Виктор Галасюк
Президент Украинской ассоциации Римского клуба, член-корреспондент Мировой академии искусства и науки
Liberal ArtsScience with the club of Rome
5 мин. на чтение

РАЗГОВОР С УЧЕНЫМ: Юрий Гогоци из Киева — выдающийся мировой ученый в области химии, материаловедения и нанотехнологий (Часть II)

РАЗГОВОР С УЧЕНЫМ: Юрий Гогоци из Киева — выдающийся мировой ученый в области химии, материаловедения и нанотехнологий (Часть I)
Поделиться материалом

 

Юрий Гогоци — выдающийся мировой ученый в области химии, материаловедения и нанотехнологий, имеющий украинское происхождение. Он лауреат цитирования в области физики по версии Web of Science/Clarivate — по влиянию на научную сферу это означает сопоставимость с достижениями, отмеченными Нобелевскими премиями.

Его индекс Хирша составляет 160 по версии Google Scholar и 140 по версии Web of Science. В 1995 году получил ученую степень доктора технических наук в Институте проблем материаловедения им. И. Н. Францевича НАН Украины.

Cегодня Юрий Гогоци — основатель и директор Института наноматериалов Университета Дрекселя, а также его почетный профессор. Он соавтор двух книг, более 700 научных статей, а также изобретатель, получивший более 60 патентов.

Юрий Гогоци возглавляет группу ученых, которые занимаются исследованиями наноструктурного углерода и двумерных материалов, синтезируют новые материалы и создают суперконденсаторы, способные совершить энергетическую революцию.

Родившись в Киеве, Юрий Гогоци сегодня живет и работает в США.

Читать часть I

 

О НАУЧНОМ НАПРАВЛЕНИИ

 

В душе я химик, по профессии — материаловед, что тоже в какой-то степени химия. Мы создаем новые материалы. Совместно с коллегами мы открыли целую семью принципиально новых двумерных наноматериалов — максенов, описали новые формы углерода и новые методы синтеза углеродных наноматериалов, таких как нанотрубки.

Вот недавно мы как раз провели конференцию, посвященную максенам, двумерным карбидам и нитридам. Это как графен, к которому добавили по слою атомов металла. Можно взять разные металлы: ниобий, титан, молибден — и получить разные свойства.

В результате мы открыли большое семейство двумерных материалов с очень необычными и полезными свойствами: 30 хорошо определенных, так называемых стехиометрических материалов, и еще пара десятков смешанных, твердых растворов уже получены экспериментально и многие еще предстоит синтезировать. Это химическая сторона наших исследований.

С другой же стороны, новые материалы хороши, когда есть куда их применить. Например, к суперконденсаторам. Мы начали с углеродных материалов и добились большого прогресса: фактически помогли сформировать область электрохимических конденсаторов.

Только что опубликовали статью в Nature Materials с коллегой из Франции о современных направлениях в этой области, пытаясь на следующие десять лет определить, куда идти. Кроме суперконденсаторов, у максенов есть применение в литий-ионных аккумуляторах, они открывают возможность печатать антенны и создавать гибкую электронику, которая может наноситься на стены или одежду, создавая технологическую базу для интернета вещей. Медицинское применение в диализе и разработке искусственной почки не менее перспективно и важно.

Мы ожидаем, что влияние максенов на передовые технологии превзойдет влияние графена

 
О ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ И ПРИКЛАДНОЙ НАУКЕ

 

Ученые часто спорят о важности фундаментальных или прикладных исследований. Для меня этой границы не существует.

Любая прикладная наука строится на фундаментальной. Поэтому мы сперва хотим понять материал, научиться производить его контролируемым образом, получить разные составы и размеры частиц, определить фундаментальные электронные, оптические и химические свойства. И только тогда мы пытаемся найти материалу применение.

 

О НАУКЕ В МИРЕ И БЫВШЕМ СССР

 

В то время, когда я учился в Советском Союзе, ученые начинали работать над какой-то проблемой, будучи аспирантами, и выходили на пенсию, работая над ней же. Конечно, в своей теме они могут стать лучшими специалистами, чем я. Но крайне редко прикладная проблема остается актуальной в течение такого долгого времени.
В мире ученые гораздо чаще переключаются на новые вопросы.

Поэтому американские институты каждые 5–7 лет дают профессорам sabbatical year, чтобы они могли осмотреться и перестроить свою научную программу. Мне всегда было интересно иметь дело с чем-то новым.

Я не боюсь входить в области, где я не являюсь специалистом. Я нахожу знающих людей, сотрудничаю с ними и учусь у них

 
О НОВОЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

 

Я уверен, что будущее в значительной степени электрическое. Очевидный показатель: почти все немецкие производители машин прекратили разработки новых бензиновых двигателей, вместо этого они строят фабрики по производству литий-ионных аккумуляторов.

Это означает, что в течение 10 лет мы все перейдем на электрический транспорт. Все, что вокруг нас: электронные часы, телефоны, айпады, ноутбуки — все это работает на электричестве и содержит аккумуляторы. Так мы, как команда ученых, просто вносим свой вклад в будущую энергетику и электронику.

 

ОБ ЭМИГРАЦИИ

 

Сейчас многим украинским ученым приходится эмигрировать, чтобы реализоваться в карьере. Я думаю, что такую ситуацию можно изменить, но для этого необходимо перестроить архаичную систему академии и интегрировать украинскую науку в европейскую и мировую систему.

Мировая наука делается в ведущих центрах. Потому что, если у меня есть хорошая идея, мне нужна возможность ее с кем-то обсудить. Мне также нужно оборудование, приборы и деньги. Для своих 30 сотрудников я должен получить финансирование. Университет не оплачивает мне ни одного аспиранта или исследователя.

Поэтому наука развивается в странах, которые вкладывают в это ресурсы. Несомненно, этот фактор будет тянуть многих ученых из Украины в мировые центры. Какое-то время в химии и физике такими центрами были Германия, Франция, Англия, потом стала Америка.

К сожалению, тенденции, наметившиеся в американской политике, приведут к тому, что США может потерять свое лидерство в мире. Сейчас продвигаются законы, которые не дают приехать талантливым специалистам из многих стран. Это место пытаются заполнить Сингапур, Австралия, Китай, Южная Корея: они приглашают лучших ученых, в том числе американских.

 

ОБ ОШИБКАХ В УПРАВЛЕНИИ УКРАИНСКОЙ НАУКОЙ

 

В Украине в советское время был сосредоточен огромный интеллектуальный капитал. Но, к сожалению, слишком мало было сделано, чтобы преобразовать научную систему и интегрировать ее с Западом. В Украине отсутствовало управление наукой: задача академии была заморозить то, что осталось от Советского Союза. Это была ошибка с катастрофическими последствиями.

Я читал новость, что Министерство образования и науки решило не продлевать контракт с Elsevier, потому что это издательство включило в список журнал, который издается в Крыму. Кого наказывает МОН? Elsevier или, может, третьесортный журнал, который вряд ли заслуживает упоминания? Нет! Наказывают украинских ученых, отрезая им доступ к Scopus и мировым знаниям.

Необходимо создать систему, в которой украинские ученые смогут свободно стажироваться на Западе, и стимул для них возвращаться обратно, систему, в которой поддержка будет оказываться лучшим ученым, а не тем, кто дольше всех просидел в институте

Должна быть система грантов с независимой экспертизой, которая даст возможность лучшим специалистам развивать свои идеи, вне зависимости от возраста, языка и национальности.

Когда для украинских ученых станет обычным делом работать над совместным проектом с испанцами, французами, японцами, американцами, получать финансирование на исследования от международных фондов и корпораций, публиковать свои результаты в ведущих международных журналах, тогда украинская наука станет частью мировой.

 

МИРОВЫЕ ПРИМЕРЫ ИЗМЕНЕНИЙ В НАУКЕ

 

Я впервые приехал в Китай в 2002 году, потому что мне дали международную награду на конференции. Нас повели в университет, и лаборатории мне до боли напоминали помещения в КПИ, где я работал над кандидатской в 80-е годы. Примерно 5–7 лет назад, когда я приезжал в китайские университеты, лаборатории там уже были оснащены лучше, чем в большинстве американских вузов.

Китайские ученые стали регулярно публиковать высококачественные работы в наиболее престижных научных журналах. То есть перестройка произошла в течение десятилетия. Да, это стоило денег, но это осуществимо.

Но есть фактор, который работает на Украину, — это интернет-глобализация

Сейчас можно посылать образцы людям по всему миру, сотрудничать с другими странами и ведущими университетами. Производится масса расчетных исследований, а Украина — один из лидеров в информационных технологиях. Для этого не нужно колоссальных капиталовложений.

Нужно выбрать правильные направления, такие как искусственный интеллект или моделирование структуры и свойств материалов, нужны знания, люди, которые могут руководить этой работой. Более того — я добываю себе финансирование со всего мира, и потенциально человек в Украине может делать то же самое.

 

ОБ ОСТРОВКАХ УСПЕХА В УКРАИНЕ

 

Если бы мне позвонил президент Украины и пригласил стать советником по развитию науки, я бы сказал «да»

У меня есть опыт и знания, я работал в разных странах, я понимаю, как устроена система, где были успехи, а где поражения. Есть масса таких же ученых украинского происхождения, которые разбираются в своих направлениях и будут рады помочь украинским чиновникам преобразовать академию и улучшить систему высшего образования.

Я выступаю с докладами по всему миру, и последние пару лет меня начали приглашать в Украину. Меня сначала попросили выступить не академики и не министры, а молодые девушки, Алена Скирта и ее соратницы, которые организовали программу научно-популярных мероприятий (проект inScience) и дали возможность для интервью на радио и телевидении.

До этого я несколько раз писал в украинскую Академию наук: я буду в Киеве, буду рад выступить с докладом, не хотите ли обменяться опытом? Но интереса не было. Сейчас он пробуждается, появляются конференции, заслуживающие внимания.

Например, я выступал (виртуально) 26-го августа на конференции по нанотехнологиям и наноматериалам во Львове (опять-таки, организованной молодыми учеными, такими как Елена Фесенко). Сразу после меня выступал Нобелевский лауреат из Корнеллского университета Роалд Хоффман.

Иными словами, в Украине есть островки успеха, и надо смотреть на людей, которые их создают. Это те люди, которые должны приходить к руководству наукой и за которыми будущее.

Наука — это будущее
На одном выращивании сахарной свеклы или подсолнечника далеко не уедешь. Но даже чтобы их выращивать продуктивно и с прибылью, нужно развивать передовые аграрные технологии, как это делают Израиль или Голландия, которые кормят Европу, невзирая на их малую площадь и неблагоприятные климатические условия. Украина может стать процветающей страной, если у нее будут передовые технологии, а они появятся исключительно при условии развития науки

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: