Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў – альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
InterviewLiberal Arts
5 мин. на чтение

РУССКОЯЗЫЧНЫЕ ПИСАТЕЛИ И ПОЭТЫ УКРАИНЫ: творческое досье Алёны Романовой

РУССКОЯЗЫЧНЫЕ ПИСАТЕЛИ И ПОЭТЫ УКРАИНЫ: творческое досье Алёны Романовой
Поделиться материалом

 

Алёна Романова — журналист, режиссер, общественный деятель. Основатель и ведущая социальных проектов: «Эксперты биатлона», Book doors. В 2018 году в издательстве «Каяла» вышел философско-поэтический сборник «Психо-швы красными нитками/Психо-швы белыми нитками».

В 2017 году в том же издательстве опубликован алхимический сборник кинозарисовок и стихотворений «Фигуры белого дождя». В этом же году был издан антироман-эссе «Ассорти киноварного ветра», презентованный в двенадцати городах Украины.

Живет и работает в Киеве. Публиковалась в литературных журналах: «Соты», «Склянка часу», «Гуру», «Твоя глава» и других изданиях. В книгах Алёны Романовой читатель погружается в эксперименты со временем, попадает в трансцендентные коридоры между действительностью и сновидениями, распаковывает копилку архетипов и символов, пересекает Прошлое и Будущее, и через интеллектуально-интуитивное чувствование, мистическое ощущение находит ответы на вопросы и открывает себя заново.

Алёна — новатор, пробует себя в разных жанрах: эссе, философская проза, новеллы, рассказы. Свой стиль в прозе называет алхимио-психологией, в поэзии — философско-поэтическим джазом.

«Джаз приобретал форму в процессе создания, вот так же и я, создаю новаторское поэтическое искусство. Джаз — это всегда свинг — качание, колебание, ритмический рисунок. Вот и в моем писательском творчестве ритм, энергия, перетекание, смена ракурсов, раздвигание метафизических брешей — ключевое».

 

Как писатель я…

Написала и издала 5 книг. Три из них сверстала сама, хотя совсем не технический человек, но так велико было мое желание проявиться в мире, где меня, маленькую девочку, чаще всего не замечали.

 

Кроме литературы я…

Я — философ, это потому что натура такая, мыслительная, с глубоким погружением в себя и детальным анализом, с умозаключениями, и это проявлялось еще с детства. Сейчас заканчиваю обучение в аспирантуре, пишу диссертацию по философской антропологии.

Я — журналист. Около 15 лет проработала на ТВ-каналах, в интернет-изданиях. Но энергия телевидения мне ближе. Люблю голосом работать, чтобы слово свое транслировать, делать живым, а вот газетную журналистику не люблю, это скучно для меня.  

Я — режиссер. Это моя вторая профессия и первый красный диплом у меня именно режиссерский. Сняла несколько документальных лент, фильмов-портретов о легендах спорта.

Пыталась снять художественный короткий метр, но мой проект зарубили и билет во второй тур питчинга в Госкино не дали, хотя большинство судей проголосовали за мой сценарий. Но меня не пустили.

Я — креативный стратег, идеолог, интегратор. Прошла долгий путь, извилистый. Много дверей пооткрывала: и педагогика, и мир кино с ТВ, и мир менеджмента. Потому и взгляд у меня многомерный, многослойный, как пирог, не под одним углом я на мир гляжу.

Чаще вижу его с полета орла, а точнее, эдакой, с зорким пытливым взглядом, птицы-орлицы. Вот режиссура меня этому научила, и язык мой ассоциативно-образный, метафорический оттуда. Сейчас стараюсь объединить опыт пройденных дорог. Я, как дерево с раскидистой кроной, в нем много разветвлений: интеллектуальных, творческих, менеджерских. 

 

РУССКОЯЗЫЧНЫЕ ПИСАТЕЛИ И ПОЭТЫ УКРАИНЫ: творческое досье Алёны Романовой

 

Я из поколения…

Я из поколения угодливых девочек, когда учили в первую очередь думать о других. А что такое желать для себя — этих секретов не раскрывали.  

 

Моя детская мечта…

С пяти лет мечтала стать учителем. И стала! В 14 лет поехала в большой город заветную мечту исполнять, в 18 — уже работала на полную педагогом в школе. С тех пор, считай, из педагогического сарафанчика не вылезаю.

Куда бы я ни шла — на телевидение (работать журналистом) или выступать на научных конференциях — везде с собой беру педагога, просто инструментарий разный и каналы проявления меня.

 

Мое место силы…

Это, конечно, родное село на юге в Запорожской области. Я люблю босиком пройтись по голой земле у мамы на огороде, порвать траву руками, как когда-то в детстве. Именно руками, сапать не люблю.

Потому что, прикасаясь руками к траве, вырывая ее с корнем, ты чувствуешь, как очищаются мысли, что-то исчезает из сознания, что-то пересматривается и открывается с иной стороны. В общем, общение с иссохшей травой — это медитативный процесс для меня.

Люблю Каменную Могилу, этот ритуальный объект древних инициаций несет в себе дикую силу камней и нетронутых земель. Ну и рядом река Молочная — звучит, как в сказке, а я их в детстве любила: и читать, и рассказывать братьям и сестре.

 

Я никогда не…

Я никогда не имела собственной комнаты. Все свои книги написала на табурете на кухне.

 

Украинские деятели искусства, которые вдохновляют…

Я очень люблю произведения Михаила Коцюбинского, вот прям мой-мой писатель. «Небо повечеряло сонцем» — запомнила навсегда эту красивую фразу.

 

К критике отношусь…

К критике хорошо отношусь. Если она продуктивная, если она от человека, который действительно заслуживает уважения, и если его слова направлены на то, чтобы помочь мне, подтолкнуть в развитии, то да, я такое ценю. А если это критиканство, психопатические окрики, то нет, такое самоутверждение за счет осквернения моего имени не приемлю.

Считаю, что творческие люди: поэты, прозаики, художники, музыканты время от времени должны давать вот такие приятельские подтолчки друг дружке. Мы собираем свет мира и пытаемся передать его через слово, образ, звучание, а это непростая задача, особенно в условиях, в каких мы оказались. Культуре непросто проявляться в мире, где невежество преподносят как достоинство.

 

В свободное время я…

Танцую в окне. Это мое скрытое желание — танцевать на сцене. Вот я его и скрываю, танцуя дома на кухне и глядя на свое отражение в стекле. Такой прекрасный отдых от компьютера и разминка для тела.  

 

РУССКОЯЗЫЧНЫЕ ПИСАТЕЛИ И ПОЭТЫ УКРАИНЫ: творческое досье Алёны Романовой

 

Я начала писать, когда мне было…

Писать начала поздно. Я росла в селе, рядом никаких прозаиков, поэтов не было, и я об этом даже не мечтала. Но все изменил мой дух. Возникли внутри прям толчки «хочу книгу написать». Вот слово стало проситься на бумагу.

Я-то думала, что все, буду режиссером до конца жизни, а оно так не сложилось; тут надо деньги искать, управляться со многими техническими вопросами, и я решила пойти за внутренним призывом.

Журналистика меня раскрыла, прибавила уверенности; на телевидении я научилась в 2-минутном сюжете лишнее отсекать. Первую книгу написала в 30 лет, правда, это еще было до журналистики.

Хотя первой, может, даже нулевой (по аналогии с музыкальной школой, где есть класс «нулевочка») можно назвать маленькую карманную книжечку «О тебе и для тебя», что умещается на ладошке, — я ее делала для сына, когда ему было три годика.

Сама стихотворения сочинила (о детстве сына) и с ним их разучивала, сама руками из альбомных листов смастерила. Она до сих пор у меня есть. Тогда я еще не понимала, что так просится поэт из меня родиться.

Это литературное творчество случилось еще до поступления в театральный, в 24 года. А первые поэтические строки написала в третьем классе, вот когда Катя Лычева полетела в США, тогда я и сотворила своего поэтического «Голубя мира и труда».

Но меня некому было поддерживать в семье, родители тяжело работали в колхозе, старшие братья часто подсмеивались надо мной, а я была стеснительной девочкой, потому и отложила в сторону все писательские идеи. Я всегда боялась, что это никому не нужно.

 

Обстановка для творчества…

Море. Это первое приятное место, где легко рождаются строки. Когда я улетаю из страны, встречаю рассветы (да я вообще в других странах практически не сплю летом), вот тогда и пробивается на волю поэзия. А так, ночь в основном выгоняет меня из постели и как бы говорит «Пиши!»

Самые необычные смыслы рождаются именно ночью. Еще озеро люблю, широкое, свободное, киевское — Тельбин. Когда там жила, каждый вечер прогуливалась, вот оно мне и помогло две книги поэзии написать.

 

Если бы мне дали все деньги мира…

Поскольку у меня есть образование психотерапевта по методу психосинтеза и я пытаюсь теоретические знания (философию) соединить с практической реализацией (психотерапия), то я бы открыла психотерапевтический комплекс. Своего рода оздоровительный центр, куда люди могли бы приезжать, оставаться недели на три или месяц и перезагружаться как ментально, так и духовно-душевно.

 

Метафора для современного мира…

Перевернутая пирамида — в ней нет баланса, она неустойчива. И пока она так стоит, в мире грешное с праведным перепутано.

 

Переводы моего творчества… и любимая книга моего авторства…

Я как-то подумывала перевести сама свои книги на английский, итальянский, французский и даже получила высшее образование по переводу. Но меня на все не хватает, поэтому я отложила идею, все же лучше делегировать эту задачу тем, у кого рука набита и это их миссия.

Моя любимая книга — «Фигуры белого дождя» — это алхимический сборник из кинозарисовок и стихотворений. Многие отмечают, что книга целительная, отчасти шаманская, она как проводник, ведет в пограничное состояние между явью и мечтанием, расширяет границы сознания и позволяет оживленному духу парить, творить, мечтать.

«Фигуры белого дождя» — это своего рода мантра — алхимическая, мифологическая; сборник бессознательного и сознательного — моя модель мира и мой путь к духовному совершенству. Хотя самая значимая, конечно, «Ассорти киноварного ветра» — антироман из 12 эссе, с ним и состоялось мое боевое крещение как писателя.

С этой книгой я объехала пол-Украины, 12 крупнейших городов, такой интеллектуально-литературный тур, полностью моя благотворительная миссия, чтобы дать подтолчок творческим людям не бояться проявляться, раскрывать таланты-атланты.

 

Люди строят дома, а потом плачут. 
Слезы свои в стенах холодных прячут. 
Заворачиваются в фильмы, как в одеяло. 
Почему же ты, жизнь, сердце мое измяла?

 

Люди садят сады, а потом плачут. 
Слезы свои в ветвях зеленых прячут. 
Заворачиваются в плоды, как в счастье. 
Почему же ты, жизнь, веешь не-счастьем?

 

Люди растят цветы, а потом плачут. 
Слезы свои в лепестках теплых прячут. 
Заворачиваются в нектар, как в маму. 
Почему же так, жизнь, любви мало?..

 

Одиночество плачет

 

Из героев классических книг ассоциирую себя с…

У меня героический тип воина, борца за справедливость. Это Амазонка из диких украинских степей, что попала в мегаполис. А вот конкретно кого-то отобрать и указать, что именно этот герой из книг, такого нет, тут скорее собирательный образ героя.

Бунтующая личность с этико-эстетическим кодексом, которая противостоит варварскому уничтожению человеческого в человеке. Для нее важны честь, достоинство, благородство. Внутри этой романтической фигуры живет дух воина света, миссия которого лучи добра и любви сохранять и передавать.

 

За прекрасным я бы отправилась в…

В Замок Юнга! Думаю, там точно со мной произошли бы метафизические озарения! Швейцарский психоаналитик Карл Юнг произвел на меня сильное впечатление, он как будто вошел под кожу, добавил алхимических ноток, раскупорил моего философского Джинна.

 

Самое удивительное, что произошло со мной на карантине или благодаря ему…

То, что я расширила рамки мира. Я как раз работала журналистом на телевидении, из-за коронавируса стали невозможными выезды на съемки, все приходилось делать через скайп. В нашей программе открылась рубрика «Особенности национального карантина», и это стало моей новой точкой входа в мир. Я сделала сюжеты о Нидерландах, Польше, Колумбии, Португалии, Франции.

И мне так понравилось знакомиться с новыми людьми, проникать в их истории, они же помогали мне снимать видео для сюжетов на телефон, и эта творческая ситуация объединила нас, я получила массу предложений в гости за рубеж.

Мне нравится говорить о судьбе человека, смотреть, как он борется со стихийными событиями, как он поднимается снова и снова после того, как непредвиденные обстоятельства заставляют его соскальзывать с горы смыслов. Я восторгаюсь умением тех, кто не теряется, не паникует, если что-то идет не так, а управляет ситуацией, находясь на гребне жизненных штормов.

 

Моя книжная полка (чем/кем мечтаю дополнить)…

Ой, тут много чем можно дополнять! Ну, во-первых, всеми книгами Юнга, Кьеркегора, Ясперса. Это философский стеллажик будет. Из художественных книг обязательно хочу украсить литературный стеллаж новинками, романами Донны Тартт (которая написала «Щегла»), книгами Цвейга (обожаю его ажурные новеллы) и оригиналами французских и английских классиков (тут Чосер 100% будет! Он меня восхищает умением литературный талант совмещать с дипломатическими делами по роду службы при королевстве).

 

Писательство — это поиск/я сама нашла себя…

Это моя связь с миром. Это те самые бабочки в животе, как от любви. Поэзия для меня — это больше всего самотерапия. А проза — это мой perpetuum mobile, вечный двигатель. То самое колесико, что через воспоминания, через ощущения ты запускаешь вращаться вокруг оси. Такой образ возникает детской игры из прошлого столетия, когда мальчик с палочкой бежит и подгоняет колесико, направляет его, чтобы оно не упало, а бежало, крутилось, ехало.

 

Мы человека потеряли.

В вечном ли городе, в церкви ли.

Четверть века как потеряли.

Нет нигде его.

А смогли бы найти?

 

Человек, который живет один,

Он не друг и не враг.

Не партнер и не господин.

Человек, который живет один.

 

Человек высыхает. Как забитый камнями родник. Без любви высыхает. Хотя и испытывает жажду любви, света и чего-то священного. Ее становится все сложней найти. Любовь. Ибо сейчас любовь — это моделирование, генерация, слияние сценариев Будущего. Больше креативный, интеллектуальный процесс, чем творческий, с элементами романтики и проявлением живых, настоящих чувств.

 

Сейчас человек расколотый, как орех. С рассыпанными идеями, не простроенными полями честности — их нет. Есть только интерес и договоренность. А любовь, забота, доверие остались в сетке Прошлого и просочились, утекли. И глупо со стороны философов пытаться собрать их в единую корзину. Не получится. Пока у мира дыра в ткани универсума.

 

Душе нужно испить, из источника смысла, что и есть объединяющим началом. Подживить сухой разум, выпустить на волю бога чувств. Подпитать мораль витаминами радости.

 

Что же гнездится в твоем сердце, Человек? Вот прямо сейчас — что?

 

Мы человека потеряли

августовский философско-поэтический джаз

 

Фото предоставлены Аленой Романовой

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: