Анна Михалевская
Писатель-фантаст, технический писатель, эссеист, рецензент, активный участник Odessa Bookworms Club
Reader’s choice
3 мин на чтение

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: HOMO FABER МАКСА ФРИША

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: HOMO FABER МАКСА ФРИША
Поделиться материалом

Нomo faber — книга многослойная и непустая, но в стиле классической литературы крепко пропитанная духом безысходности и обреченности. Фриш показывал как не надо? Возможно. Но прорисованные умелой рукой характеры главных героев, даже их беспутство и непомерная гордыня, вызывают интерес и поневоле притягивают. И «как не надо» прочно оседает в памяти и ощущениях. Я предупредила — а дальше читатель пусть решает сам, готов ли он к такому погружению.

Роман я восприняла как нравственный эксперимент. Отношения отца и дочери — как далеко они могут зайти? Фриш не ограничивается общепринятым понятием этих отношений, а идет вглубь — к древнегреческой трагедии. Помните, как легко боги Древней Эллады расправлялись со своими женами и детьми, как страстно потом страдали, как люто ненавидели, как сильно влюблялись в собственных матерей и отцов?

А если то же самое попробовать пережить не богу, но homo — человеку? И вот Фриш отправляет homo Фабера на поиски приключений.

Города, страны, континенты, самолеты, теплоходы, авто — поначалу все сменяется так быстро, что перемещения героя кажутся хаотичными. Вроде бы ехал на работу, но потом решил заскочить в мексиканскую глушь — к другу. Вроде бы сел на теплоход, чтобы сбежать от своего бессилия перед женщиной, и снова попал в сети обаяния другой женщины.

На каком-то моменте этих скитаний вспоминается Одиссей и его долгое возвращение к Пенелопе. Тем более, что в конце Пенелопа, которую здесь зовут Ганна, все же появляется.

Но Фриш ведет игру до конца, пытаясь слепить из человеческих страстей бога. Случайно встретив на дорогах странствий свою дочь, Фабер влюбляется в нее. И она, подобно древнегреческой Электре, чувствует влечение к отцу.

Фабер не хотел этого ребенка и позволил Ганне в свое время исчезнуть, в уверенности, что она сделала аборт. Но аборт запоздал на два десятка лет. И это тоже показательный момент.  

Фабер легко оправдывал для себя аборт, воспринимая его как необходимую медицинскую операцию. Но каким ударом стала для него потеря двадцатилетней дочери — того же ребенка, которого он между делом собирался убить еще в зародыше.

Ганна — единственная любовь Фабера, в чем он себе до конца так и не признался, — ведет себя не менее эгоистично. Она растит дочь для себя. Как доказательство того, что может быть счастливой без мужчин.

Абсурдно. Нелепо. Но Ганна помнит все обиды, и эти обиды превращают ее в Медею. Именно в тот момент, когда Фабер и Ганна спорят о том, с кем будет жить их дочь, приходит печальное известие о ее смерти.

И, чтобы закрепить мифологическую тему, завершающие сцены романа Фриш переносит в Афины. Куда же еще?

Жизнь героев — Ганны и Фабера — это отчаянное сражение гордыни, ненависти, страха, бесконечных пустых рассуждений, мертвых знаний с малой крохой любви, которую олицетворяет их дочь.

Свет, что дает надежду, смысл, заставляет хотеть жить и радоваться. То, чего так не хватает двоим. Но что они не в силах удержать, хоть подспудно и знают — в этом их спасение


Материал подготовлен в партнерстве с Kyiv Bookworms Club

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: