Олесь Манюк
Кандидат философских наук, консультант по опережающим исследованиям Jansen Capital Management
Liberal Arts
5 мин. на чтение

Попайномика или экономика по Достоевскому

Поделиться материалом

Photo: medium.com

Будем ли мы говорить, что самаритянин подвержен когнитивной предвзятости — поэтому он делает неправильный выбор?

Ни «рациональный выбор», ни поведенческая экономика не объясняют историю Доброго Самаритянина.

Экономист, доктор философии Чикагского университета, Ричард Робб (Richard Robb) предлагает альтернативу, которая пытается объяснить некоторые парадоксы, остающиеся без внимания в современной теории «поведенческой экономики».

Идея рационального выбора столкнулась с сопротивлением, как универсальная теория человеческого поведения.

Наиболее заметными критиками являются поведенческие экономисты, которые предлагают то, что г-н Робб называет «паллиативным».

Они утверждают, что иррациональное поведение возникает в основном из-за когнитивных предубеждений. Как объясняет г-н Робб, поведенческие экономисты надеются, что выявление предвзятости «поможет людям исправиться и действовать в соответствии с экономическими моделями».

Если теория рационального выбора «воспринимает людей как роботов, поведение которых определяется их предпочтениями, поведенческая толпа считает, что эти роботы плохо запрограммированы». Эта идея «целенаправленного выбора» по Роббу утверждает «может объяснить многое, но не все».  

«Некоторые действия, — говорит он, — предпринимаются людьми не ради какой-либо ощутимой выгоды, а ради них самих». Эти действия принадлежат «второй сфере человеческого поведения», которая ни рациональна, ни иррациональна.

Г-н Робб определяет эти «для себя» действия  как «человеческие импульсы», предпринимаемые «независимо от того, лучше ли они, чем какая-либо альтернатива».

Г-н Робб говорит, что он черпал вдохновение у мыслителя, которого мало кто отнесет к числу экономистов: русского писателя Федора Достоевского, который написал в «Записках из подполья», что «человеку, кем бы он ни был, всегда и везде нравилось действовать так, как он хочет», а не так, как велят ему разум и возможная прибыль.

Робб цитирует Моряка Попая, изречение которого «Я, потому что я» он называет «своего рода гимном самому себе».

Ричард Робб связывает эту идею с инцидентом с университетской игрой карандашами. Это студенческая игра, лишенная смысла (прибыли), заставляла тем не менее, стараться изо всех сил. Студенты к поясу на длинной нитке привязывают карандаш — необходимо опустить этот карандаш в горлышко бутылки из под шампанского или виски. «Игра в карандаш» была «для себя» — актом, который стал результатом «воли, а не стремления к предпочтениям».

Г-н Робб предлагает гипотетический пример, когда идея действовать для себя освободит нас от оков классической теории: «Это альтруистический жест, который не может объяснить ни рациональный выбор, ни когнитивное искажение».

Представьте, что женщина видит, как ее муж тонет в реке, и она пытается решить, прыгнуть ли ему и спасти его.

«Она не говорит: «Ну, я вычислю текущую стоимость выгод, которые я ожидаю получить от моего мужа, если он выживет, умноженную на вероятность того, что я спасу его, минус вероятность того, что он спасет себя. Она уделяет все это внимание одному конкретному человеку», — говорит г-н Робб.

«Это акт милосердия, который никоим образом не является оптимальным. Если бы он заботился о человечестве каким-то последовательным образом, он бы помог этому парню встать на своем пути, а затем найти другого человека, которого также ограбили на обочине дороги»

Ричард Робб проверяет объяснение поведенческой экономики. Будем ли мы говорить, что самаритянин подвержен когнитивной предвзятости — поэтому он делает неправильный выбор?

«Я так не думаю», — говорит он. «Неправильно говорить, что самаритянин иррационален или что у него есть когнитивный дефект, который он должен исправить, и что кто-то должен указать ему, что он достиг точки снижения предельной отдачи с этим одним человеком и поэтому следует пойти и найти другого человека».

Скорее действия Самаритянина поднимают его поведение в область вне рационального выбора.

«Если бы он проявил такую ​​степень заботы о каждом найденном им избитом, он бы никогда не вышел из Иерусалима», — говорит г-н Робб.

Во вступительной главе своей книги г-н Робб цитирует Джона Мейнарда Кейнса, который писал, что «псевдорациональный взгляд на человеческую природу» приводит к «скудости, поверхностности не только суждения, но и чувства».

экономика рационального выбора может отвязать нас от жизни такой, какой она есть

Подход к экономике с точки зрения рационального выбора или когнитивных искажений, по словам Робба, «передает отчуждение, которое возникает при взгляде на мир в терминах абстрактных агентов».

Сведение всех мотивов к «единой абстракции» может оказать разрушительное воздействие и «экономика рационального выбора может отвязать нас от жизни такой, какой она есть».

Лучше подходить к экономическим идеям через философию. «Следует читать Локка, — говорит он, — и «Теорию моральных настроений» Адама Смита. Экономисты могут читать «Путь к рабству» Фридриха Хайека. Но давайте не будем пытаться сосредотачиваться на взаимосвязи между процентными ставками, инфляцией, денежной массой, производительностью и ВВП».

По материалам публикации The Wall Street Journal


Поделиться материалом
Получайте свежие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.