Анна Михалевская
Писатель-фантаст, технический писатель, эссеист, рецензент, активный участник Odessa Bookworms Club
Reader’s choice
3 мин. на чтение

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: «VITA NOSTRA» и «VITA NOSTRA. Работа над ошибками» МАРИНЫ И СЕРГЕЯ ДЯЧЕНКО

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: «VITA NOSTRA» и «VITA NOSTRA. Работа над ошибками» МАРИНЫ И СЕРГЕЯ ДЯЧЕНКО
Поделиться материалом

В свое время Дмитрий Быков назвал «VITA NOSTRA» «абсолютным шедевром последних 10 лет и в русской, и в украинской, и в европейской литературе». А критик Галина Юзефович считает, что роман «пробил стену, отделявшую так называемую „фантастику“ от так называемой „большой литературы“».

Оба романа я прочитала навылет — как одно произведение. Финал первой книги оставляет больше вопросов, чем дает ответов. А финал второй, закрывая одни, ставит новые вопросы. Это свойственно прозе Дяченко, впрочем, как и самой жизни, — не объясняя, идти дальше. 

Первый роман дышит 90-ми — временем скудного быта и больших надежд. Когда страх перед будущим и неопределенность накрепко сплетался с первой любовью в декорациях студенческого общежития: панцирные кровати, пыльные тумбочки, заклеенные на зиму окна. Осознание, что у тебя есть обязанности. Что ты никогда больше не будешь свободен. Разрыв с родителями, страх за них, уверенность, что без тебя хрупкий мир родительской семьи развалится, и откровение, граничащее с разочарованием: они способны жить сами. И над всем этим — запах липового цвета на улице Сакко и Ванцетти. Кстати, Сакко и Ванцетти, участники движения за права рабочих, были несправедливо казнены в начале XX века. Символично, учитывая постоянную борьбу главной героини Сашки с куратором Фаритом Коженниковым за свободу быть собой.

В  «VITA NOSTRA» не менее сильная и достоверная фантастическая составляющая. Если магические академии и могут существовать в реальности, то они будут именно такими — без волшебных палочек и  вызубренных заклинаний, там все решает тренировка воли, разума и духа.

Авторы придумали интересную систему, предположив, что наша жизнь — Великая Речь, набор смыслов (что не так уж невероятно), и некоторые люди способны стать словами Великой Речи, своим звучанием меняя смыслы, а значит, и саму жизнь. Стать грамматической конструкцией — соблазнительно. Ведь это власть. Сила. Свобода. Но невозможно превратиться в Слово только потому, что тебе неуютно быть человеком. Потому, что хочешь сбежать от насущных проблем. Или потому, что несчастен и единственное, что осталось, — это хорошо учиться, совершенствуясь в упражнениях.

Из страха можно только разрушить.  А создать — из любви.

 

Конфликт между страхом и любовью пронизывает обе книги, и в финале второй наконец находит свое разрешение.

«VITA NOSTRA. Работа над ошибками» уже не аппелирует к узнаваемому промежутку времени, действие отстранено от реальности, что оправдано, так как героиня взрослеет и ее узы с привычным миром рвутся.

В фокусе ее любви уже не родительская семья, а взрослый мужчина, пилот Ярослав. Его профессия символична — он как проводник между несуществующим городом Торпа и внешней реальностью. Он единственный из обычных людей доверяет Сашке, и это доверие — основа, на котором девушка может выстроить новый мир. Название города после первой трети книги я читала как «Тропа». Путь, который каждый проходит, взрослея, пытаясь построить свой мир, найдя для него единственно верную основу.

Романы не зря получили высокие оценки критиков — будучи фантастикой, они удивительно реалистичны и близки многим читателям, ибо отражают истину. И не важно, существует она в осязаемом мире или только в твоем воображении.

Материал подготовлен в партнерстве с Kyiv Bookworms Club

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: