Джо Стадвелл
Писатель, журналист, доктор наук, преподаватель в Кембриджском университете, автор бестселлера How Asia works
Leadership&Management
5 мин. на чтение

СЕРИЯ ЗАМЕТОК О МИРОВОМ ФРОНТИРЕ РАЗВИТИЯ. ЗАПИСКИ ИЗ АФРИКИ 1: Эфиопия (Часть I)

СЕРИЯ ЗАМЕТОК О МИРОВОМ ФРОНТИРЕ РАЗВИТИЯ. ЗАПИСКИ ИЗ АФРИКИ 1: Эфиопия (Часть I)
Поделиться материалом
Карта Эфиопии, административное деление. Библиотека Конгресса США/Джо Стадвелл

 

Джо Стадвелл — культовая фигура в мире экономической аналитики. Основанное им еще в 1997 году издание China Economic Quarterly до сих пор является ценнейшим источником информации о экономических процессах в Восточной Азии.

Его книгу «Как работает Азия» The Economist и The Financial Times признали книгой года, а Билл Гейтс назвал ее лучшей книгой по экономическому развитию и часто писал об этом. В последнее время к Азии Стадвелл добавил еще один объект исследовательского интереса — Африку.

Специально для издания Huxleў Джо Стадвелл подготовил материал «Серия заметок о мировом фронтире развития. Заметки из Африки 1: Эфиопия». В свое время Стадвелл приложил немало усилий, чтобы открыть миру Китай. Возможно, для Украины уроки Африки окажутся актуальными. Развивающимся странам есть чему учиться друг у друга и в политическом, и в экономическом плане, так же, как иногда проще открыть перспективы экономического сотрудничества…

Итак, вместе с Джо Стадвеллом отправляемся в Эфиопию, страну, где проживает более 112 млн человек. Эксклюзивный репортаж об этом путешествии — для читателей Huxleў.

 

Эфиопия переживает, возможно, самый значительный политический кризис на Африканском континенте за целое поколение. Безусловно, это наиболее серьезная проблема, с которой столкнулась Эфиопия — самое многообещающее государство Африки с точки зрения потенциала развития и вторая по численности населения страна на континенте, с тех пор как правящая коалиция, Революционно-демократический фронт эфиопских народов (РДФЭН), победила в 1991 году маоистскую хунту «Дерг»*, возглавляемую Менгисту Хайле Мариамом.

Данный кризис является следствием решения премьер-министра Абия Ахмеда Али в начале ноября начать военные действия против Народного фронта освобождения Тыграя (НФОТ).

С 1991 года и до того момента, как Абий — эфиопов традиционно называют по именам — стал премьер-министром в апреле 2018 года, НФОТ доминировал в правящей коалиции РДФЭН. Несмотря на то что в северном федеральном штате Тыграй проживают всего лишь 6 процентов населения Эфиопии, тиграи доминировали в кабинете министров, получали большинство руководящих должностей на государственной службе, командовали федеральной армией и занимали ключевые должности в разведывательных службах.

«Власть, — заметил британский историк лорд Актон, — имеет свойство развращать, а абсолютная власть развращает абсолютно». И хотя до прекращения существования НФОТ в 2012 году им руководил, возможно, наиболее эрудированный лидер в области развития, которого когда-либо видел мир, Мелес Зенауи, Фронт обладал чем-то близким к абсолютной власти. Тиграи получили контроль над большей частью экономики столицы — Аддис-Абебы, и значительная часть их денег была заработана неправедно.

Армия участвовала в широкомасштабных контрабандных операциях с использованием федеральных военных транспортных средств. Она мошенническими путями получала крупные суммы благодаря контролю над крупнейшим энергетическим проектом Африки — шестигигаваттной Хидасэ — Плотиной великого возрождения Эфиопии (ПВВЭ) на границе с Суданом.

Коррупция никогда не была клептократией в стиле Кении или Демократической Республики Конго, но она задерживала проект строительства критически важной плотины — ГЭС Хидасэ — и все больше препятствовала развитию экономики, которая росла, несмотря на голод и ужасную бедность, на 10 процентов в год.

Итак, Абий, выходец из самой большой, низменной этнической группы оромо, представляющей 35 процентов населения Эфиопии, решил ликвидировать НФОТ. Было ли необходимо делать это военным путем — как пытался сделать Абий — и была ли возможность использования политического решения вместо этого, является предметом интенсивных споров — как в Эфиопии, так и в международных дипломатических кругах. Здесь, как и в любой контрафактической ситуации, мы никогда не узнаем абсолютной правды.

Точно так же является сложным и вопрос о том, какая сторона первой начала боевые действия между федеральными силами и НФОТ. Правительство Абия Ахмеда Али говорит, что 3–4 ноября 2020 года НФОТ атаковал базы и штаб сил федерального Северного военного округа, взяв на себя командование силами этнических тиграев и незаконно завладев огромным количеством военной техники.

НФОТ заявляет, что передвижение войск на границах Тыграя и Эритреи до этого нападения ясно показало решимость Абия придерживаться идеи военной конфронтации, и что Фронт действовал в порядке самообороны. Как и в случае с истоками Первой мировой войны, разные аналитики могут спорить.

В 2019 году из 30 самых быстрорастущих экономик мира 16 были именно африканскими. Коронакризис существенно откорректировал планы жителей Африки. Вместе с тем The Economist пишет, что пандемия может дать толчок слабым экономикам. И они будут развиваться быстрее, чем сильные. На наших глазах разворачивается схватка мировых игроков за Африканский континент. Страновые риски здесь несоизмеримо выше среднеевропейских, но при этом и с высокой доходностью инвестиций в африканские проекты мало что сегодня может сравниться СЕРИЯ ЗАМЕТОК О МИРОВОМ ФРОНТИРЕ РАЗВИТИЯ. ЗАПИСКИ ИЗ АФРИКИ 1: Эфиопия (Часть I)

 

НЕ КАКАЯ-НИБУДЬ ТАМ СРЕДНЕНЬКАЯ ИМПЕРИЯ
 

События, происходящие в Эфиопии, невозможно понять без осмысления исторического и этнического наследия этой страны с населением 112 миллионов человек. Подобно Германии, России или Китаю, Эфиопия развивалась как империя, которая состояла из сопредельных территорий и расширялась на своей периферии.

Доминирующим народом в этом процессе построения империи были горцы, стремящиеся к расширению из-за демографического давления и желания получить более плодородные земли. Чтобы выразить свои экспансионистские инстинкты, тиграи используют термин «абай», который примерно соответствует немецкому слову «lebensraum» (буквально «жизненное пространство») времен колониальной эпохи. Но до тиграев поисками жизненного пространства руководили их соседи амхара.

В последнее десятилетие XIX века и первое десятилетие XX император Менелик II захватил большие участки низменной территории в юго-западном направлении — до нынешней границы с Кенией, в юго-восточном направлении — в сторону сегодняшней Сомали и на западе — до нынешних границ Судана и Южного Судана.

 

СЕРИЯ ЗАМЕТОК О МИРОВОМ ФРОНТИРЕ РАЗВИТИЯ. ЗАПИСКИ ИЗ АФРИКИ 1: Эфиопия (Часть I)
Менелик II, негус-негести («царь царей») Эфиопии (Абиссинии) с 1889 года. Основал новую столицу своей державы — Аддис-Абебу. Фотография из книги Р. Панкхерста «Эфиопы: История», 2001 г.

 

Он также был единственным африканским лидером, который победил целую европейскую армию (а конкретно — итальянскую) при Адве в Тыграе в 1896 году. Преемником Менелика стал император Хайле Селассие, коронованный в 1930 году в новой столице империи Аддис-Абебе (об этом событии блестяще рассказывается в книге Ивлина Во «Далекие люди»).

До коронации Хайле Селассие называли «Рас Тафари», или принцем Тафари. Потомки ямайских рабов решили, что этот маленький человек, африканец, который загнал белого человека в угол, на самом деле был живым богом, и построили вокруг него принципы растафарианства. Однако не все было так уж просто.

В 1935 году армия Муссолини вернулась в Эфиопию с химическим оружием, убив сотни тысяч человек, и оккупировала страну на пять лет. Итальянцы уже захватывали Эритрею с 1889 года. Однако в 1941 году они потеряли свои владения на Африканском Роге в результате кампании союзников в Восточной Африке. Рас Тафари и Эфиопия снова стали свободными, а в 1952 году император аннексировал Эритрею.

Хайле Селассие продолжал править на протяжении еще 30 лет. Он изъял промышленные заводы, которые итальянцы организовали в Эритрее, и перенес их в Аддис-Абебу, построив свою столицу на этническом перекрестке страны и следуя логике, аналогичной логике испанцев, когда они дали значительный импульс появлению столицы в середине своего беспокойного государства. Тысячи эритрейских бизнесменов, квалифицированных рабочих и технических специалистов перебрались в Аддис-Абебу.

Хайле Селассие был в некотором смысле реформатором. Однако он также был аристократом, императором, любящим аддис-абебское казино и дорогое французское вино в большом количестве. Он никогда не сталкивался с самой взрывоопасной проблемой в любом развивающемся государстве — земельным неравенством. Это стоило ему жизни.

В 1974 году армейский мятеж ознаменовал начало возникновения «Дерга» — маоистской диктатуры, которая провела земельную реформу, но затем убила сотни тысяч человек в результате принудительной коллективизации сельского хозяйства, насильственного переселения людей и последующего голода. Хунта «Дерг» могла похвастаться самой большой армией в Африке и поддержкой CCCP, которая включала в себя даже реактивные истребители МиГ.

 

СЕРИЯ ЗАМЕТОК О МИРОВОМ ФРОНТИРЕ РАЗВИТИЯ. ЗАПИСКИ ИЗ АФРИКИ 1: Эфиопия (Часть I)
Хайле Селассие. Последний император Эфиопии. Фотография из архива Библиотеки Конгресса США

 

И все же, после долгой борьбы, «Дерг» был разгромлен этнической коалицией партизан во главе с тиграем Мелесом Зенауи. Тиграи давно превратили эту победу в исключительно собственное достижение. В действительности же солдаты эритрейского происхождения были более многочисленными и зачастую их вклад более значимым, особенно в процессе падения столицы в 1991 году.

Военный гений Мелеса Зенауи состоял в том, чтобы удержать от распада коалицию, включающую в себя целый калейдоскоп этнических групп. Ключевой момент, который нужно усвоить из всей этой истории, заключается в том, что Эфиопия не является такой империей, как Германия, Россия или Китай. В отличие от этих государств, в Эфиопии политически доминировали различные этнические группы.

 

Сегодня Африканский союз состоит из 55 государств континента, которые входят в 8 различных региональных экономических объединений. Интеграционные настроения порой настолько сильны, что периодически обсуждается даже вопрос о единой общеафриканской валюте. Штаб-квартира Африканского союза находится в столице Эфиопии — Аддис-Абебе. Выбор не случаен. Сегодня эфиопская экономика самая быстрорастущая на континенте и одна из самых быстроразвивающихся в мире СЕРИЯ ЗАМЕТОК О МИРОВОМ ФРОНТИРЕ РАЗВИТИЯ. ЗАПИСКИ ИЗ АФРИКИ 1: Эфиопия (Часть I)

 

Во-первых, амхара в лице Менелика и Хайле Селассие. С 1991 года — тиграи во главе с Мелесом Зенауи. А с 2018 года — Абий, представляющий низменных оромо, самую многочисленную группу. На заднем плане — прибрежные эритрейцы, которые подавляющим большинством выбрали независимость на референдуме в 1993 году, чьи проживающие в Эфиопии соотечественники были изгнаны Мелесом Зенауи, и которые испытали ужасы разрушительной, спровоцированной тиграями пограничной войны в 1998–2000 годах, в результате которой погибло 100 тысяч человек.

Тем не менее эритрейцы не забыли о том, что были ведущей силой в экономике Эфиопии при Хайле Селассие, или о том, что внесли такой же вклад, как и любая другая группа, в поражение «Дерга». Сегодня каждая из этих четырех этнических групп хочет занять заветное место на политическом Олимпе. И многие молодые частично безработные люди, и хитроумные мужчины старшего возраста, которые ими манипулируют, готовы пролить кровь, чтобы заполучить его. 

 

Читать часть II

 


Примечание: 

*Дерг — временный военно-административный совет и высший коллегиальный орган государственной власти в Эфиопии в 1974–1987 годы

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: