Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў — альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Liberal ArtsPhilosophy
6 мин. на чтение

СЕРГЕЙ ПРОЛЕЕВ: какая самая важная моральная дилемма стоит сейчас перед украинским обществом

СЕРГЕЙ ПРОЛЕЕВ: какая самая важная моральная дилемма стоит сейчас перед украинским обществом
Поделиться материалом
Арт-оформление: Olena Burdeina (FA_Photo) via Photoshop 

 

СЕРГЕЙ ПРОЛЕЕВ: какая самая важная моральная дилемма стоит сейчас перед украинским обществомНа вопрос читателя альманаха «Какая самая важная моральная дилемма стоит сейчас перед украинским обществом?» отвечает философ Сергей Пролеев.

Сергей Пролеев — доктор философских наук, профессор, заведующий отделом философии культуры, этики и эстетики Института философии имени Г. С. Сковороды НАН Украины.

 

Война предстает перед нами как разрушения колоссального масштаба, страдания и гибель людей. Однако у войны есть еще одно измерение — моральное. Сутью множества разнообразных трагических событий войны является жесточайшее испытание человечности — способности быть человеком. 

Едва ли не важнейшее измерение этого испытания — сопричастность, твое участие в жизни других людей. Через эту сопричастность ты становишься моральным субъектом. Ведь основа морали — небезразличие человека к человеку, готовность разделить с ним его жизнь во всем, что ему выпадает. Если ты делаешь выбор в пользу сопричастности, то обязательно найдешь способы, как ее проявить. Потому что сопричастность имеет самоценный смысл в любой форме, в любом контексте.

Войне присущ примечательный парадокс. С одной стороны, она является бедствием, с другой — это бедствие никогда не распределено равномерно. Неравномерность опыта порождает серьезную моральную коллизию.

В каждом городке Украины есть погибшие и раненые, есть миллионы семей, чьи родственники были вынуждены покинуть страну. Однако кого-то это напрямую не коснулось. Поэтому далеко не все украинцы в равной степени прочувствовали и осознали, что такое война. В результате не все надлежащим образом на нее откликнулись. 

Подавляющему большинству людей свойственно жить, опираясь на данные им обстоятельства. Особенно если не меняются качества среды обитания: сегодня солнышко светит надо мной так же, как и вчера; я по-прежнему живу в безопасности и моей жизни ничего не угрожает; я продолжаю получать достаточный для жизни доход… Опасная иллюзия! Не лишне помнить, что сапог оккупанта одинаково занесен и над головой человека, чей дом обстреливает российская артиллерия, и того, кто ни разу не слышал звука войны и живет вполне благополучно.

В таком восприятии происходящего присутствует моральный дефект, который может крайне негативно повлиять на исход войны. Как моральный субъект, ты, по определению, должен быть причастен к борьбе твоей страны за свободу и независимость, к инстинкту самосохранения украинского общества. Каждый из нас сегодня, так или иначе, на фронте. Без этого самоощущения стране не выжить.

 

Иван Марчук, серия. «Голос моей души». И увидел он землю, покрытую рыбами, 1979
Иван Марчук. И увидел он землю, покрытую рыбами, серия «Голос моей души», 1979

 

В ЧЕМ СОСТОИТ СОПРИЧАСТНОСТЬ

 

Основа сопричастности — небезразличие. Оно выражается в готовности каждого на своем месте, в меру своих возможностей, а часто даже превосходя их, вносить свою лепту в победу над врагом. Есть хорошее выражение: «чужой боли не бывает». Происходящее в борьбе с агрессором не может не откликаться в душе каждого гражданина.

Это как будто прописные истины, но если бы они были ведомы украинским чиновникам, часто совершающим поступки с тупой безмятежностью «пятой колонны»; ведомы всем людям, кто имеет дело с ранеными и искалеченными, беженцами и эвакуированными, потерявшими родных и близких!

Безусловно, главные события, от которых зависит исход войны, происходят на фронте. Сопричастность, понимаемая как участие в войне на стороне своего народа, — это в первую очередь защита страны с оружием в руках, помощь раненым, волонтерство, донаты. 

Однако войны, в не меньшей степени, чем на фронте, выигрываются в тылу. Поэтому состояние тыла — важнейший фактор! Крайне важным для победы является режим доверия, доброжелательности, взаимной поддержки между украинскими гражданами. 

Проявляя эмпатию и заботу о ближнем, демонстрируя окружающим свои лучшие качества на улице, в транспорте или на рабочем месте, ты тем самым положительно влияешь на душевное состояние людей. Даже через повседневное поведение в тылу ты участвуешь в борьбе с врагом.

Своими поступками — вниманием, добрым словом, конкретной помощью в большом и малом — ты помогаешь ближнему, а значит — увеличиваешь потенциал сопротивления агрессору. Когда ты просто помогаешь, условно говоря, старушке перейти через дорогу, ты уже сопричастен состоянию тыла, а значит — это тоже твое участие в боевых действиях.

Выражением сопричастности и вкладом в общее дело также может и должен быть надлежащий порядок твоей внутренней жизни — что себе позволяешь и от чего воздерживаешься, о чем думаешь и чего желаешь. Состояние каждого человека — то, каков ты сам, — частица общей воли, из которой рождается успех или неудача всей борьбы. Этого нельзя недооценивать.

 

НЕНАВИСТЬ НЕ ЕСТЬ ДЕМОНСТРАЦИЯ СОПРИЧАСТНОСТИ

 

На войне чувство злости, ярости, ненависти к врагу является ожидаемым и закономерным. Нельзя просто запретить себе испытывать то или иное чувство. Так не работает. В конце концов, человек не есть некий механизм, которым можно своевольно распорядиться. Скорее эмоции своевольны и спонтанны. Но существует некий предел, за которым разрушительные эмоции подменяют собой человеческую сущность. 

Поэтому все мы, независимо от обстоятельств, обязаны сохранять самообладание. И не подменять сопричастность бесплодными эмоциями, способными лишь истощать жизненную энергию без всякого полезного эффекта. Например, человек сидит перед телевизором или компьютером и ненавидит россиян или исходит злобой в Фейсбуке. Он ошибается, если думает, что тем самым становится сопричастным борьбе со злом. 

Потому что сопричастность — это не выброс эмоций, сопричастность всегда действенна. Эмоции крайне энергозатратны. Лучше, когда эта энергия не сгорает вхолостую, а расходуется на общее дело. Чем твое негодование, каким бы бурным оно ни было, поможет стране и армии, поможет реальному человеку рядом? 

Хуже того — испытывая сильные эмоции гнева или злости, ты чувствуешь, что как будто уже что-то совершил, какое-то действие осуществил. Но это самообман. У того, кто сочувствует или ненавидит, но при этом палец о палец не ударит, цена сопричастности — нулевая!

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

НЕЭТИЧНАЯ ПОЛЕМИКА — ВРАГ СОПРИЧАСТНОСТИ

 

Важным условием всеобщей мобилизации и консолидации народа является также моральный режим общественного дискурса. Разница позиций — еще не повод для культуры отмены или дубины, чтобы бить оппонента по голове. Если ты отстаиваешь морально правильную позицию, но делаешь это оскорбительным способом, прибегая к уловкам и унижению оппонента, то фактически это обесценивает и любую правильную позицию, и тебя самого.

Важно, чтобы сама полемика и стилистика, в которой она ведется, тоже была моральной. Моральность — это не только характеристика поступка, но и самого дискурса, который разворачивается по поводу поступков и выборов людей. 

 

РАСЧЕЛОВЕЧИВАНИЕ НЕ УСИЛИВАЕТ СОПРИЧАСТНОСТЬ

 

Война — это уничтожение человеческого в человеке. Поэтому один из важнейший моральных вызовов, порожденных войной, — расчеловечивание как врага, так и себя самого. Ужас войны не только во внешних разрушениях и страданиях — она взрывает человека изнутри. Если ты сам превращаешься в невменяемое существо, внутри которого все выжжено (это закономерное воздействие ужаса войны), то получается, что война уже победила в тебе самом.

В жестоком, беспощадном противостоянии совершенно естественно возникает эффект расчеловечивания противника. Но поддаваясь этому побуждению, мы ставим под угрозу собственную человечность. Так мы наносим урон самим себе и своей способности вести борьбу.

Стихия расчеловечивания опасна и тем, что она не удерживается в отчетливых границах — дескать, врагов мы воспринимаем как нелюдей, а к «своим» относимся совсем иначе. Яд расчеловечивания проникает во все отношения, в тебя самого. Перед каждым украинцем сегодня стоит моральная задача — победить войну в себе самом, оказаться сильнее ее.

Сохранить в себе человека, человеческое достоинство, несмотря на все нечеловеческие испытания и обстоятельства, которые стремятся это достоинство уничтожить. Никто в этом не безукоризнен, никому не по силам выдержать этот принцип на все сто, но стремиться к этому необходимо.

Сохранение самообладания — эта моральная максима должна стать принципом для всех украинцев. И чем больше соблазн отключить в себе все человеческое, тем важнее этот принцип соблюсти.

 

Иван Марчук, серия. «Голос моей души». Без названия, 1993
Иван Марчук. Без названия, серия «Голос моей души», 1993
 
О МОРАЛЬНЫХ ОЦЕНКАХ 

 

Сегодня можно услышать мнение, что во время войны, дабы не сеять раздор в обществе, мы не имеем права оценивать и осуждать соотечественников. Я убежден, что мы не только можем, но и обязаны это делать! Потому что это важнейшая составляющая нашей моральности и проявление сопричастности к происходящему. 

Если я считаю человека негодяем, то и отношусь к нему как к негодяю. Это мое моральное право, которое у меня есть всегда — до, после и во время войны. 

Так же мы оцениваем и действия наших партнеров.

Давайте посмотрим на сопричастность Украине, которую демонстрирует Запад. Позиция заявлена: морально и юридически Запад осудил российскую агрессию, ввел санкции, благородно принял украинских беженцев и всячески помогает Украине, которая самоотверженно сражается с врагом.

Без этой помощи и поддержки наша страна не выстояла бы, несмотря на весь героизм. Но одновременно с этим многие крупнейшие западные фирмы продолжают работать в России, получают прибыли и поддерживают не только российский бюджет, но и чувство благополучия российского населения (не последний фактор в поддержке им войны). Получается, правая рука делает одно, а левая — противоположное. Например, отказавшись от российского трубопроводного газа, Европа увеличила поставки сжиженного газа из РФ на 40%, тем самым финансируя агрессора. 

Это особенно прискорбно ввиду того, что российско-украинская война — это не война России против Украины. Это война России против Запада. И вся Европа должна молиться за то, чтобы Украина смогла сдержать эту агрессию. Ведь все разумные люди понимают, что сегодня русские танки могли быть в Берлине, а не в южно-украинских степях. Украина сражается непосредственно за Европу, поэтому тут присутствует собственный интерес самих европейских государств.

Факты сотрудничества с тем, кого ты осудил и кто, по сути, является твоим врагом, порождают ситуацию моральной ущербности. Естественно, нельзя говорить, что вся Европа или весь Запад таковы. Разумеется, это далеко не всеобщая ситуация, но тоже, к сожалению, достаточно широко распространенная.

 

ЗАБЫТЬ О КУЛЬТУРЕ?

 

Вполне понятно, что пока идет война, все ресурсы и все расходы должны быть подчинены одному — скорейшей победе. Все остальное выносится за скобки. Но при этом, как говорили древние греки, во всем должна быть мера. Только в конкретном вопросе нужно взвесить на весах целесообразности, куда уместнее направить средства и усилия.

Сейчас часто вспоминают слова Черчилля, обращенные к чиновникам, урезавшим расходы на культуру в разгар войны: «Ради чего мы тогда воюем?» Это хрестоматийный пример. Несомненно, состояние культуры влияет на душевное равновесие тыла.

И ведь заметьте: главное стремление кремля состоит не в том, чтобы захватить украинские территории или украинские заводы. Главное его стремление — уничтожить украинскую идентичность, а значит, ее средоточие — украинскую культуру. Она — главная цель и враг агрессора.

Неплохо бы это помнить, но ничтоже сумняшеся чиновники от образования все больше и больше маргинализируют именно гуманитариев. Это глупость или пособничество врагу? А ведь перед страной и сейчас стоят, и еще острее после войны встанут труднейшие гуманитарные проблемы.

Это и вопрос реинтеграции населения оккупированных территорий (некоторых — с 2014 года), и психологического состояния миллионов людей, прошедших фронт; а также вопросы, которые поднимает вынужденная эмиграция, потери близких и ужасы войны; и новый этос гражданина, нетерпимого ко всем низостям и бесправию, пронизывавшим жизнь до войны и отнюдь не сдавшим позиции сегодня, — а ведь невозможно, заплатив за жизнь такую страшную цену, продолжать терпеть те гнусности, которых в избытке в нашей социальной системе.

И кто это будет делать, какие кадры обеспечат эту массовую работу? Это призвание гуманитариев, но кто об этом думает? Банально, но всем пишущим, думающим, говорящим, обучающим людям тоже нужно как-то прожить. И поддерживая их, мы тоже даем своеобразный отпор агрессору.

Ведь, как известно, «стреляет не только пушка», поэтому иной блогер может стоить артиллерийского полка. Чем не оружие? Нужно просто иметь здравый подход к решению этих вопросов. И почему-то готовность государства огульно сокращать расходы на гуманитарные вопросы не сопровождается такой же ревностностью в сокращении расходов на чиновников. Вот интересно, почему?

Делая моральный выбор, неплохо вспомнить о существовании важнейшей инстанции, которой является совесть. Поэтому все достаточно просто: поступайте по совести! Это не значит, что вы никогда не ошибетесь, но, по крайней мере, у вас всегда будет достаточно надежный и благой ориентир.

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media
Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: