Денис Полтавец
Директор программного развития Аспен Институт Киев
Liberal ArtsPhilosophyViews&Opinions
6 мин. на чтение

«Сакраментальный вопрос «чому ми такі бідні?» нельзя свести к простому «тому що дурні», — Денис Полтавец из Аспен Института, Киев

«Сакраментальный вопрос «чому ми такі бідні?» нельзя свести к простому «тому що дурні», — Денис Полтавец из Аспен Института, Киев
Поделиться материалом
Алексей Коваль «Украинские свадебные портреты». Фрагмент диптиха, 2015. Медь. Эмали

 

Поводом к последующим размышлениям стал Фестиваль Идей, который ежегодно проводится Аспен Институтом Киев и Impact Hub Одесса с участием и при поддержке многих других организаций и сограждан. Ниже я попытаюсь рассмотреть те вопросы, которые чаще всего звучат в связи с проведением Фестиваля.

 

«ИНДУСТРИЯ ИДЕЙ» И ГОРИЗОНТЫ БУДУЩЕГО

 

В 2017 году вышла интересная книга Дэниела Дрезнера «Индустрия идей: как пессимисты, политиканы и плутократы меняют рынок идей».

В частности, автор утверждает, что в современном мире взаимодействие с идеями существенно искажено:

Крупные корпорации и государства, финансирующие труд интеллектуалов — в университетах, «фабриках мысли» (think tanks), исследовательских подразделениях и пр. — навязывают им такие приоритеты, которые уводят в сторону от самых лучших идей, поддерживая разработку лишь самые выгодных из них

Можно спорить, насколько справедливым является данный тезис и сталкиваемся ли мы с чем-то необычным или, наоборот, хорошо знакомым явлением.

Тем не менее, создание сред общения и обмена идеями, максимально освобожденных от влияния сиюминутных потребностей рынка или политической жизни — эта задача актуальна и ее актуальность возрастает день ото дня.

Именно такую среду Аспен Институт Киев и Impact Hub Одесса стремятся создать, развивая «Фестиваль Идей» прежде всего как площадку для обсуждения, для обмена мыслями и аргументами, для поиска партнеров по реализации самых различных идей, способных изменить жизнь к лучшему.

Впрочем сходная задача стоит сегодня и перед образовательными институциями, и перед органами государственного управления, и перед бизнесом.

Решение этой задачи потребует масштабных изменений организационных форматов и практик, но другого пути нет. Нам нужно научиться обсуждать не друг друга, а идеи и сделать такие обсуждения важнейшей частью жизни наших организаций.

 

ЧТО ТАКОЕ «ИДЕЯ»?

 

Греческое слово «ἰδέα» можно перевести как «форма, образ», т.е. нечто видимое, различимое (мысленным) взглядом, умозрительное. Одним из первых европейских авторов, уделивших этому понятию существенное внимание, был Платон.

Для Платона «идеи» обладали самостоятельным существованием, не зависимым от человеческого познания, и понимались им как совершенные формы тех или иных представлений — таких как благо, справедливость, красота и пр.

Идея, по Платону, «это нечто, во-первых, вечное, то есть не знающее ни рождения, ни гибели, ни роста, ни оскудения, а во-вторых, само по себе, всегда в самом себе единообразное; все ее разновидности причастны к ней таким образом, что они возникают и гибнут, а ее не становиться ни больше, ни меньше, и никаких воздействий она не испытывает» («Пир»).

Идея, по Платону, «это нечто, во-первых, вечное, то есть не знающее ни рождения, ни гибели, ни роста, ни оскудения…»

Философ рассматривал идеи как источник, точнее, вместилище всех возможных знаний и практических искусств человека, но также и как высшую цель развития человека в его познании подлунного мира:

«Так что же было бы <…>, если бы кому-нибудь довелось увидеть прекрасное само по себе прозрачным, чистым, беспримесным, не обремененным человеческой плотью, красками и всяким другим бренным вздором, если бы это божественное прекрасное можно было увидеть во всем его единообразии?

Неужели ты думаешь <…>, что человек, устремивший к нему взор, подобающим образом его созерцающий и с ним неразлучный, может жить жалкой жизнью?

Неужели ты не понимаешь, что, лишь созерцая прекрасное тем, чем его и надлежит созерцать, он сумеет родить не призраки добродетели, а добродетель истинную, потому что постигает он истину, а не призрак? А кто родил и вскормил истинную добродетель, тому достается в удел любовь богов, и если кто-либо из людей бывает бессмертен, то именно он» («Пир»).

Со времен Платона понятие об «идеях» существенно эволюционировало и усложнилось. Сегодня мы называем «идеями» и мгновенные озарения, смысл которых можно передать двумя-тремя словами, и сложные описания, как например, «идея справедливости», или «национальная идея»

Близко к понятию «идея» стоят «идеал», «идеология», а также «модель», «проект», и другие подобные.

Мы больше не склонны рассматривать идеи существующими в некоем ином мире, отличном от наблюдаемой Вселенной.

Напротив, современная физика изучает информацию как физической параметр, а, к примеру, проблема искусственного интеллекта давно вышла за пределы узкой инженерной среды и обсуждается сегодня в самых разных контекстах, разрабатываются приборы, в буквальном смысле читающие мысли и т.д.

Созерцательное отношение к идеям дополняется сегодня деятельным экспериментированием, опирающимся на постоянно уточняющееся научное (т.е. проверяемое, доказуемое) описание мира.

 

КАК РАБОТАЮТ С ИДЕЯМИ?

 

Современные общества в разных частях света высоко ценят способность к абстрактному, созидательному мышлению, позволяющую познавать и воплощать в жизнь то, что «прекрасно само по себе».

Об этом свидетельствуют неуклонный рост инвестиций в научные и культурные проекты, а также сам универсальный характер подобных проектов, с легкостью разворачиваемых в любой точке планеты и в любом сообществе.

От каких ключевых условий зависит успешность этих начинаний? Уровень образования, развитость научных школ, доступность знаний — самоочевидные ответы.

Менее очевидна значимость способности к диалогу — как основного метода работы с идеями. Сегодняшние идеи, точнее, их современные реализации весьма и весьма сложны.

Над разработкой идей сегодня, как правило, работают многопрофильные коллективы, где каждый из участников видит общий замысел со своей особой точки зрения.

При этом именно диалог, в котором ни одна из позиций не является доминирующей, обеспечивает возможность разностороннего исследования идеи и путей ее воплощения.

Диалог в свою очередь предполагает распространённость навыков критического мышления, умения находить и использовать аргументы и, главное, развитую мотивацию к сотрудничеству, участию в коллективном созидании.

Диалог не дает гарантий успеха. Диалог требует времени и существенных усилий. Но без свободного обмена взглядами и доводами, даже самой прекрасной идее невозможно придать форму, достаточно сложную для того, чтобы соответствовать требованиям современного мира

В этом контексте ответ на сакраментальный вопрос «чому ми такі бідні?» нельзя свести к простому «тому що дурні». Напротив, современное украинское общество — одно из самых образованных и модернизированных.

Украинцы прекрасно вписываются в самые различные сферы деятельности в других странах, участвуют в создании высокотехнологичных продуктов, совершают научные открытия, вдохновляют десятки тысяч людей творческими достижениями.

И тем не менее, ограниченность присущих нам диалоговых практик является серьезным препятствием для перехода на качественно иной уровень общественного развития.

Ми бідні тому, що не вміємо обговорювати ідеї з іншими так, щоб в цьому діалозі особистий успіх кожного поступався прагненню спільного блага для всіх його учасників

Идея только тогда может обрести вещественную форму и превратиться в пространство деятельности, когда она осознана и осмыслена теми, кто хочет ее реализовать.

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: