Анна Михалевская
Писатель-фантаст, технический писатель, эссеист, рецензент, активный участник Odessa Bookworms Club
Reader’s choice
3 мин. на чтение

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: «БЕГУНЫ» ОЛЬГИ ТОКАРЧУК

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: «БЕГУНЫ» ОЛЬГИ ТОКАРЧУК
Поделиться материалом

Ольга Токарчук – польская писательница и поэтесса, эссеист, активист и общественный деятель.

Лауреат Международной Букеровской премии 2018 года и лауреат Нобелевской премии по литературе 2019 года «за воображение, с энциклопедической страстью показывающее нарушение границ как способ жить». 
В 1993 году вышел её первый роман «Путь людей книги». Роман «Бегуны» принёс ей самую престижную в стране литературную премию «Нике» (2008), а потом и Букеровскую.  

До знакомства с творчеством Ольги Токарчук я не представляла, что человек может так вылезти из кожи вон и так вывернуться наизнанку не только в переносном, но и в совершенно прямом смысле. 

Да, у автора свой, оригинальный взгляд на красоту нашего внутреннего – тоже в прямом смысле – мира.  О чем и повествует экспериментальный роман «Бегуны», демонстрируя  идею с разных позиций, в разных разрезах и ракурсах.

На первый взгляд, роман вовсе не кажется романом.  Короткие и длинные истории чередуются без всякой канвы и сквозных героев. Единого сюжета нет, все обрывочно, незавершенно.  Но это только кажется.

Постепенно начинаешь замечать, что все персонажи путешествуют: срываются с места и несутся – иногда по известному маршруту, иногда – в пустоту, хоть куда-нибудь, лишь бы убежать.  Одинокие и семейные, профессора и пропойцы, наши современники и жители средневековья – они все попадают в своеобразные лакуны на теле пространства-времени.

Для обычных людей мир непрерывен, а для них он состоит из плохо пригнанных лоскутов, между которыми проглядывает нечто необъяснимое, пугающее и в то же время завораживающее, к существованию этого невозможно привыкнуть, но и жить, не чувствуя его манящей пустоты, уже не получается. 

Кто-то летит в самолете с востока на запад, не потратив на перелет ни секунды времени. Кто-то  всю жизнь изучает сухожилия, мышцы и связки своей ампутированной ноги, чтобы понять, почему она болит.  Чьи-то жена и ребенок исчезают на два дня и не могут объяснить, где были.

Свободолюбивые ключи от комнаты номер девять путешествуют с континента на континент в карманах бывших постояльцев…  

Однако все эти «кто-то» героями не являются.

Герой обозначается  ближе к середине текста и имя ему – препарат или мертвое человеческое тело, обреченное анатомами на «вечную жизнь».
В метафизическом смысле – форма. 

У протагониста Формы очевидный антагонист – Содержание

Конфликт достигает нешуточного накала. Все персонажи азартно играют словами, определениями, объяснениями. Они заостряют внимание на деталях, о которых человек суеты не то что не думает, он их не видит. Они ищут смысл, пытаясь хоть чем-то наполнить мертвую форму. 

И автор-интеллектуал торжествует. Термины, понятия, исторические факты, лекции, экскурсии – только и успевай сверяться со словарем.

А  за поединком Формы и Содержания, на заднике сцены, разыгрывается другая мистерия – история угасающих душ.  Под словесным ворохом  прячутся сухие, замкнутые люди – это наши персонажи.  Эмоционально холодные.

Если эмоции и есть, то это страх, раздражение, гнев, отчаяние, апатия. В лучшем случае – удовлетворение.  Если забота о других – то вынужденная, навеянная неясными мотивами, обременительная, недолгая.

Пожалуй, самым эмоциональным, человечным, мне показался Куницкий – он был искренне расстроен, когда обнаружил, что жена с ребенком пропали. Но так и не смог простить им этого, потому что не смог понять. 

Но есть еще история Аннушки, бросившей сына-инвалида и ставшей бродяжкой.

И история о женщине, которая  сделала эвтаназию тяжело больному другу, а потом закрыла дверь и спокойно уехала. Нет тела – нет прошлого, нет человека. 

Самой показательной для меня стала история анатома Филиппа Ферейена.  Задумался бы будущий анатом, который хотел стать теологом, об устройстве тела, если бы его не мучили фантомные боли?

Потеряв ногу в молодом возрасте, Ферейен боялся, что его неполноценное тело не воскреснет к вечной жизни. 
Фантомная боль в ноге – не что иное, как страх быть отвергнутым Богом, потерять  душу.  Но, стараясь избавиться от боли, Ферейен изучал лишь тело… 

Роман воспевает красоту мертвого тела – силиконовых пластинатов, упругих и эластичных, созданных анатомами из человеческих трупов. Но  совокупность коротких и длинных историй подводит нас к тому, что люди мертвеют гораздо раньше своей смерти

Физическая смерть – это естественное явление, природное движение, преобразование. «Оживление тела» в пластинате – нежелание принять естественный ход  вещей. Это по сути остановка – тело не разлагается, его элементы не преобразуются, они украдены у природы.

Внешнее движение в стремлении к путешествиям – лишь компенсация внутреннему оцепенению.  И как бы далеко персонажи не бежали, какими бы умными словами автор не описывал их поиски, смысл не меняется – они бегут от себя.
Как когда-то давно Ферейен бежал от своей боли и страха не воскреснуть.

Финал романа – ода сомнительной победе Формы над Содержанием.

Цитирую:

«Специалисты говорят, что полиэтиленовые пакеты — новая глава бытия, что они выворачивают наизнанку извечные привычки природы, поскольку имеют только поверхность, пустотелы, и этот эпохальный отказ от какого бы то ни было содержания неожиданно дает им огромные преимущества в процессе эволюции»

 

Полиэтиленовые пакеты как прогрессивная форма жизни? Что ж, вполне логичный сценарий эволюции для бегунов, поклонников пластинатов. 

Роман «Бегуны», получивший ни много ни мало – Букеровскую премию, однозначно вещь неоднозначная. Он написан прекрасным языком – острым, точным,  и в то же время образным.

Автор легко играет эпохами, временами и судьбами, меняя стили, настроения, манеру подачи.  Сильна также интеллектуальная составляющая – вы узнаете много интересных вещей, не все из них, правда, повысят вам аппетит и поспособствуют здоровому сну.

Да, я не в восторге от явного смакования темы болезни, умирания и мертвых тел, но это не делает роман менее смелым и оригинальным.

В конце концов, каждый сам выбирает себе форму и содержание!

Материал подготовлен в партнерстве с Kyiv Bookworms Club

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: