Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў – альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Liberal Arts
5 мин. на чтение

СЕРДЦА ДВУХ: дружба известных людей. Фредди Меркьюри и Монсеррат Кабалье, Эрнест Хемингуэй и Фрэнсис Скотт Фицджеральд, Тарас Шевченко и Семен Гулак-Артемовский

СЕРДЦА ДВУХ: дружба известных людей. Фредди Меркьюри и Монсеррат Кабалье, Эрнест Хемингуэй и Фрэнсис Скотт Фицджеральд, Тарас Шевченко и Семен Гулак-Артемовский
Поделиться материалом
Фото: Родни Смит, «Грег и Колин фотографируют друг друга в поле», Альберта, Канада, 2004 

 

Способность чувствовать себя и другого человека, реагировать на его чувства — необходимость в современном мире и основа для успешной и духовно богатой жизни. Ранее было доказано, что эмоциональный интеллект является важным фактором для построения долгих дружеских отношений. Нарциссические личности не могут похвастаться хорошей продолжительной дружбой.

Друзья показывают другую картину мира, делятся эмоциями и служат своеобразной оптикой для подсвечивания тех или иных явлений в жизни. Слушая друзей, адаптируясь друг под друга, мы развиваем эмпатию, познаем мир с разных сторон.

Дружеские отношения также важный ресурс для объективной самооценки. Известные люди — не исключение.

Мы собрали самые яркие примеры дружбы известных людей.

 

ФРЕДДИ МЕРКЬЮРИ И МОНСЕРРАТ КАБАЛЬЕ

 

Рок-звезда Фредди Меркьюри имел мечту: услышать, как поет его кумир Лучано Паваротти. В 1983 году он отправился в лондонский Royal Opera House, где впервые ощутил силу голоса Монсеррат Кабалье в опере Верди «Бал-маскарад». Как потом будет вспоминать Меркьюри, он сидел, не шелохнувшись, пока звучал несравненный бельканто оперной дивы.

Биографы рок-музыканта позже отмечали, что именно с того времени он слушал только одну музыку — несравненную Монсеррат Кабалье. Рокер до конца своих дней считал уроженку Барселоны самой лучшей исполнительницей всех времен.

В интервью испанскому телевидению 31 июля 1986 года он, не скрывая, высказал свою мечту — спеть дуэтом с Кабалье. Этот слух дошел до оперной дивы и заинтересовал ее. Они впервые увиделись в барселонском отеле Ritz, чтобы обсудить детали подготовки к Олимпиаде-92. К открытию этого грандиозного события рок-музыкант и оперная дива должны были подготовить песню.

Они моментально прониклись глубоким уважением друг к другу, сердца двух забились в унисон. Позже каждый из них описывал эту встречу как судьбоносную. Им казалось, что они знают друг друга тысячу лет. Эта встреча положила начало их искренней дружбе.

 

СЕРДЦА ДВУХ: дружба известных людей. Фредди Меркьюри и Монсеррат Кабалье, Эрнест Хемингуэй и Фрэнсис Скотт Фицджеральд, Тарас Шевченко и Семен Гулак-Артемовский
Фредди Меркьюри и Монсеррат Кабалье / allcatsworld.com

 

Монсеррат Кабалье вспоминала: «Фредди обратился ко мне со словами: у меня есть для вас подарок, композиция Exercises In Free Love. Будьте так добры, исполните ее, когда у вас будет время, где угодно, пусть даже в ванной. Песня звучала пианиссимо и очень, очень мелодично. И я взяла партитуру, которую он мне вручил, чтобы в дальнейшем исполнить эту вещь».

Когда оперная дива попросила Фредди Меркьюри об особом подарке — песне о ее родном городе, это уже была известная «Барселона», будущий гимн Олимпиады. Они встречались неоднократно в квартире рок-звезды и разговаривали до утра. Ради этих посиделок Монсеррат пренебрегала своим графиком сна. Это ей первой Фредди Меркьюри рассказал о своем неизлечимом недуге — СПИДе.

8 октября 1988 года они пели на фестивале La Nit, устроенном по случаю передачи олимпийского факела. Три композиции — среди них и «Барселона» — вошли в их совместный альбом. К сожалению, из-за кончины легендарного Фредди Меркьюри друзьям так и не посчастливилось исполнить гимн на открытии Олимпиады-92. «Заменить Фредди кем-либо — невозможно!» — сказала организаторам Монсеррат. Песня прозвучала в записи.

 

ЭРНЕСТ ХЕМИНГУЭЙ И ФРЭНСИС СКОТТ ФИЦДЖЕРАЛЬД

 

Американские писатели Эрнест Хемингуэй и Фрэнсис Скотт Фицджеральд были настоящими легендами. Почти до самой смерти их связывала дружба. О ней биограф Мэтью Брукколи написал в своей книге «Фицджеральд и Хемингуэй, опасная дружба», изданной в 1994 году.

Что у них было общего, кроме похожих семей, в которых оба воспитывались? Каждый из писателей вел разрушительный для них образ жизни. С той лишь разницей, что в момент, когда карьера Фицджеральда из-за его пагубных привычек завершалась, Хемингуэй только начал расправлять свои творческие крылья.

Эта дружба была и искренней, и странной. Известный уже Фицджеральд во всем слушался Хемингуэя, и в скором времени не мог без него обходиться. Хемингуэю же часто было стыдно из-за друга, которого приходилось выручать из разных передряг.

«Его талант был таким же естественным, как узор из пыльцы на крыльях бабочки. Одно время он понимал это не больше, чем бабочка, и не заметил, как узор стерся и поблек. Позднее он понял, что крылья его повреждены, и понял, как они устроены, и научился думать, но летать больше не смог, потому что любовь к полетам исчезла, а в памяти осталось только, как легко ему леталось когда-то…» — эти строки Хемингуэй написал о Фицджеральде уже после его смерти.

 

СЕРДЦА ДВУХ: дружба известных людей. Фредди Меркьюри и Монсеррат Кабалье, Эрнест Хемингуэй и Фрэнсис Скотт Фицджеральд, Тарас Шевченко и Семен Гулак-Артемовский
Фрэнсис Скотт Фицджеральд и Эрнест Хемингуэй / mjcolliganproject.wordpress.com

 

Они познакомились в Париже, в кафе. После очередной рюмки автор успешного романа «Великий Гэтсби» уже предлагал автору тогда всего лишь небольшого сборника рассказов «В наше время» поехать в авантюрное путешествие в Лион, забирать машину. В этой поездке они останавливались выпивать под каждым деревом по дороге.

У них обоих были свои «демоны»: Фицджеральд пил и полностью прекращал контролировать себя в таком состоянии, Хемингуэй не мог справиться с супружескими неурядицами и предпочитал закрывать глаза на проблемы в отношениях, меняя жен.

Они переговаривались, отвечая друг другу в своих произведениях. Иногда это были достаточно жесткие уколы. «Мне начинала надоедать эта литературная жизнь. Мне очень надоел Скотт и вся эта глупая комедия», — писал Эрнест Хемингуэй в мемуарах «Праздник, который всегда с тобой».

И все же дружба продолжалась. Критик Фицджеральд тонко и деликатно добавил несколько важных замечаний в роман «Прощай, оружие!». И эти правки, по словам литературоведов, внесли свою лепту в формирование стиля Эрнеста Хемингуэя. Они знакомили друг друга с нужными людьми и радовались успехам.

К сожалению, пьянство Фицджеральда стало причиной, по которой друзья перестали видеться часто. Незадолго до своей кончины тот подсчитывал число их с Хемингуэем встреч. «Четыре раза за 11 лет. С 26-го года уже, по существу, не друзья», — написал он в дневнике.

 
ТАРАС ШЕВЧЕНКО И СЕМЕН ГУЛАК-АРТЕМОВСКИЙ

 

Известный певец и композитор, автор первой национальной оперы «Запорожець за Дунаєм» Семен Степанович Гулак-Артемовский был одним из самых верных и преданных друзей Тараса Шевченко.

Даже музыку на текст народной песни «Стоїть явір над водою», впервые исполненную в представлении «Москаль-чарівник», Гулак-Артемовский посмертно посвятил своему другу. Посвящение прописано на титульном листке издания песни 1860 года. Мелодия, которая родилась в один из музыкальных вечеров в Петербурге, стала его любимой песней.

Шевченко очень нежно пишет о друге в дневниках: «О третій годині повернувся я додому й обійняв мого задушевного Семена Артемовського. А через півгодини я був уже в його домі, як у своїй рідній хаті. Багато чого ми згадали й переговорили, а ще більше не встигли ні згадати, ні переговорити. Дві години промайнули швидше однієї хвилини».

Во время ссылки Тараса Шевченко друг заботился о нем, неоднократно присылая денежную помощь. Он старался делать это предельно деликатно, убеждая, что просто возвращает деньги за картины, нарисованные Кобзарем. Однажды он сказал, будто эти деньги — подарок неизвестного благодетеля, которому небезразлична судьба ссыльного.

 

СЕРДЦА ДВУХ: дружба известных людей. Фредди Меркьюри и Монсеррат Кабалье, Эрнест Хемингуэй и Фрэнсис Скотт Фицджеральд, Тарас Шевченко и Семен Гулак-Артемовский
Семен Гулак-Артемовский и Тарас Шевченко / m.day.kyiv.ua

 

«Чи є така велика душа, — яка б згадала мене в далекій неволі… Немає тепер таких великих душ на світі. Одна твоя залишилася і вигадала собі поему, та таку сердечну, що я досі читаю і плачу. Великий ти поет!» — писал Тарас Шевченко. Очевидно, он понимал, что Семен Гулак-Артемовский сам помогает ему.

Первым делом, освободившись из ссылки в 1857 году, Шевченко поспешил в Петербург — на встречу с другом. Каждый день они собирались на квартире композитора, устраивали литературно-музыкальные вечера, засиживались допоздна и даже пели дуэтом. Гулак-Артемовский отмечал, что у Шевченко очень сильный голос, а количеству народных песен, которые тот знал, мог бы позавидовать любой хор.

Дружба между ними продолжалась до последних дней жизни Тараса Шевченко. После похорон Семен Гулак-Артемовский организовал благотворительный концерт для сбора помощи семье друга. В тот грустный вечер он исполнил любимую песню Шевченко.

Но кажется, его печаль больше никогда не прошла — ведь Гулак-Артемовский был одним из тех, кто прекрасно понимал, какого гения потеряла Украина.

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: