Артур Александров
CyberiadaProjects
8 мин. на чтение

Рассказ «ДИКИЙ»

Поделиться материалом

Huxleў публикует очередной рассказ из отобранных для участия в конкурсе фантастических рассказов «Кибериада»

УСЛОВИЯ КОНКУРСА:

  • Принимаются рассказы на русском языке объемом до 22000 знаков с пробелами
  • К участию в конкурсе допускаются ранее не публиковавшиеся рассказы
  • Рассказы не рецензируются
  • От одного автора принимается один рассказ
  • Страна проживания автора значения не имеет
  • Рассказы проходят предварительный отбор редакцией на соответствие правилам
  • Выбор победителей осуществляет открытое жюри
  • Кроме рассказа, победившего в конкурсе, к печати могут быть отобраны произведения других авторов
  • Прием рассказов продолжается до 1.10.2020
  • Результаты будут объявлены 15.01.2021

Рассказы отправляйте на почту futuro@huxley.media


Скрип ржавых петель порвал полотно тишины, окутавшей Архив. Пыльные полки прогибались под тяжестью древних рукописей, хранивших в себе запретные знания этого проклятого города. Стеллажи уходили далеко вверх. Их верхушки поглощал мрак, поселившийся на потолке и единственной преградой для него был тёплый предзакатный свет.

— Быстрее, время играет против нас, — прошептала Тильда и ринулась к столу регистрации. Стук клавиш эхом пронёсся по залу.

— Так, смотри — отдел Омега, полка 48. Саша, смотри там, я же возьму следующую позицию. У нас час до Охоты, — девушка тут же метнулась искать нужную полку и ворошить записи в поисках информации. Спустя мгновение Архив заполнился шелестом бумаги и шарканьем ботинок, судорожно снующих между полками.

Массивные рукописи пролистывались за минуты, некоторые даже перечитывались по несколько раз и все для того, чтобы найти в пожелтевшей бумаге и выцветших чернилах ключ от сундука Демона, выпущенного наружу много сотен лет назад. Демона, который стал спасением и проклятием.

— Смотри! Продолжение дневника Джейкоба Свифта!

«17 октября 1987. Люди в панике покидают дома, в надежде избежать алого тумана, окутавшего окрестности. Аэропорт забит под завязку. Люди убивают друг друга за место в самолете. Глупо и наивно. От тумана нет спасения. Я пытался и потерял свою жену. Туман поглотит весь город, мы обречены. Он сочится из-под земли, заполняя собой подвалы, по трубам поднимается в дома, выходит просто на улицу и охватывает случайных прохожих. Им не совладать. Врата Ада открылись и захватывают нас.» — и потом в тот же день — «В двух кварталах произошёл взрыв. Трафальгарская площадь провалилась под землю и вместо неё появилось нечто темное, бесформенное и жуткое. Нечто, что заговорило со всем городом…»  

— Траффар… Трафф… что? — Саша никогда не слышала подобного названия и не могла понять, почему Тильду это так заинтересовало. — Нам к Монументу Покорства. Это единственная площадь в городе. Именно под ней хранится ключ в обитель Демона, — вернув фолианты на полки, Тильда и Саша выбрались из Архива и вернулись в фойе. Верхушка огненно-красного диска почти скрылась за кронами деревьев, бросая последние лучи на здание Архива. — Беги домой, быстрее! Увидимся завтра утром возле Монумента…, — громкая сирена прервала Тильду. Все, что оставалось Саше — это бежать.

Теперь она сама по себе. Забежав обратно, Тильда искала место, где она могла себя закрыть и дать Саше время спастись. Дверь. Закрыто. Дверь. Закрыто. Черт! Дверь. Открыто. Завалив проход шкафом, Тильда с ужасом смотрела как угасают последние лучи солнца. Громкий крик и ее тело начало выкручивать, суставы хаотично гнулись, заставляя утонченное тело Тильды биться в жутких муках. Мысли разбивались о волну нестерпимой боли, нахлынувшую на неё.

«Пожалуйста, беги» — единственное, о чем молила Тильда. Её кожа начала покрываться чёрной коркой, ногти становились когтями и рот превратился в жуткий звериный оскал с рядами острых клыков.

«Пожалуйста, беги» — остатки разума все ещё цеплялись за эти слова, но с каждой секундой хватка становилась все слабее и слабее, отпуская рассудок в лапы Зверя. Первобытная ярость поглотила ее. Разум был вытеснен инстинктами. Дикий, в которого превратилась Тильда, был готов к ночной охоте.

«Пожалуйста, беги. Добыча должна бежать. Добыча должна быть моей». 

Яркий свет софитов нежно ласкал утончённое тело Тильды. По коже пробежал предательский холодок волнения, смешанный со страхом, поселившимся на кончиках пальцев. Сотни раз как первый. Все такие же робкие первые шаги, слипшиеся от сухости губы и проблемный диалог, который ты так и не запомнил. Каждый новый шаг, новое слово, новая эмоция увереннее выплескивается на зрителя и будет только нарастать, пока занавес не будет опущен. Тогда ноги онемеют окончательно, вернуться усталость и изнеможение от долгих репетиций, но все это меркнет в море оваций, которые дарит тебе благодарный зритель.

Именно так и случилось сегодня. Вскоре, зал Театра Глубин опустел. Его черно-багровые витиеватые узоры оплетали стены и, казалось, вот-вот протянут свои руки к тебе. Символ единения Пришедшего-из-Глубин и Алого тумана.

А в центре зала люди — стулья из белого дерева. Их руки накрепко вцепились в подлокотники, а вечная гримаса ужаса дышала зрителю в затылок. Все действо Театра диктовалось строгими правилами. На протяжении всей пьесы как зрители, так и актеры находились в полной темноте. Свет на сцене появлялся крайне редко, и это обязательно было элементом постановки. Актеры выходили на сцену в специальных облегающих костюмах, которые оснащены светодиодами, образующие рисунок персонажа.

Чаще всего он отражает род занятий действующего лица. Цвет также играет важное значение. Отрицательные персонажи предстают перед зрителем в красных тонах, положительные в зеленых. Самое увлекательное наблюдать за изменением персонажа, что отражается на его общей цветовой гамме. Чем больше плохих поступков делает положительный герой, тем больше красный цвет превалирует на его костюме. На отрицательных это работает в обратную сторону.

Есть еще так называемые «нейтралы». Их костюмы выполнены в оттенках синего цвета, который насыщается и изменяется по мере развития спектакля. Лишь серость массовки остается неизменной. Декорации построены по такому же принципу. Завораживающее зрелище, когда обстановка вокруг артистов меняется, как деревья и холмы сменяются индустриальным пейзажем, который через пару фраз превратится в стаю птиц.

Тильда, опьяненная отголосками оваций, не заметила, как к ней подошла смуглокожая девочка. Её густые, пепельно-черные волосы были завязаны в конский хвост, а большие карие глаза смущенно опущены вниз. В своих протянутых руках, она держала потертый блокнот в мягком коричневом переплете. 

— Не бойся, я не кусаюсь. Это для меня? — взгляд девочки все ещё был устремлён в пол. — Эй, такой прелестный подарок и ты даже не скажешь мне как зовут не менее чудесного ребенка? 

— Саша, — совсем тихо ответила она. — Приятного чтения. — и спешно удалилась, оставив Тильду наедине со своим подарком. На потемневших от времени страницах, выцветшими чернилами были начертаны слова от имени человека по имени Джейкоб Свифт. 

16 июня 1987-го. Сколько бы Лиз не боролась за мое внимание, но оставить бумагу без свежих глав я не мог. Роман, длинною в три года, близок к завершению и останавливаться я не намерен. Даже перед аппетитными формами моей жены, которая так и дразнит меня весь день. 

22 августа 1987-го. Обожаю встречи с читателями. Все проходят как под копирку: сначала слушают с круглыми глазами, потом задают вопросы обо мне и моем творчестве, хотят узнать секреты успеха. Устал.

7 сентября 1987-го. Вдохновиться атмосферой Большого Лондона у меня не получилось. Лиз же напротив, совершенно не обращала внимание на все, что происходит вокруг и просто радовалась времени, проведенному вместе. Как у нее выходит во всем искать только хорошее?

(Страницы отсутствуют)

15 сентября 1987-го. По новостям сообщили, что вчера вечером очевидцы наблюдали как пригород Лондона, окутал странный красный туман. Подобная аномалия привлекла внимание операторов и фотографов, поспешивших запечатлеть это уникальное природное явление. Земля, даже в век технического прогресса, все ещё полна тайн, которые нам ещё предстоит постичь. 

21 сентября 1987-го. «Бежать! Нужно срочно бежать из города» — в тот момент я был уверен, что это спасет наши с Лиз жизни. Что мы героически запрыгнем в последний самолет, которые увезет нас далеко прочь от Алого Тумана. Моя дорогая Лиз… я обещал, что буду беречь тебя. Это единственное обещание, которое я не хотел и не должен был нарушать… я был беспомощен… Трусливо бежал, все дальше и дальше, пока мой любимый человек умирает. 
Я виноват… Прости меня…

(Страницы отсутствуют) 

28 апреля 1988-го. Вчера впервые взял в руки оружие. Учился стрелять. Моих друзей нет рядом. Моей жены тоже. Я больше не боюсь. Никто не умрет из-за моей трусости. 

Тильда перечитывала дневник в течении нескольких недель и каждый раз волосы вставали дыбом от каждой строчки. Она не могла поверить в прочитанное. В этой рукописи содержатся сведения о событиях до Слияния. Все это так точно описано Джейкобом… но его мир совершенно иной. Будто прибывший из параллельной реальности, — вопросы скопились в голове Тильды десятками, если не сотнями. Она все еще склонялась к тому, что весь дневник — это всего лишь очередная фантастика из прошлого, но Свифт был слишком близок к реальности.

В истории острова Руз Латар всегда были темные пятна, уже не говоря о том, что было за его пределами. Свифт, в своём дневнике, часто упоминает, что история его мира переписывается — «Выставка истории древнего Руз Латара — пропаганда нового режима. Насобирали артефактов времён римского завоевания Британии, назвали римских солдат Железными людьми и пытаются выдать желаемое за действительное…». Иногда, в страницах дневника можно найти вырезки из книг, журналов или просто фотографии с приписками Джейкоба — «Руз Латар — это ложь; Правда не будет забыта; Дневник — это все, что осталось от подлинной истории».

Все это такое чужое, но такое знакомое, что невольно начинаешь верить в написанное. Дневник Свифта верно описывает только одно — нашествие Алого Тумана. Никто не знает откуда он появился. Прибыв из-за моря, Туман уносил в своих кровавых клубах тысячи людей, в одночасье погибших в страшных муках. Один вдох и жертва начинала задыхаться, тело за секунды обезвоживалось и превращалось в труху. Страх смерти довёл отчаявшихся людей до безумия. Последним оплотом выживших стал город Лундинос — столица Единой республики (по версии Свифта — Лондон, а Единую республику он называет Соединенным Королевством).

Когда Алый Туман пустил свои щупальца в предместья столицы, произошло событие, которое стали называть Слиянием. Неизвестное существо, пришедшее из глубин города, наделило людей своим даром, предрекая спасение от Алого Тумана. После чего Пришедший-из-Глубин ушёл, растворившись в своих первых избранниках, которые стали Тенями — служителями нового закона и порядка. Слияние дало людям надежду на нормальную жизнь, однако Свифт описывает как он и другие люди вели борьбу против таких как Тильда. Нигде об этом не упоминается кроме, собственно, Дневника. «Нужно больше информации. Все идёт обрывками, многие страницы дневника утеряны. Если Дневник попал к нам из Архива, там, возможно, найдутся и остальные страницы. Надо найти Сашу. Она может знать больше.»

5 марта 1988-го. Уже полгода как Алый Туман перестал убивать людей. Событие, названное в народе Слиянием, поставило точку в борьбе человечества за выживание. Британцы изолированы алой пеленой от остального мира и должны продолжать жить во Славу Пришедшего-из-Глубин. Словно загнанные звери, мы впустили Его в себя, превратившись в заложников Его темной сущности. Первые месяцы я считал Его спасителем, но до того, как увидел во что превращаются люди после захода солнца. В начале мы ещё пытались сражаться, но далеко не каждый оказался готов пустить пулю в своего близкого, да и сами пули часто только замедляли, но не останавливали Диких (кто-то из местных так их назвал. Потом это попало в газеты. Так и прижилось). Так прошла первая Охота.

Пробив по общедоступной базе граждан Аборигенов, то есть тех, кто не обладали силами Диких, Тильда смогла отыскать Сашу. Она была простой ученицей средней школы Хайгейт. Досье самое обыденное, нет негативных отметок. Когда же Тильда получила у Теневой службы, службы безопасности и охраны правопорядка Лундиноса, положительный ответ на запрос о месте проживания Саши, она в тот же день была у неё. 

— Свифт… он просто невероятный, — сказала Тильда, когда смесь удивления и страха наконец-то покинула Сашу.

— Откуда он у тебя? — дневник Свифта ей достался от бабушки, которая смалу растила её. Почти 40 лет отработав в Архиве, откуда она и забрала дневник, впечатлявший её не меньше, чем Тильду сейчас. Она понимала, что попади это к Теням, они тут же уничтожили бы любые воспоминания о Джейкобе Свифте.

«Дневник — ключ от шкатулки нашего тёмного прошлого, которое так тщательно скрывалось все это время. Архив хранит в себе гораздо больше, чем просто старые книги. Он хранит в себе само прошлое.» — рассказывала ей бабушка.

— Она говорила, что не успела собрать весь дневник. Другие страницы находились в старых журналах и книгах. И даже сейчас в нем ещё есть пробелы, — которые им ещё предстоит найти.

Посещение Архива было строго лимитировано. Для Диких — 10 часов в неделю, для Аборигенов — 5 часов. К тому же, не все отделения были доступны. Читать можно было только оцифрованные тексты. Запрет был мотивирован тем, что печатные рукописи были ценным культурным наследием и их нужно беречь, а неосторожное обращение может привести к потери целого пласта истории. Тильда смогла выбить лишние 3 часа в неделю для каждой из них, благодаря доброте и наивности мистера Лантри. Он был вечерним смотрителем в Архиве и будучи большим поклонником Тильды, дал разрешение проводить лишний час в читальном зале Архива в свою смену.

7 лет отработав в Архиве, он лелеет надежду пробиться в Театр Глубин. Не важно кем. Главное быть причастным к большому искусству и в Тильде он видел эту надежду. Она была вынуждена быть вежливой с ним, за то что он помогает им в расследовании, хотя в обычной ситуации она бы даже не заговорила с ним.

Дни сменялись неделями. Недели месяцами, но вопросы так и оставались без ответов. 

— Вот! Наконец-то! Дж. Свифт, нашла его среди новых оцифрованных текстов! — первый успех за несколько месяцев. Саша, чуть не лопнувшая от счастья, подбежала к Тильде и по-детски начала трясти её руку. Такая чистая и наивная. Ходит серьезная, берет пример с угрюмых взрослых, до конца, не осознавая почему мы так редко улыбаемся. А сейчас она настоящая. С огнем в глазах и надеждой, что делает нечто важное. 

— Ты дальше первой страницы смотрела? — Саша тут же поникла. — Джонатан Свифт. Никак не Джейкоб. Ты прочитала то, что хотела. Тебе нравится себя обманывать? — после слов Тильды, девочка совсем притихла.

— Я просто помочь хотела.

— А я «просто» тебе указываю на твою ошибку. Не дуй губки. Взрослые так не поступают, — подобные слова больше всего злили Сашу. Заставляли чувствовать себя хуже остальных. Такой, как и другие дети, но в отличии от школы, где все считали Сашу взрослой, Тильда видела только неуклюжие попытки что-то доказать другим.

— Мы с тобой команда. Понимаешь? Мы делаем общее дело. У нас не соревнование между друг другом. Мы либо побеждаем, либо проигрываем. Вместе. Иного нам не дано. Я понимаю — ты устала, но поверь разгадка найдётся. Главное не пытайся найти её раньше положенного времени, — Тильда потрепала Сашу за волосы, от чего она стала похожа на хмурого медвежонка.

Заряд смеха вырвался из широкой улыбки Тильды, заразив и Сашу. В порыве радости, они не замечали, как люди с хмурым видом шикают на них. Еще один день подходит к концу, а никакой информации по Джейкобу Свифту или тем событиям, которые он описывает в дневнике, так и не было найдено. Неужели они поверили в слова безумца и теперь его галлюцинации стали для них правдой? Размахивая своими непропорционально длинными руками-спичками, к девушкам подошел вечерний смотритель мистер Лантри. Как всегда, милый и учтивый, он поделился с ними «вечерним чтивом», которое иногда подкидывал ему товарищ из отдела Омега.

2 декабря 1987-го. Пришедший-из-Глубин. Так Он себя называет. Устанавливает новые порядки, законы, правила. Ведет себя как настоящий диктатор, но народ любит и верит Ему. Еще бы, ведь он их Спаситель. Он остановил Алый туман. Все Ему благодарны. И я Ему благодарен. Иногда я задаю себе вопрос — что лучше: жить рабом или умереть свободным человеком? 

15 декабря 1987-го. Нельзя сидеть сложа руки. Нельзя смотреть как мою страну разрушают, как историей моей страны заставляют забыть в угоду Демона, который только и делает, что насаждает свою религию. Вчера закрыли Daily Telegraph, после завтра должен выйти последний выпуск The Guardian. Библиотеки и памятники сносят. Вместо них строят Архив — символ лжи и обмана.

Теперь они знали где искать. Департамент электрификации печатных рукописей. Отдел Омега. Остальные страницы дневника там и они должны успеть его заполучить. Расположенный на третьем этаже Архива, Департамент был самым крупным, и соответственно самым важным, из всех департаментов.

Он насчитывал почти пять сотен сотрудников, которые усердно трудились, сохраняя наследие истории в электронном формате. Двадцать четыре отдела и каждый занимается своим направлением. Например, отдел Дельта — математикой, а отдел Эпсилон — физикой. В отдел Омега попадает вся художественная литература.

Как самый малочисленный отдел, много рукописей ещё остались не тронутыми. Упрашивать Лантри долго не пришлось — за место в массовке Театра Глубин, он был готов пожертвовать своим местом в Архиве. Без колебаний, он отдал ей свою ключ-карту. За это ему срок в пожизненное. Или того хуже — подвергнут исчезновению.

Архив был особенно прекрасен перед закатом. Эта пирамида из стекла, бетона и металла царапала небесное полотно, окрашенное в закатные полутона. Ее освещённая вершина распростерла вокруг остатки солнца, жадно цепляясь за стены домов. Тени вышли на последний обход, в поисках самоубийц, решивших остаться вне своих домов, чем и воспользовались Тильда с Сашей. На потолке опустевшего фойе, крупными гроздьями висели электронные платы, в которых хранились знания из всех областей наук. Только фойе и второй этаж доступны для общего пользования. С третьего по шестой этаж находятся департаменты Архива. Винтовая лестница привела девушек на третий этаж. 

— Тихо! — прошипела Саша. Ее пальцы схватили ремень Тильды и оттянули ее назад к лестнице. Девушки замерли. Луч фонаря скользнул по коридору, а вслед за ним — худощавый седовласый старик в чёрном деловом костюме с мертвенно-бледной кожей. Тень. Они были Его глазами и ушами, а после исчезновения стали вестниками Его воли. Каждый день они находились на грани между жизнью и смертью. От рассвета до заката, проживали жизнь от юноши до седого старца, а ночью превращались в антропоморфные сгустки мрака.

Они были безвольными бессмертными слугами Пришедшего-из-Глубин. Первые добровольцы, присягнувшие Ему на верность. Когда его хриплое дыхание и шаркающие шаги исчезли за поворотом, Тильда с Сашей двинулись дальше, пока не увидели дверь с заветной надписью: «Департамент электрификации печатных рукописей. Отдел Омега».

9 апреля 1988-го. По всему старому Лондону возникают ячейки сопротивления Режиму Демона. Люди, которые еще помнят, что такое свобода, чей разум еще не замутнен пропагандой Демона готовы взяться за оружие. История переписывается. Нас заставляют забыть наши традиции, наше наследие и принять новый порядок. Этому не бывать! Этот дневник — ключ к Правде. Сюда я внёс самые важные страницы истории. До них Тени ещё не успели добраться. 

30 апреля 1988-го. Ошибка означает смерть. Смерть означает забвение. Забвение означает поражение. Мы должны сохранить правду. Пока живы те, кто хранит ее, надежда жива. Мы будем драться. Теневая служба провела массовые чистки. Слуги Демона пытаются нас ослабить. Сотни людей гниют в тюрьмах, но это еще не самое страшное. Тех, кого отправили на Охоту… Храни Господь их души. 

Перебирая мощными лапами, Зверь пронёсся по широкому проспекту, все быстрее и быстрее нагоняя девочку. Ее плоть манила к себе. Свежая, сладкая и такая доступная. «Да! Она ревет и все еще надеется спастись.» Ближе, ближе и ближе становился Зверь к беспомощной Саше, как вдруг пронзительный вой заставил его остановиться.

Две Тени промчались по крышам. Их силуэты скользили по ночной пелене, сгущая тьму вокруг Зверя. Тени начали плясать вокруг него, выписывая смертельные па кровавого танца. Зверь не стал дожидаться приглашения и сделал первый шаг, разрывая пелену тьмы вокруг себя. Она не отступала, оплетая Зверя все сильнее и сильнее.

Куски плоти и брызги крови очерчивали границы танцпола. Клыки глубоко пронзали черную плоть. Из разодранного плеча Зверя сочилась темная кровь. Последний реверанс и Зверь покинул кровавый танец, оставив после себя брызги чёрной смолы. Застывая на густой серой шерсти Зверя, они были словно пудовые гири.

«Запах. Ее запах совсем близко. Быстрее! Ее плоть так сладка. Ее тело ещё не опорочено. Ее мясо будет нежным.»

Монумент Покорства. Необъятная площадь была покрыта мягким светом уличных фонарей. В свете ярких софитов, над ней возвышался Монумент, сотканный из черного металла, белого камня и алых рубинов. Переплетённые между собой, они образовывали композицию, олицетворявшую Слияние. Колоссальный столп хитросплетенных комбинаций был символом победы человека над смертью. 

«Запах. Ее запах слабеет. Смешивается с сырым булыжником, плесенью и смрадом канализации. Нет-нет-нет. Она не убежит. Она совершит ошибку. Они всегда их допускают», — вырванная крышка люка со звонким металлическим лязгом полетела по площади.

— Мм, — только и смогла сказать Тильда, отрывая свое тело от грязной мостовой, прочувствовав, через боль, каждую мышцу. К этому невозможно привыкнуть. Словно тебя пустили через мясорубку, а потом собрали обратно. Лежать в агонии Тильда долго не могла. Организм требовал отдыха, но она не вняла его просьбам.

Смрадный запах сточных вод. Мусор и крысиный писк. Неужели коллекторы? Истощенная Тильда не могла поверить увиденному. Площадь вокруг пребывала в руинах. Величественные монументы рассыпались на сотни осколков, оставив после себя только постаменты со стертыми табличками. Раздробленный булыжник, ржавый металл, истлевшие останки людей — все это было разбросано по расколотому плато, в центре которого и находилась Тильда.

— Трафальгарская площадь… — завороженно произнесла она. То место, откуда появился Пришедший-из-Глубин.

Последняя найденная страница дневника вела именно сюда. Ответ на все вопросы хранится где-то здесь. Робко сделав первый шаг, Тильда свалилась на землю. Что-то не пускало ее, крепко зацепившись за ногу. Ужас сковал Тильду мертвой хваткой. Именно так и держала ее Саша, точнее то, что от нее осталось. Нижняя часть тела превращена в кровавое месиво, грудная клетка вскрыта, руки обглоданы до костей и только стеклянный взгляд ее больших, но таких пустых, карих глаз напоминал о прежней Саше.

Она смотрела на нее без тени упрека или осуждения. Будто бы понимала, что Тильда не виновата в том, что случилось. Она знала на какие риски идет и словно мысленно была готова к смерти от Зверя внутри Тильды. Рядом с трупом девочки, в луже бордовой крови лежал какой-то журнал.

Р — «Мистер Свифт, и все-таки, почему в повести «Алый туман» вы, в качестве главного героя, выбрали самого себя? Многие стали обвинять Вас в создании культа личности.»

С — «Не смешите, Роланд. Неужели вы сами готовы поверить в эту чепуху? (смеется) Нет, нет и еще раз нет. Посмотрите на это как на эксперимент. Людей всегда интересовала жизнь знаменитостей, и коль меня относят к таковым, я решил впустить их в свой мир, посредством псевдо-дневника, в котором смогу изложить свои мысли, свои переживания, и свои поступки. Открывая читателю собственное Я, тем самым заставляя поверить в реальность происходящего на бумаге. Читая первые строки, вы волей-неволей начинаете ловить себя на мысли, что это действительно происходит. Дневник — это ключ к разуму человека, а я распахнул свою дверь и готов теперь пустить любого.»

Р — «Как вы думаете, что случится с Вашей книгой через тридцать лет? Будут ли ее все также читать или это так и останется экспериментом, о котором вскоре забудут?»

С — «По контракту я обязан говорить только лестные слова об «Алом тумане», но, если серьезно — черт его знает. Возможно забудут, но никто не гарантирует, что спустя две сотни лет читатель не расценит «Алый туман» как настоящий исторический документ и не построит на этом целую идеологию, а то и вовсе теорию заговора Пришедшего-из-Глубин. Забавно, не правда ли?»

Орфография и пунктуация автора сохранены


Поделиться материалом
Получайте свежие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.