Ирина Фингерова
врач-ординатор; журналистка; писательница («Плацебо», «Замки», «Сюр-тук»)
Reader’s choice
3 мин. на чтение

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: «ПОГРЕБЕННЫЙ ВЕЛИКАН» КАДЗУО ИСИГУРО

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: «ПОГРЕБЕННЫЙ ВЕЛИКАН» КАДЗУО ИСИГУРО
Поделиться материалом

 

Кадзуо Исигуро – британский писатель японского происхождения, лауреат Нобелевской премии по литературе 2017 года. Причина проста: «в романах огромной эмоциональной силы раскрыл пропасть, таящуюся под нашим иллюзорным чувством связи с миром».

Пожалуй, не знаю ни одного другого писателя, который умел бы мимикрировать лучше морских чертей.

Исигуро, конечно, не прибегает к маскировке под кораллы,  чтоб сожрать побольше мелких рыбешек, но так мастерски размывает границы жанра, что в сетях его оказываются все: и мягкосердные филологини,  и любители трансцендентного чтива, и адепты мейнстрима, и фанаты антиутопий, а теперь еще и поклонники фэнтези.

Чувствуют ли они себя обманутыми? Есть ли вообще что-то плохое в том, чтобы обманывать ожидания читателя?  

Может, за этим мы и приходим в книги?

Возможно ли, что границы жанра, о которых все говорят, появились совсем недавно, и их придумали книгоиздатели? Естественно, есть конкретные черты, по которым можно определять принадлежность к тому или иному жанру, и это разделение может быть полезным. Но меня беспокоит, что читатели и писатели слишком серьёзно относятся к этим границам.

Кадзуо Исигуро в рамках публичных дебатов с Нилом Гейманом

Хочу подробнее рассказать о романе «Погребенный великан» и о том, что меня до сих пор не отпускает подлая мысль: «я забываю о себе все, что мне не нравится».

Почему история постартуровской Англии о том, как два старика отправляются в соседнюю деревню навестить сына, вводит в настоящий транс?

Я впервые услышала о Корсаковском синдроме (потеря памяти на текущие события) в рамках курса по психиатрии. Помню, что испугалась. Хмурый и сутулый доцент рассказывал о самых интересных случаях. И вот: пациент такой-то, поступил тогда-то, выписывать некуда, так и живет в больнице. Весну 75-го помнит, что ел на завтрак – нет. Живет одним днем, случайно подсказанным памятью. Бесконечный день сурка наоборот. Вчера не существует вообще. При этом, навыки сохраняются. Это страшно.

Память важнейшая составляющая самоидентификации.
Память
чемодан без дна, который ни на какой таможне не смогут отобрать. ⠀

Именно поэтому меня так испугал, так заворожил «Погребенный великан».  Несмотря на отличную стилизацию, атмосферность и убаюкивающий ритм повествования, сразу становится понятно, что выбор фентези как жанра метафора, а не инструмент передачи реальности. ⠀

Старики скучают по сыну.

Они не помнят, как он выглядит.

Не помнят, почему он ушел.

Не помнят, почему иногда чувствуют такую злость.

Не помнят, почему в деревне у них отобрали свечу.

Воспоминания никуда не пропали, они влияют на их решения, определяют их состояние, маячат и маются. В народе говорят, дыхание драконихи Квериг крадёт прошлое.  Таинственная хмарь нападает и на бритов, и на саксов с тех пор, как король Артур мертв, а война окончена.

Воины не помнят о том, что держали в руках меч, но удивительно ловко управляются с мотыгой, а вражеские народы живут бок о бок в этом странном, поддатом мире…

Через притчу (о рыцаре Гавейне и воине Вистане, и мальчишке, которого укусил Дракон), через историю двух стариков Акселя и Беатриссы (которые точно делали друг другу больно, но совсем этого не помнят), через личное угасание, забывание болезненного и неудобного, Кадзуо Исигуро транслирует забвение коллективное.

Разве можно простить вчерашнему соседу убийство детей, насилие над женщинами, осквернение земли, злорадство, в конце-концов? Разве можно простить войну, предательство? ⠀

Почему нет? ⠀

Прикройте глаза и позвольте Мерлину вершить свою магию.

Что будет, когда «хмарь» рассеется?

Стоит ли убивать дракона?

Что важнее восстановить мир или справедливость? ⠀

Есть ли те, кто все знает, но оберегает дракониху от расправы?

Это малодушие или мудрость?

Квериг стара, как само время. Время усыпляет бдительность, засыпает песком исторические амбиции и  человечьи кости.  

Если не лелеять в себе обиду, она заживёт, если оставить рану в покое, она затянется, но так ли это?

Может ли вытеснение травмы привести к исцелению?

Можно ли закопать останки великана в надёжном месте и надеяться, что никто их не отыщет и не узнает правду?

Никаких ответов Исигуро не даёт. Только рушит стереотипы о низких и высоких жанрах, водит за нос и оставляет один на один с отрубленной головой дракона.

 

Материал подготовлен в партнерстве с Kyiv Bookworms Club

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: