Ирина Иванчик
Основатель благотворительного фонда «Повір у себе»
Reader’s choice
3 мин. на чтение

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: «ПИРАНЕЗИ» СЮЗАННЫ КЛАРК

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: «ПИРАНЕЗИ» СЮЗАННЫ КЛАРК
Поделиться материалом

Сюзанна Кларк — английская писательница. Автор романа «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл», получившего премии «Хьюго», «Локус» (за лучший дебют), «Всемирную премию фэнтези» и Mythopoeic Awards.

Закончила читать книгу Сюзанны Кларк «Пиранези». Ну что тут скажешь? Более необычного романа мне последнее время не встречалось. Он каким-то дивным образом наложился на мое параллельное чтение «Божественной комедии» Данте. И в этом тоже я усматриваю некий Промысел.

Для определения, что же это за книга, придется поискать очень необычные эпитеты, как правило не употребляемые в контексте книжных рецензий.

На новый роман Сюзанны Кларк обратили внимания абсолютно все именитые авторы, издательства и массмедиа. «Вашингтон Пост», «Гардиан», «Букселлер», Нил Гейман, Мадлен Миллер, «Обсервер», «Таймс». А «Дейли телеграф» назвала роман «событием первостепенной важности в мире литературы».

Я бы добавила, что не только литературы. Отсылка в названии романа и в имени его Главного Героя к выдающемуся графику, офортисту, архитектору 18-го века Жану Батисту Пиранези создают временную и пространственную связь и магическую преемственность – нет, не искусства архитектуры и живописи, но преданности и одержимости , которая свойственна людям, поглощенным своей идеей.

Отсылки к знаменитой серии офортов Пиранези «Фантастические изображения темниц», часто называемой просто «Темницы», очевидны и недвусмысленны. Знакомому с именем великого венецианца, этого «бумажного архитектора», заставившего весь мир полюбить – нет, не Венецию, а Рим и его имперскую архитектурную магию, будет интересно отследить аналогии между образами современного Героя и Великого Художника .

Тем же, кто впервые услышал это имя, и является пытливым читателем, идущим за рамки любого произведения и любящим открывать Параллельные Миры, откроется новая Вселенная Офортов, созданных великим итальянцем почти триста лет назад и воплощающаяся до сих пор с завидным постоянством в современных зданиях.

Чтение Романа неизменно напомнит вам и Миры Нарнии и Средиземья, созданные великими предшественниками Сюзанны Кларк, которых она с таким мастерством, наполненным Магией и Загадками наследует.

Зная окончание романа, хочется тут же перечитать его вновь, исследуя путь, которым проводит Сюзанна Кларк меня, читателя, к финалу. Который и финалом нельзя назвать, поскольку я осталась в полном ощущении, что история продолжается в Мирах Первом и Ином; и в уверенности в моей личной возможности как минимум попытаться поисследовать свои Собственные Миры.

Не хотелось бы отнимать у читателей ощущение интриги, недосказанности и чувства недоумения, которые сопровождают чтение, захватывая в плен иллюзии и собственного воображения, догадок и версий дальнейшего развития повествования.

Постепенное наполнение, как наращивание на скелет, как будто в старой фотолаборатории на белой бумаге в красном, или в данном случае туманном свете, в шуме приливов и крике птиц, проступает изображение, проявляется все более отчетливо реальность.

И пока весь сюжет не проявится на сто процентов, размытые образы дают простор фантазии, интригуют и завораживают — что сейчас проявится: радость, грусть, страдание, любовь, преступление, сумасшествие?

Наполненность философскими, очень простыми на первый взгляд мыслями незамутненного, по наивному детского ума, не отягощенного накопленными чужими мыслями и концепциями, делает роман произведением в высшей степени дружеским для человека, стремящегося к познанию истоков личной практической, а не книжной мудрости.

Одиночество, друг или враг, сон и пробуждение, осознание себя кем-то или чем-то. Какую роль во всем этом играет Другой? И возможно ли познание Себя без столкновения с Другим?

Что встретим мы на пути познания и приведет ли к искажениям Реальности наша способность к Парадоксальному мышлению? Есть ли выход из лабиринта одержимой любознательности?

Не убьет ли она что-то в нас? Или наоборот, родит в нас Новое? Столкнувшись с Иным в себе, способны ли мы удержать свою цельность, принять свою глубину и множественность, не потерявшись в лабиринтах сознания?

И в завершение фраза, которая остается в моем личном архиве «на подумать» :

Может, так всегда бывает, когда ты с другими людьми. Может, люди, которых ты любишь и которыми бесконечно восхищаешься, иногда показывают тебе Мир таким, каким ты его видеть не хочешь

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: