Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў – альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
CultureLife&Art
4 мин. на чтение

ПОПРОБУЕМ ИСКУССТВО НА ВКУС: в чем «соль» нового арт-менеджмента? (Часть I)

ПОПРОБУЕМ ИСКУССТВО НА ВКУС: в чем «соль» нового арт-менеджмента? (Часть I)
Поделиться материалом
фото: afisha

 

Новый арт-проект «Сiль-Сoль» открывает массовой аудитории доступ к произведениям искусства, представляющим широкий спектр украинских художественных направлений и школ. Отцы проекта — известные галеристы — Евгений Карась и Марат Гельман. При подготовке данного материала, редакция Huxleў вдохновилась проектом, и приобрела картину молодой украинской художницы из Львова для офисного пространства и для настроения. 

На страницах Huxleў Марат Гельман рассказывает о феномене группы «Сiль-Соль», созданной на фейсбуке — стартапе по продвижению художников на постсоветском пространстве.

 

Улюбых перемен есть одна уникальная особенность – они меняют оптику нашего взгляда на реальность. Парадокс, но даже у локдауна, вызванного эпидемией коронавируса, при всех его социальных издержках, обнаружился огромный гуманитарный, творческий потенциал. Одной из наиболее ярких иллюстраций этого является проект «Сiль-Соль», родившийся в период карантинной изоляции на просторах социальных сетей.

ПОПРОБУЕМ ИСКУССТВО НА ВКУС: в чем «соль» нового арт-менеджмента? (Часть I)
100х100. Масло. Виктория Стефанивская, Львов. Приобретена Huxleў на «Сiль-Соль»

Этот стартап стал результатом объединенных усилий прогрессивных кураторов и арт-менеджеров, которые поставили перед собой амбициозную цель: создать на базе фейсбука интерактивную площадку, где, соблюдая определенные правила, любой художник может представить свои произведения широкой публике. В короткие сроки подобный формат приобрел большую популярность, поскольку дает художнику комплексную возможность – получить доступ к целевой аудитории, продвинуть себя, обменяться мнениями с коллегами, покупателями, и, конечно, продать свои работы быстро и по хорошей цене.

Этот проект интересен и важен для меня, потому что преодоление кризиса в системе музеев и арт-рынка, создание институций для поддержки художников — это то, чем я профессионально занимаюсь многие годы. Наш проект «Сiль-Cоль» — это своего рода спонтанная маркетинговая реакция — как ответ на спонтанность не только художественного жеста, но и мирового событийного мейнстрима. Это в большей степени интуитивный ответ арт-менеджера на пандемию, чем результат какого-то системного интеллектуального усилия. Но, может так случится, что подобные проекты дадут современному обществу намного больше, чем принудительная рационализация.

В «Сiль-Cоль», который реализуется в виртуальном пространстве соцсетей, нет большинства ограничений, которые, к сожалению, присущи художественному рынку в мире реальном.

Мы пытаемся смотреть на рынок как бы из завтрашнего дня. И из этого взгляда, не нагруженного культурным фетишизмом и балластом прошлого, вполне может родиться что-то новое и чрезвычайно интересное.

Мне кажется, что современный менеджмент должен постоянно преодолевать скепсис по отношению к собственным возможностям. Месяц работы в фейсбуке показал, что проект «Сiль-Cоль» удачно стартовал. Вместе с киевлянином Евгением Карасем, мы нашли оптимальное соотношение прагматизма и личных симпатий, на котором строится наше сотрудничество. И это сработало!

Мы увидели на постсоветском пространстве десятки новых, самобытных художников, которые раньше находились в «слепой зоне» — рынок их попросту не замечал. Но не менее важно, что мы также открыли и сотни новых покупателей. То есть, мы помогли нераскрытому ранее потребительскому потенциалу и перспективному рыночному предложению встретить друг друга. Покупать искусство – это тоже талант, который не менее важен, чем талант художника.

Настоящий покупатель — это «индпошив», штучная работа, его нужно растить, направлять и поддерживать, как и любое имя в мире искусства.

По большому счету, рынок искусства существует как результат эффективной коммуникации, осознанной и мотивированной «встречи» художника и коллекционера. Здесь на первый план выходит качество институций, обеспечивающих такую коммуникацию. Потому что художник может реализовать себя только в специфической художественной среде, параметры которой отличаются от тех, которые требуются для того, чтобы состояться в мире кино, литературы, музыки…

Принципиальное отличие в том, что коллекционер для художника – далеко не пассивный потребитель, он полноправный, активный участник процесса становления картины как художественного события, почти соавтор. Коллекционеры поддерживают художников, формируют коллекции, задают потребительские тренды, критерии отбора и оценки, вне которых художнику практически невозможно «открыться миру», состояться как явление.

В силу вышесказанного, художественная среда нуждается в гораздо большей степени институализации, по сравнению с другими видами искусства. Поэтому мы имеем достаточно разветвленную и структурированную институциональную сеть, формирующую такую среду – галереи, ярмарки, аукционы, музеи, резиденции…

В современном виде эта среда начала формироваться еще в 60-е годы – это был пик эпохи модерна и одновременно время зарождения первых постмодернистских идей. «Классический период» для значимых художественных направлений остался далеко позади.

Если есть ощущение, что все великие художественные открытия уже сделаны и принципиально невозможно создать ничего нового, возникает вопрос: «А что дальше?»

Ответом на этот кризис стала институциональная поддержка искусства, развитие которой происходило по нескольким направлениям. Из которых можно выделить три основных.

Рынок произведений искусства. До 60-х этот рынок практически был тождественен рынку антиквариата. Именно с антикварными ценностями традиционно работали международные ярмарки, галереи и аукционы. Однако, положение резко изменилось, когда современное искусство наравне с антиквариатом стало предметом купли-продажи. Появились новые ниши, генерирующие новые художественные ценности и формирующие для них дополнительный спрос и стоимость. Довольно быстро у всех этих инноваций появилась законодательная поддержка и правовая база. Конечно, пионером здесь являлись Соединенные Штаты.

Индустрия развлечения и досуга. Стремительный рост туристической отрасли привел к тому, что музеи стали превращаться в ее локомотивные объекты, в конкурентное преимущество городов и стран. Величайшие архитекторы мира приложили к этому руку, создавая архитектурные шедевры – здания, в которых размещались музейные коллекции и организовывались выставки. По сути, появилась новая индустрия – арт-туризм, а с ней и новая профессия – куратора выставок, который специализируется на организации экспозиций. Далее возникало движение биеннале… Эпицентр, где генерируется ценность произведения искусства, как бы раздвоился. Ценность конкретного арт-объекта – отдельно. А ценность выставки как специфическим образом организованного арт-пространства, как арт-события, задающего тренды – отдельно.

Институт фондов. Бурное развитие арт-индустрии требовало открытия новых, перспективных имен, которые впоследствии смогли украсить многочисленные выставки и галереи. Задачу поддержки на начальных этапах карьеры молодых художников — потенциальных «звезд» — все чаще стали брать на себя различные фонды. Не только государственные, но и частные. Со временем они также стали оказывать большое влияние на художественную среду.

Нужно сказать, что все институции – фонды, галереи, музеи – справились со своей задачей блестяще: кризис искусства 60-х был преодолен. Конечно, трансформация этой индустрии продолжается. Сегодня она представляет собой причудливый симбиоз галереи, рынка и музея… Но все же границы и функции институций для понимания художественной среды важно различать.

Например, галерея – это до сих пор самый понятный и близкий сердцу каждого художника формат. Потому что она берет на себя четыре важнейших функции – организацию выставок, консультацию коллекционеров, продвижение художников и, в конечном итоге, коммерческую деятельность, включая ее маркетинговую составляющую, формирование спроса и предложения. В силу этого, современный галерист — уникальная и относительно молодая профессия, которая появилась лишь во второй половине 20-го века.

Раньше главным требованием к специалисту в области искусства, было умение отличить подлинник от подделки. Сегодня профессия требует наличия целого набора ярковыраженных компетенций — менеджера, коммерсанта, продюсера, консультанта, маркетолога… Он должен быть не просто пассивным знатоком прошлого, но занимать проактивную позицию — предвидеть будущее, оказывать влияния на художественную жизнь, помогая художнику вписать свое имя в историю искусства.

Специализация в этой сфере развилась настолько, что в современном мире существуют галереи, которые больше не нуждаются в непосредственном контакте с художниками. Как правило, они представляют интернациональное искусство и дистанционно выполняют роль продюсеров, сотрудничая исключительно с другими галереями или коллекционерами.

Не исключаю того, что актуальность дистанционных форм коммуникации, которые сегодня практикуются в художественной среде, будет только возрастать. И локдаун вполне может выступить катализатором этих процессов. Например, мы видим, как все большую популярность набирает «виртуальный туризм», в том числе из оффлайна в онлайн переводятся экскурсии по различным музеям и галереям мира.

Конечно, на множество сложных вызовов редко кому удается найти один простой ответ. Однако, очевидно, что институции в мире искусства неизбежно будут адаптироваться под новую реальность. Наш проект «Сiль-Cоль», не смотря на всю его спонтанность, можно также интерпретировать как попытку такой адаптации. Энтузиазм, с которым его восприняли как художники, так и коллекционеры, говорит, что нам удалось добиться высокого качества художественной среды».

Продолжение следует …

Ссылка на часть II

 

ДОСЬЕ HUXLEЎ

Марат Гельман — на сегодняшний день, пожалуй, самый известный на постсоветском пространстве коллекционер, галерист и арт-менеджер. Считается первым арт-дилером в СССР. Гельман высоко ценит украинское искусство и, продвигая его, прилагает системные усилия, чтобы вписать его в международный контекст. В своей профессиональной деятельности много внимания уделяет гуманитарной инженерии на уровне государств и регионов. С 2014 года проживает в Черногории, где работает над проектами трансформации культурного статуса этой страны. 

Евгений Карась — один из самых квалифицированных арт-экспертов и арт-дилеров украинского рынка с 30-ти летним стажем. Ведет крупнейший украинский сайт по продаже современного искусства www.ArtStorePro.com.  Создал более 500 художественных проектов у себя в Карась Галерее, а также в музеях и центрах искусств.

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: