Татьяна Лукинюк
Генеральный директор Red Bull, профессор Киевской школы экономики, основательница Kyiv Bookworms Club
Reader’s choice
3 мин. на чтение

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: о безумии, о том, что любить мертвых проще, чем живых и о выборе в книге «Золотой храм» Юкио Мисимы

Поделиться материалом

Юкио Мисима японский писатель и драматург. Настоящее имя — Кимитакэ Хираока. Яркий представитель второй волны послевоенной японской литературы, продолжатель традиций японского эстетизма. Трижды номинировался на Нобелевскую премию, считается одним из наиболее значительных японских писателей второй половины XX века. В 1988 году в память о писателе издательством «Синтёся» была учреждена премия имени Юкио Мисимы.

Юкио Мисима —  образованный, утончённый, экстравагантный эстет в японской литературе, с тонкой и ранимой душой, собственной кожей ощущающий такие понятия как добро и зло, честь и предательство, справедливость и безнаказанность. Наверное, только такой человек мог описать процесс нисхождения человека в собственное безумие.

Именно об этом — одно из самых известных его произведений «Золотой храм». Золотой храм или Золотой павильон — это часть дзен-буддистского монастыря Кинкаку-дзи в японском Киото. Сюжет основан на реальных событиях: поджоге храма, который в 1950 году осуществил двадцатиоднолетний монах — послушник Хаяси Дзьокан.

В своём произведении Мисима приоткрывает завесу в глубины души Дзьокана и препарирует её,
обнажая каждым слоем слова, действия, поступки, которые привели к желанию уничтожить
величественное и бесконечно прекрасное здание Золотого храма.

Мы видим, как кирпичик за кирпичиком выкладывается извилистый путь к желанию деструкции мира. Через внешние обстоятельства: отстраненность и смерть отца-неудачника, через требовательность и завышенные ожидания матери, через отвращение к отцу-настоятелю, который нарушает религиозные заветы. Через свои открытия: осознание своей недолюбленности и недомужественности, через выборы между добром и злом, через превращение красоты в навязчивый поиск и отторжение, через первый жестокий поступок, который как будто становится спусковым механизмом для отсчёта времени до… До момента, когда акт разрушения становится единственно возможным способом выжить: «Из всех моих чувств только ненависть была неподдельной, ибо кто заслуживал ненависти более меня самого?»

Историю героя можно разделить на два этапа: предпосылки к падению и затем выбор самого героя, который как будто качается на весах, склоняясь то в сторону добра, то в сторону зла. Японский аналог Родиона Раскольникова ищет и постоянно отвечает себе на вопрос: «Тварь я дрожащая или право имею?»

Гирьками на весах добра и зла в книге становятся друзья героя. Школьный товарищ Цурукава —  простое и понятное добро, которое несет близость отношений, приятие личности и мягкий взгляд на мир. Университетский друг Касиваги —  многомерное и многоаспектное зло, целостная и стойкая сила, с огромной внутренней осью. Касиваги, который злость на мир превратил в свою целостность и чтобы избежать боли, постоянно уничтожает вокруг себя маленькие «золотые храмы»: жизни женщин, которые его любят, чувства других людей. Потому что, когда ты разрушаешь —  не разрушают тебя.

В момент, когда гибнет Цурукава, безумие и падение героя становятся неизбежностью. Когда его собственная ничтожность обретает такую значительность, и становится основной собственного величия, что Дзьокан вынужден разрушить самый прекрасный объект, который находится рядом с ним. Так был уничтожен Золотой храм.

О чём эта книга:
о  юношеском максимализме;
о поисках себя, которые бывают не только прекрасными;
о том, как формируются желания и совершаются действия;
о разрушении идеалов главного героя;
о взгляде изнутри на одиночество и безумие;
о том, что любить мертвых легче, чем живых;
о том, как несовершенство одного маленького человека способно разрушать великое;
это философская притча о маленьком человеке в большом мире и неспособности справиться с этим;
о дуальности красоты и знания; знания и действия;
это побег от неизбежного (от того, что мир —  прекрасен) и от самого себя;
о саморазрушении и акценте на своём «недо-» во всех аспектах жизни.

Мисима создал японское «Преступление и наказание», объединив его с японской «Шинелью». Только концовка другая. Мисима рассказал нам о маленьком человечке и о том, как он может превратиться в чудовище, разворачивая свою собственную ничтожность в тайное превосходство над другими.
Поразительная история о человеке, который не соприкасался с жизнью, погрузившись в «недо-» своей личности: «…беспокойство по поводу смысла жизни —  это роскошь, позволительная тем, кто не в полной мере ощущает себя живущим на белом свете».

 

Материал подготовлен в партнерстве с Kyiv Bookworms Club


Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: