Катерина Ильченко
Reader’s choice
3 мин на чтение

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: «АМАДОКА» СОФИИ АНДРУХОВИЧ

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: «АМАДОКА» СОФИИ АНДРУХОВИЧ
Поделиться материалом

София Андрухович — писательница, переводчица. Роман «Феликс Австрия» в 2014 году стал Книгой года ВВС, в 2020 году экранизирован. Последний роман «Амадока» (2020) автор писала 6 лет.

Амадока — бесспорно, Большой Украинский роман. В том смысле, в котором существует great American novel. Особенность Великого Американского романа — рассказ о глобальном историческом событии через частную историю отдельного человека. Большой Украинский роман в этом случае можно определить как влияние глобальных исторических событий прошлого на современную жизнь украинца.

Романом десятилетия нулевых часто называли «Музей покинутых секретов», романом 10-х можно назвать «Амадоку» Софии Андрухович. Именно книга Андрухович проявляет магистральную тематику современной украинской литературы — память, и как одно из ее проявлений — отношения палача и жертвы. Но если роман Забужко является голосом репрессированного украинства, то в «Амадоке» впервые делается попытка увидеть всю сложность отношения к памяти совершенно разных людей: Востока и Запада; украинцев, евреев, поляков, русских; украинского повстанчества и кгбешников.  

Зачем нужна человеку память? С точки зрения когнитивных процессов — для планирования будущего. Для Украины с ее фрагментарной памятью, в которой много искажено, многое вычеркнуто, изъято, забыто, что-то вытеснено ввиду болезненности, формирование общенациональной памяти — ключевая позиция для развития. Неслучайно за память сейчас ведутся войны — политические, культурные, бытовые.

В «Амадоке» память — главный герой. Амнезия одного героя, работа в архиве и археологии — других, переклички с историческими персонажами, Лета и Мнемозина, и, собственно, ключевой образ — средневековое озеро Амадока — насыщенная образная система романа.

Вторая тема — палач и жертва — во всем многообразии и сложности отношений, родовые истории, травмы и шрамы. Попытки даже не забыть — изъять болезненные воспоминания, иногда вместе с жизнью, перекроить — и тут тема косметической хирургии, и шрамы, шрамы на многих героях физические, на остальных — невидимые внутренние.

Вообще, образная система романа, многоголосие, фактаж — это, безусловно, большое достижение Софии Андрухович. Замысел грандиозный, сложнейший, и многое в нем удалось. Сложно сформулировать однозначно ключевые тезисы книги, но идея, что замалчивания, искажения, попытки приукрасить прошлое принесут только новые шрамы и беды, считывается. И поэтому у автора много документалистики, включенной в повествование.

Вы узнаете реальные события, например, организацию выставки Пинзеля в Лувре и нежелание сельской общины отдавать Святого Онуфрия; большая врезка про Петрова и Зеброва; история про Амадоку легко гуглится с историографией и картами. Амадока — озеро-фантом на территории Украины, «самое большое озеро Европы», которое то ли исчезло без следа, то ли никогда не существовало.

С одной стороны — это красивое воспоминание двух героев книги — Ульяны и Пинхаса, с другой — метафора нашей памяти, которая воссоздается, искажается, творится, — и сложно разобрать, что из этого было на самом деле, а что мы выдумали и заставили себя или нас кто-то заставил поверить. А передача памяти тоже процесс неоднозначный.

Три образа передачи памяти постоянно всплывают в книге:
утерянный бессловесный — как археологические находки или скульптуры Пинхаса, когда вы можете только фантазировать, какие события за этим скрывались, но никогда не будете знать наверняка;
устный — как сказания о Баал-Шем-Тове, которые, по мнению мудреца, не содержат правды о том, что было, а могут свидетельствовать лишь о рассказывающем;
и наконец, документальные источники — Сковорода и Петров, фотографии, письма и дневник из личного архива, которые тоже относительны и многомерны.

Вообще, если говорить о художественных достоинствах романа, это первое произведение современной украинской литературы, в котором настолько сложная, искусная образная, эстетическая и композиционная структура. Уровень очень высокий, и прямо хочется засесть за разбор и написание научных работ. 

С другой стороны, какие-то моменты не удались. Есть оборванные линии героев, и недостаток мотивации некоторых главных героев ощущается. Сам текст неровный — иногда разгоняется, как на санках с горы, когда ветер в лицо и ощущение — еще, еще! — а иногда хлюпает под ногами, как болотце, и нужно набраться сил, чтобы через него пробраться.

После «Феликс Австрия» ожидала от Софии Андрухович современной европейской литературной традиции, когда чисто, легко, глубоко и лаконично.

А тут в некоторых моментах победила традиция интеллектуальной украинской литературы — туманно, сложно, элитарно. Моментами мне казалось, что я читаю не Софию Андрухович, а Валерия Шевчука, и это не в плюс автору с собственным чистым глубоким голосом.

Но это не перечеркивает достоинства романа. Просто жаль, что он мог бы стать Великим Украинским романом, а стал Большим Украинским романом. И будь он чуть легче написан, его прочитало бы больше людей, а он того стоит. Если вы опытный, пытливый и образованный читатель, обязательно прочтите.

Материал подготовлен в партнерстве с Kyiv Bookworms Club

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: