Виктор Галасюк
Президент Украинской ассоциации Римского клуба, член-корреспондент Мировой академии искусства и науки
Science
6 мин. на чтение

РАЗГОВОР С УЧЕНЫМ: Ольга Дудченко из Киева — восходящая звезда в мировой науке (Часть II)

РАЗГОВОР С УЧЕНЫМ: Ольга Дудченко из Киева — восходящая звезда в мировой науке (Часть I)
Поделиться материалом
Фото предоставлено Ольгой Дудченко

 

 

Читать часть I

 

«ДНК-ЗООПАРК» — ЭТО ПРАКТИЧЕСКОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

 

В какой-то момент мы подумали: «Почему бы нам этого не сделать? Мы ведь можем!» Эдакое практическое воплощение фундаментальных исследований. Таков был запрос времени и общества. Обнаружилось много специалистов, которым нужны были геномы для продвижения в их научных отраслях, они буквально побирались по разным специализированным лабораториям или компаниям.

А те надували щеки и рассказывали, как это все сложно, и запрашивали за работу уйму денег. Нас это немало смущало, потому что эти же компании использовали наши инструменты, уже выложенные в общий доступ. И мы решили: пора все расставить по своим местам.

Нашей задачей было сделать методику сборки с помощью Hi-C демократичной, доступной. Да, это рискованный эксперимент — отдавать все свои наработки, но мне кажется, в настоящее время он довольно успешен. Люди работают с нашими геномами, ведут научную деятельность, публикуют статьи, делают какие-то выводы… Проект приносит пользу.

Почему «зоопарк»? У меня на это стандартный ответ-триада. Во-первых, животные крутЫ, у них есть много разных интересных особенностей, навыков, определяемых генетикой. Здорово понять, что, откуда и зачем. Во-вторых, мы действительно можем помочь сохранить вымирающие виды. В числе наших партнеров много зоопарков, природоохранных организаций, заповедников. Чем мы можем помочь?

Допустим, есть небольшая популяция, в которой сохраняется незначительная вариативность генов. Незначительная вариативность — это зачастую плохо: в случае изменений среды обитания, возникновения инфекции практически вся популяция оказывается под угрозой.

Чем больше генетическая вариативность, тем выше вероятность выживания вида, потому большинство программ ориентированы на сохранение максимально высокой вариативности. Если действовать в случайном порядке, скрещивать близких родственников, проблемы это не решит.

Когда же ты знаешь, что пару составляют животные, не состоящие в близком родстве, есть надежда получить здоровое, качественное потомство. Собственно, весь набор генетических тестов, которые проводятся для людей, делают и для животных. И в-третьих, есть аспект эгоистичный: когда хочешь знать больше о себе, нужно знать больше о родственниках.

В частности, об их здоровье. Животные — наши дальние родственники, и понимание их генома будет полезно и нам, людям. Один из вопросов, на который, мы надеемся, животные помогут нам ответить, — мы занимаемся им в рамках проекта Encode — это поиск функционально важных элементов в геноме человека.

Об этом слышали, наверное, все: куча цифр, море споров, что там в нашем геноме «мусор», что «не мусор», где белковые последовательности, где небелковые… ДНК человека большая, и не все мы о ней знаем. Знание генома наших далеких родственников позволяет нам сделать определенные выводы.

Ведь если последовательность букв одна у всех млекопитающих — приматов, мышей, китов — остается неизменной, не мутирует, скорее всего, это означает, что она несет некую функциональную нагрузку. Это дает нам намеки на то, какие последовательности в ДНК человека имеют важное значение.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ ДЛЯ РАЗДЕЛЕНИЯ МАТЕРИНСКИХ И ОТЦОВСКИХ ХРОМОСОМ

 

Возможно, в ближайшее время мы будем разрабатывать новые приложения, например, с инструментарием для разделения отцовских и материнских хромосом, сейчас эта тема мало раскрыта. Также мы работаем с клиническими образцами ДНК человека, ищем способы диагностики болезней, вызванных поломкой одной из хромосом в паре. В отличие от сборки генома, которая уже сформировалась как отдельное направление, в этой области нужных инструментов пока меньше.

Многие компании, занимающиеся клиническим секвенированием, проявляют интерес к нашей работе по разделению хромосом. Хочется надеяться, в партнерстве или сами, что-то сделаем. Но говорить об этом рано.

Месяц назад вышла наша новая статья в Sсience с некоторыми наработками в этом направлении. Там мы собираем геномы с помощью метода Ні-С, а подспудно анализируем еще и данные о расположении хромосом в ядре. В статье мы рассматриваем 24 генома и показываем, что есть два основных типа расположения хромосом в ядрах.

В одном типе хромосомы занимают отдельные места, ячейки, в клеточном ядре и практически не перемешиваются, во втором же они, можно сказать, выстроены в ряд. В этой публикации мы разбираем вопросы жесткости хромосом, описываем также исследование, проведенное в первую очередь усилиями наших коллег и соавторов из Нидерландов, — попытку сломать этот механизм, превратить один тип укладки в другой. Мы берем человеческое ядро, ломаем порядок укладки хромосом и получаем нечто близкое к ядру дрозофилы.

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

МЫ ВЫЛОЖИЛИ СВОЮ БАЗУ, И МИР НЕ РУХНУЛ!
 

Мы с шефом сошлись на продвижении некоммерческой идеи. Мы обсуждали вопрос основания коммерческой компании, но прежде решили пойти на эксперимент. На тот момент это было ново, неожиданно, нетипично, уже публиковались подобные базы данных, но с большим количеством ограничений для пользователя.

А исследователям нужны знания, нужны данные, чтобы двигаться вперед. Нам надоело слушать жалобы коллег на невозможность получить необходимую для работы информацию, на закрытость исследований. И мы поступили радикально: выложили свою базу, просто чтобы увидеть, что будет. И мир не рухнул!

Да, иногда люди публикуют работы на наших данных без упоминания о нас, за всем не уследишь. К нам обращаются, нас просят обработать какой-либо образец. Мы никогда не отказываем, но предупреждаем, что все результаты будут обнародованы. Такое условие, как правило, принимается. Хочется надеяться, что мир становится немножечко лучше от того, что мы позволяем другим пользоваться своими наработками.

 

О НАЦИОНАЛЬНОМ САМООЩУЩЕНИИ
 

Я уехала из Украины в далеком 2001 году, так что уже большая часть жизни прошла за пределами страны. Но мои родители живут в Киеве, я езжу к ним. Вот совсем недавно мы вернулись оттуда — наконец познакомили бабушек и дедушек с внуком, который родился во время пандемии. К счастью, работа и в целом ситуация от меня сейчас не требует определяться с этим сложным вопросом, и я этому рада.

 

КАК ИЗМЕРИТЬ УСПЕХ УЧЕНОГО
 

Формально успех, достижения ученого измеряются в публикациях. По крайней мере, меня учили, что когда ты ищешь работу в научном мире, кроме твоих статей никого более ничего не интересует. А если субъективно… Если человек увлечен своей работой, если вопрос, над которым он работает, поднимает его по утрам с постели, то это, наверное, успешный ученый — в том смысле, что он счастлив. Насколько это возможно.

Наука — это индустрия, не так уж сильно отличающаяся от всех других индустрий. Работа ученого мало отличается от любой другой работы. Есть бюрократия, есть политика, есть своя структура… Кто-то более успешно с этой структурой взаимодействует, кто-то менее.

Взаимодействие не всегда коррелируется с важностью научных результатов. Приведу один, уже много раз обсуждавшийся пример. Женщина-ученый годами не могла получить финансирование, перебивалась кое-как, наконец ушла в индустрию… А через много-много лет она оказалась на переднем крае разработки РНК-вакцин — передовой, необыкновенно востребованной сейчас, как все, я думаю, знают, темы.

 

КНИГА О ГЕНОМНОЙ ГОНКЕ СТАНЕТ БЕСТСЕЛЛЕРОМ

 

В Америке сегодня геномика и генетика на взлете. Неизвестно, как будет дальше, много усилий в этом направлении прикладывает и Китай, и другие страны… Но пока лидирует Америка. Здесь люди работают по-настоящему увлеченно. Думаю, об этом периоде когда-нибудь будут написаны книги.

Как одна из моих любимых — «Охотники за микробами» Поля де Крюи. Это о том, как в ранние годы ученые разбирались с инфекционными болезнями, о периоде от первой вакцины до Пастера и далее. Про США времен поздней геномной гонки тоже можно было бы что-то подобное написать. Конечно, уже много опубликовано! Но есть материалы еще для бестселлера.

 

ОЩУЩЕНИЯ ОБ УКРАИНСКОЙ НАУКЕ
 

Сейчас, вероятно, Украина не может серьезно внутри страны поддержать генетику и геномику — слишком дорогие эксперименты. Наверное, надо отпускать людей. Пусть едут, пусть ищут свои области и применение своим знаниям. Держать талантливых детей и рассчитывать на то, что каким-то образом они сами создадут украинскую геномику, это нереально.

Кто-то, возможно, потом вернется в новом статусе, кто-то будет приезжать по семейным обстоятельствам, будут какие-то совместные проекты. Необходимо дать возможность и какую-то минимальную, но безусловную поддержку искать себя. И так сложно, мешать не нужно. Как любил говорить мой бывший научный руководитель, мир велик, Бог не злонамерен. Это немало, это вселяет надежду.

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: