Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель «Бриллиантовой совы» интеллектуальной игры «Что? Где? Когда?»
Science
10 мин. на чтение

РАЗОБЛАЧЕНИЯ В НАУКЕ: золото из серебра и биржевые игры

РАЗОБЛАЧЕНИЯ В НАУКЕ: золото из серебра и биржевые игры
Поделиться материалом
 Арт-оформление: huxley.media via Photoshop по мотивам картины Рене Магритта «Портрет Стефи Ланги», 1961

 

Стивен Эмменс (1844–1903) долго считался вполне серьезным ученым. В свое время он даже прославился как изобретатель названной им в собственную честь взрывчатки «эмменсит», основным компонентом которой была пикриновая кислота.

Правда, он пробовал заявлять, что создал совершенно новое химическое соединение, но оно оказалось все той же пикриновой кислотой, полученной ирландским химиком Питером Вульфом еще в 1771 году.

Кстати, на стыке XIX и XX веков это вещество (во Франции его называли мелинитом, в Японии — шимозой) стало сенсацией тогдашних оружейников — взрывчатка на этой основе была не в пример сильнее пороха. Эмменсу явно было обидно, что его претензии на авторство отвергнуты, — прославиться очень хотелось! И он нашел иной путь…

 

ПРИКИДЫВАЕТСЯ НАУКОЙ

 

Где-то около двухсот лет назад наука не то чтобы победила лженауку — боюсь, что это невозможно, — но обрела определенное преимущество. Признаки этой победы и сейчас видны в том, что заведомая лженаука все реже называет себя магией и эзотерикой — нет, ее представители в полный голос кричат о том, что они-то и есть настоящие ученые, придумывают своим теориям наукообразные названия, кончающиеся на «логия» и «метрия», а своих критиков клеймят именно за антинаучность.

Конечно, самые трогательные чудотворцы и заклинатели, вроде бывшего железнодорожного проводника, для убедительности входящего в кадр в белом махровом купальном халате и со свечой в руке, тоже всем памятны, но это уже скорее такая эстрада. Довольно давно цель лжеученого — не посрамить и опровергнуть ученого, а убедить аудиторию, что это он ученый и есть.

Только учтите: лжеученый — это не тот, кто утверждает ошибочные вещи. Ученый тоже может честно заблуждаться. Но заблуждение всегда можно разъяснить, показать, что оно противоречит фактам, — тогда его признают и от него откажутся. Заблуждались и великие ученые, даже сам Эйнштейн.

Но когда Эйнштейн увидел, что факты подтверждают не его теории, а утверждения никому не известного Александра Фридмана, он признал, что был неправ. Не отрицал критики огульно, не фальсифицировал результаты экспериментов, не пытался запутать дело потоком пустопорожних словес, как поступают именно лжеученые.

 

Стивен Эмменс
Стивен Эмменс / borderlandsciences.org

 

ВСЕМ ХОЧЕТСЯ ЗОЛОТА

 

Многие добросовестные ученые честно экспериментировали, пытаясь постичь таинство получения золота, — оно ведь редкое, дорого стоит, а польза от него немалая. В основном у них не выходило, они откровенно признавали это и продолжали попытки.

Но у некоторых добытчиков золота из чего угодно иногда все получалось — обычно у тех, кто демонстрировал секреты этой удивительной трансмутации сильным мира сего. Правда, выяснялось, что они прибегают к очень уж диковинным приемам — то золотой гвоздь железом покроют, а потом из него золото и получат, то зальют расплавленное золото в пустотелый кусок угля, а потом из чего угодно с его помощью золото и выплавят, то выкинут еще что-то вроде, иногда прямо в присутствии коронованных особ.

Случалось, конечно, что нерасторопного лжеученого ловили за руку и казнили, причем вешали не на простой виселице, а на позолоченной, ведь монархи тоже попадались неглупые и не особенно доверчивые… Но чего удивляться попыткам обмана, если цена успеха так велика!

Конечно же, в просвещенном XIX веке такие предложения глупым и доверчивым заказчикам канули в Лету? Не совсем… Еще в 1800 году известный химик Кристоф Гиртаннер на полном серьезе заявлял, что в наступившем столетии каждый химик научится делать золото, и даже кухонная посуда у всех будет золотая!

В середине века француз Теодор Тиффро доложил, что открыл секрет — под действием солнца медь и серебро сами собой превращаются в золото… В Париже даже поставили опыты по проверке его идей, но коварные металлы категорически отказались превращаться.

Чуть позже три алхимика, два итальянца и испанец, обещали открыть секрет получения золота Францу Иосифу I за каких-то жалких 40 000 000 гульденов (зачем им было столько золота, если они и так умели его получать?). Эту сумму им, между прочим, предоставили, но как только недоверчивый император усилил контроль, успехи кончились…

 

ЖЕЛТОЕ СЕРЕБРО

 

А та нашумевшая история, о которой я хочу рассказать, началась со вполне реального, хотя и не такого масштабного открытия, сделанного вполне серьезным американским ученым. Звали его Мэтью Кэри Ли, был он упорным и разносторонним специалистом, причем главным направлением его исследований была химия фотографии, и достиг он немалого.

В частности, исследуя коллоидное серебро, в то время главную основу светочувствительных материалов, он открыл его интересную форму, отличающуюся желтым цветом, — вроде бы серебро, а вид, как у золота! Особого значения этому факту он не придал — ведь алмаз, графит и сажа, например, с точки зрения химии — все чистый углерод, а выглядят совершенно по-разному.

Кэри Ли был весьма нелюдим и большую часть жизни проводил на работе — возможно, потому что был изуродован во время взрыва в лаборатории и лишился глаза. Взорвалась, кстати, пикриновая кислота — это, пожалуй, единственная связь биографий Кэри Ли и Эмменса.

Но Эмменс продвигал совершенно иную версию: он заявлял, что Кэри Ли стал предтечей его великого открытия и его желтое серебро — только первый этап превращения серебра в другой металл! Тоже желтый и гораздо более ценный…

 

Мэтью Кэри Ли (18 августа 1823 — 15 марта 1897) — американский химик, известный своими исследованиями химических и физических свойств галоидных солей серебра и их использования в фотографии
Мэтью Кэри Ли (18 августа 1823 — 15 марта 1897) — американский химик, известный своими исследованиями химических и физических свойств галоидных солей серебра и их использования в фотографии / sciencehistory.org

 

Вступая в клуб друзей Huxley, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

ВЕРА В ЧУДЕСА

 

13 апреля 1897 года Эмменс пришел в нью-йоркский монетный двор и предложил купить у него 6 слитков принесенного им с собой металла. Чиновники монетного двора признали этот металл вполне нормальным золотом и выплатили за него 954 доллара наличными. При этом Эмменс громогласно заявил, что все благородные металлы отличаются друг от друга главным образом плотностью: платина плотнее золота, золото плотнее серебра.

Если серебро должным образом уплотнить, оно станет золотом, вот и вся недолга! А может быть, и не золотом — Эмменс сообщил, что существует некий промежуточный металл, названный им аргентаурум (серебро по-латыни «аргентум», а золото «аурум»), и даже сказал, что у него должно быть место в недавно открытой таблице Менделеева, — вот его чины монетного двора и купили в качестве золота. Пусть подождут немножко, я им еще принесу!

Научная общественность Эмменсу верить не торопилась — раз он научился уплотнять серебро до золота, пусть расскажет, как именно, чтобы его опыты могли повторить и проверить. Эмменс объяснял, что все очень просто, — серебро, как и все на свете, уплотнится, если его долго бить, причем специальными ударами, которые ударяемую субстанцию абсолютно не нагревают.

Все считают, что это невозможно, а он, Эмменс, научился это делать и с удовольствием расскажет всем, как именно, когда запатентует свое изобретение, а то его плохие люди украдут и на его трудах наживутся! А пока суд да дело, Эмменс открывает офис созданного им синдиката «Аргентаурум» на центральной авеню Нью-Йорка, дом 20 — дороже район там найти непросто!

Всем показывает квитанции монетного двора об уплате за сданное им золото (правда, там нигде не написано, что Эмменс это золото получил из серебра, а не взял где-нибудь еще), раз в месяц продает монетному двору еще пару слитков золота, весом от 200 граммов до полкило, и ожидает результатов.

 

5 авеню — центральная улица Нью-Йорка, 1900 год
Пятая Авеню — центральная улица Нью-Йорка, 1900 год / loc.gov

 

МНЕНИЯ АВТОРИТЕТОВ

 

Даже сам Менделеев вмешался во все это, опубликовав статью «Золото из серебра» — вежливую и спокойную. В ней он заявил, что признает открытие Эмменса, если оно будет доказано научными экспериментами. Предлагал ему, если он не хочет раскрывать секретов, провести обратный процесс, превратив золото в серебро, — по теориям Эмменса, это должно быть гораздо проще, чем превращать серебро в золото.

Правда, Эмменс делать этого не стал, зато создал научное общество, обещающее большие премии авторам статьи, которые подтвердят его идеи, — вплоть до медалей из аргентаурума, то есть практически золотых, да еще и выпустил книгу о своей теории, в которой обещал $10 000 тому, кто найдет в ней ошибку.

А как ее найти, если опыты Эмменса продолжали оставаться тайной? Кстати, об опытах Кэри Ли Эмменс говорил громко и с удовольствием — видите, человек уже получил желтое серебро, побил бы его малость, не нагревая, и был бы аргентаурум…

Проверить работу Эмменса согласился известный физик Крукс. Согласно рекомендациям Эмменса, Крукс стер в опилки мексиканский серебряный доллар и в специальном стальном цилиндре, охлаждаемом сухим льдом, долго колотил по нему специальным поршнем с частотой удар в секунду.

В результате содержание золота в серебре этого мексиканского доллара возросло с 0,062% до 0,075%. Что это значит — что Эмменс прав? Нет, разумеется: разница была в пределах ошибки эксперимента, то есть не говорила ни о чем. Крукс сразу потерял интерес к вопросу, а Эмменс ликовал — ведь больше стало, не меньше!

 

Уильям Крукс — (17 июня 1832 — 4 апреля 1919) — английский химик и физик. Крукс вошел в историю как человек, открывший таллий и впервые получивший гелий в лабораторных условиях
Уильям Крукс — (17 июня 1832 — 4 апреля 1919) — английский химик и физик. Крукс вошел в историю как человек, открывший таллий и впервые получивший гелий в лабораторных условиях / wikipedia.org

 

РЕШАЮЩАЯ ПРОВЕРКА

 

В феврале 1899 года появилась статья в «Нью-Йорк геральд», где задавался вопрос: «Этот человек делает золото и продает его казне! Может ли он показать комиссии из сограждан тот процесс, с помощью которого он делает золото?» Эмменс заявил, что нет проблем, он с удовольствием превратит в золото сразу 100 000 унций серебра, более 3 тонн!

Правда, директор монетного двора резко отказался участвовать, приглашенный туда Никола Тесла тоже не пожелал этим заниматься… Ну и что? Если Эмменс на глазах у представителей общественности превратит в золото 3 тонны серебра, исчезнут всякие сомнения. Если он потерпит крах — станет ясно, что все это обман и лженаука. Каким же будет итог?

Оказалось, что никаким — все потихоньку спустили на тормозах. Никакого золота Эмменс не получил, да еще пошли разговоры о том, что его научной деятельностью интересуется полиция. После того, как все поняли, что подтвердить свои теории опытом он и не собирается, он прожил около 4 лет и умер опозоренным и дискредитированным.

Стали появляться догадки, откуда он брал золото, которое продавал казне и обещал продавать всем желающим по цене чуть более низкой, чем официальный курс. Существуют подозрения в том, что в его деятельности была замешана банда грабителей, которая переплавляла краденые золотые изделия, а выплавленное золото вкладывала в аферы Эмменса.

Вы спросите, зачем они это делали, ведь, казалось бы, проще продать похищенное золото без излишнего шума? Не совсем так…

 

И КОМУ ЭТО БЫЛО НУЖНО?

 

В США в те годы действовала так называемая биметаллическая система, в которой роль всеобщего эквивалента выполняли сразу два металла — серебро и золото. Этот путь всегда порочен, потому что приходится устанавливать между ними соотношение. В зависимости от разных условий оно меняется, и начинает работать давно открытый закон Коперника — Грешема: худшие деньги вытесняют из обращения лучшие, и начинаются экономические сложности.

Как раз тогда серебро упало в цене, потому что открылись новые, более дешевые способы его получения, — и как при этом продать акции серебряных рудников? Слухи об успехах Эмменса приводили к тому, что серебро дорожало, а те, кто твердо знал, что это туфта, и мог ждать, в итоге сорвали на биржах крупный куш.

Это случайность, или Эмменс сознательно действовал в пользу спекулянтов, которые быстро сбыли с рук подорожавшее серебро, когда цена золота упала? Прямых доказательств нет, но больно уж похоже…

Так что будьте осторожны — псевдонаучные рассуждения часто возникают не потому, что в них так уж сильно верят, а потому что это кому-то выгодно. Думаете, что теперь подобные случаи невозможны? Как бы не так! Ждите примеров псевдонаучной фразеологии лжеученых, легковерия масс, в первую очередь прессы, и, после разоблачения очередной панамы, — некого оцепенения всех перед неумолимым вопросом: «Как можно было этому верить?»

Стивен Эмменс тоже ведь умудрился воздействовать на экономику огромной страны, и далеко не сразу стало понятно, что это пустой номер. Надо успеть вовремя раскусить следующего Эмменса — их много, и они еще не раз удивят мир…

 

ЛИТЕРАТУРА
 
  1. Клаус Гофман. Можно ли сделать золото? Л., «Химия», 1987, 244 с.
  2. И. Шумейко. Дмитрий Менделеев и последний алхимик в истории. Независимая газета, 27.04.21

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media
Вступая в клуб друзей Huxley, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: