Анна Михалевская
Писатель-фантаст, технический писатель, эссеист, рецензент, активный участник Odessa Bookworms Club
Reader’s choice
4 мин. на чтение

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: Роман «Обладать», Букеровская премия. Антония Байетт

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: Роман «Обладать», Букеровская премия. Антония Байетт
Поделиться материалом

 

Антония Байетт – английская писательница. Автор более двух десятков книг, носитель множества почётных учёных степеней различных университетов и лауреат многочисленных литературных наград и премий. Роман «Обладать» получил Букеровскую премию (1990), переведён на 26 языков и включён в университетские программы во многих странах мира. Он в списке 100 лучших романов, по мнению журнала Time, и 200 лучших книг по версии BBC. Другой роман Антонии «Детская книга» попал в шорт-лист Букеровской премии (2009).

К роману «Обладать» можно относиться по-разному, но не признать виртуозную и грандиозную работу, которую пришлось провернуть автору для его написания, – значит погрешить против истины.

Сказать, что роман многоплановый, что сюжет в нем сложный, что для его понимания  требуется эрудиция выше среднего и доскональное знание английской литературы – это не сказать ничего. 

Перелистывая очередную страницу, я иногда думала: чтобы полностью понять «Обладать», надо по крайней мере быть Антонией Байетт. Возможно, она, подобно своим героям, тоже спрятала ларец с тайными письмами, который потом найдут потомки, чтобы расшифровать ее творение.

По форме роман представляет собой литературоведческий детектив, где научные сотрудники разной степени научности расследуют обстоятельства личной жизни поэтов викторианской эпохи, Рандольфа Падуба и Кристабель ла Мотт, охотясь за редкими письмами.  Чем больше мы узнаем о Рандольфе и Кристабель, тем больше фокус от героев двадцатого века, литературоведов Роланда и Мод, переходит на поэтов девятнадцатого, тем слабее становится развитие действия внешнего и тем сильнее развиваются внутренние метаморфозы в душах героев – как прошлого, так и современности. Это, пожалуй, самая сложная для понимания часть романа – выражаясь языком психоанализа, отсылок к которому в романе хоть отбавляй, она напоминает блуждание в темном лесу подсознания, когда и читателю, и героям кажется, что они потерялись и спасения ждать неоткуда. Осложняется все тем, что подсознание, как его понимает Антония Байетт, идет нелегким маршрутом сверхэрудированного человека, обращаясь то к скандинавским Эддам, то к мифологии кельтов и друидов, то к древнегреческим мифам, то к психоаналитической трактовке символов и образов.  Эту часть можно назвать затянутой и тем не менее – достоверной.  Автор не позволяет себе отодвинуть героев и выйти на сцену, Антония чётко следует задумке, и этап внутренних метаний представляет в виде многословной переписки, где влюблённые Рандольф и Кристабель не могут открыться друг другу и, сгорая от страсти, вынуждены обсуждать свои чувства исподволь – намеками и образами, в обход прямого понимания.  Интересно, что этот приём  автор использует в тексте не раз –  как только перед героем возникает серьезная проблема, с которой он не в силах справиться, он уходит в пространные рассуждения о, казалось бы, отвлеченных вещах. Так, бездетный Рандольф, который нет-нет и задумывается о том, что не может продолжиться в следующих поколениях,  подробно описывает в письме к  жене свои биологические опыты по исследованию органов размножения животных. Логически это оправдано, в жизни так могло бы быть, но это немилосердный с точки зрения читателя прием – ведь, соединяясь с героем, он интуитивно чувствует, что в такие моменты герой не решает задачу, а уходит от неё, и, как бы ни был красиво написан текст, интерес к нему теряется. Подобно тому, как мы теряем интерес в реальной жизни к пустым болтунам или демагогам.

Но дремучий лес подсознания все же заканчивается, и к кульминации, фокус снова переносится на внешнее действие. Пережив катарсис, приняв себя, герои выходят на сцену обновленными и куда более решительными. Поэтому третья часть романа – самая насыщенная и динамичная. Любопытно, что здесь Антония заставляет даже недругов действовать сообща и во имя общей благой цели.

Роман охватывает так много тем, что его можно назвать универсальным – каждый найдет там что-то свое. Фрейдизм, феминизм, спиритизм, понятие свободы, место женщины в английском обществе XIX века, творческая самореализация, единство душ. И это — далеко не полный список. Остановлюсь на некоторых из них. На протяжении всего романа Рандольф Падуб ищет ответ на вопрос: что есть бессмертие для поэта?  В самом начале романа девушка Роланда, Вэл, говорит о мертвых письмах мертвых поэтов, а в конце Роланд понимает: Падуб жив, потому что его поэзия живая! Именно в этот момент Роланд разгребает свою переписку и находит три письма – приглашения на работу. Профессора университетов восхищаются его статьей о Падубе. А раньше эту статью будто бы и не замечали. В своем роде и его, Роланда слово, стало живым. Почему так? Что заставило ожить то слово, которое поначалу казалось мертвым? Думаю, здесь Антония Байетт хотела показать неразрывность творчества и жизни творца.

Когда клубок гнева и обид распутан, жизнь со всеми ее передрягами принята, когда творец честен с собой, только тогда он может творить по-настоящему.  Только тогда его слово имеет вес, жизнь и даже – бессмертие.  

Еще одна важная тем романа – это сексуальность и попытка справиться с нею.  В «Обладать» хорошо показано, как жестко контролировала викторианская эпоха сексуальность, и как относится к ней современное общество – сексуальность стала средством  что-то получить, не хуже и не лучше другого средства. Контроль рождал страх, запреты, закрепощенность и безумный накал, когда человек, живший на пределе, становился способным на любые безумства. Отчасти, именно благодаря этим запретам, история Рандольфа и Кристабель получилась такой острой и надрывной. Неудивительно, что Антония частенько поминает Фрейда – общество 19-го века нуждалось в  его теориях хотя бы для того, чтобы признать существование сексуальности как таковой. Но вседозволенность современности не сделала человека счастливее – Роланд укладывает Вэл в постель лишь для того, чтобы избежать скандала, красавицу Мод осаждают и мужчины, и женщины, но она избегает физической близости, потому что не чувствует душевной. Ни запрет, ни доступность ничего не меняют, и свобода тела – еще не свобода духа.  Нас подводят к тому, что наиболее сексуальным в отношениях является не нагота и даже не красота, а понимание! Понимание себя, понимание другого и уважение  его мира, границы которого нельзя переступать. Не случайно, один из запретов мифа о фее Мелюзине, о которой Кристабель написала поэму, – это не подглядывать за купанием Мелюзины, когда она принимала свой истинный облик. Не вторгаться, не пытаться силой взять то, что тебе пока не готовы дать. И здесь как нельзя лучше раскрывается смысл истинного обладания, возвращая нас к названию романа.

Отмечу, что один из переводов “Possession” – так назывался роман в оригинале – это и одержимость. Что ж, такая двоякая коннотация вполне отражает суть истории.  Одержимость биографией Падуба, письмами прошлого, желанием раскрыть тайну и одновременно не раскрывать ее до конца, одержимость поиском свободы и независимости, любовная одержимость друг другом – все это тоже есть в романе.  

Если вам вдруг захочется прочесть это творение, запаситесь терпением  – оно вам пригодится. И тогда темный лес отступит и перед вами раскроются смыслы романа. А может — и не раскроются. Ведь никто пока не знает, где Антония спрятала свой ларец!

Материал подготовлен в партнерстве с Kyiv Bookworms Club

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: