, и европейской культуры в целом.

Главным открытием Фройда последнего периода был «иннервационный ключ» и «фантазии органов». Если – а это непросто – вкратце описать эти открытия, то иннервационный ключ – это соответствие между психическим и телесным состоянием, которое перекодирует бессознательные процессы в соматические, «фантазии органов» — это результат деятельности «иннервационного ключа», феномен протекания невыносимых для индивида, бессознательных процессов в клетках, тканях и органах тела.

Открытия Фройда несут потенциал коперниканской революции во всей медицине – но, увы, развивают наследие Фройда в этом направлении лишь единицы (укажу прежде всего на аргентинского психоаналитика Луиса Кьоцца).

Но не только для медицины значим психоанализ Фройда. Не менее важен и прикладной психоанализ, то есть перенос практики и психоаналитического мышления в разные сферы культуры – от искусства до политики.

Практики восстановления психосоматического единства позволили бы избежать тех, основанных на картезианском дуализме, коллективных фантазмов, когда изолированный от тела разум порождает из себя «чудовищ», патологические идеологии тоталитаризма и постгуманизма, игнорирующие телесное, подавляющие его, что проявляется в репрессивных практиках и безудержной технологизации, уничтожающей природную среду.

Фройд писал, что «голос интеллекта – тих», но в наши времена турбулентного хаоса, прислушаться к тихому голосу мудрости – единственная эффективная стратегия.

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: