Владислав Михеев
Эксперт по стратегическим коммуникациям, кандидат филологических наук
Liberal ArtsViews&Opinions
5 мин. на чтение

Смерть Читателя и Время караоке: «Как написать книгу, если вы не писатель?»

Смерть Читателя и Время караоке: «Как написать книгу, если вы не писатель?»
Поделиться материалом

Иллюстрация: украинский художник Евгений Пицыкевич «Дым сквозь розовые очки» 2013 год

Тотальный профессионализм закончился вместе со Средневековьем, c его мастерами и цехами. Новое время дало фигуры шоуменов, которые должны были больше «удивлять» и «развлекать», чем творить. Длинный XVI век (по Валлерстайну) заканчивается в XXI веке. То есть «тестирование публики на глупость», ранее удел ярких индивидуалистов (типажи Калиостро), сегодня становится массовым, глобальным трендом. И происходит это благодаря телевидению, социальным сетям и т.д.

Очередная реклама очередных курсов:

«Как написать книгу, если вы не писатель?»

Совершенно неактуальное предложение. Сегодня книга больше не является признаком писателей, количество которых на планете приближается к 7 млрд. Помните, как отсутствие членского билета не помешало булгаковским Коровьеву с Бегемотом попасть в ресторан Дома литераторов и сжечь его? Они привели следующие аргументы: если у Толстого и Достоевского не было «корочки» профессионального Союза, это не означало, что они не писатели! Со времен Булгакова такое представление сильно эволюционировало.

Современные идентичности больше не укоренены не только в формальных институтах, но и в реальных знаниях, профессиональных умениях и навыках.

Все — специалисты во всем. Умеешь пользоваться клавиатурой — писатель.

Отличаешь тепло от холода — специалист по глобальному потеплению, не хуже Греты Тумберг. Выступаешь против всего плохого и за все хорошее — профессиональный патриот, гражданский активист, борец за права и т.д. Поешь в караоке — это автоматически поднимает твою значимость для мирового шоу-бизнеса на уровень Элтона Джона. Надел вышиванку — и большего украинского патриота в природе не существует. 

Латентно гениален каждый левша, потому что им был Леонардо да Винчи. А уж принадлежность к ЛГБТ-сообществу никогда и никому не дает права усомниться в твоей креативности  — занимайся информационной трансформацией общества — сколько душе угодно! Формализм  в эпоху постмодернистского плюрализма преобразился. «Корочки», по которым  в СССР определяли, писатель ты или нет, никуда не исчезли, просто стали другими.

Преобразилась роскошь человеческого общения, хотя и не перестала быть роскошью.  Zoom оказался способен ее имитировать не хуже, чем бижутерия «Сваровски» — ювелирное искусство, работающее с настоящими драгоценными камнями. В виртуальном мире профессионализм также виртуализируется, критерии его оценки размываются.

Блогер, пишущий на темы экономики — ведущий экономист. Спикер, комментирующий ситуацию с коронавирусом — выдающийся эпидемиолог. Госменеджер, бомбардирующий аудиторию историями о каждом своем победном чихе — уникальный управленец.

Когда главным критерием оценки уровня профессионализма становится медийная активность, на первый план выходят не знания, а «осведомленность». Не умения, а «мнения». Не образование, а «образ».

Торговля идентичностями, в том числе и профессиональными, превратилась в индустрию. На любых курсах, а с некоторых пор еще и дистанционных, ты можешь получить любой диплом: МВА, психолога, коуча, пиарщика… Некоторые умудряются таким образом даже дипломом «доктора философии» обзавестись и поработать премьер-министром в 40-миллионной европейской стране.

Удивительно, но не только советские «корочки», но и социальные лифты продолжают работать. Правда, тоже по-другому. Раньше из биографий членов политбюро, советских министров и директоров можно было наглядно понять, что означает «кто был никем, тот станет всем». Как правило, все они были детьми крестьян и рабочих.

Однако и карьерная формула со времен советского модерна слегка изменилась. В ней «+» поменяли на «-» и теперь она выглядит так: «карьера = лояльность — талант и профессионализм». Честно говоря, уже в советское время с формулой начались большие проблемы, иначе бы «красная империя» не развалилась. Но то, что ранее было кадровой проблемой, теперь стало карьерным принципом. От «маугли», которого нашли в постсоветских джунглях, научили говорить по-английски, выдали модный диплом и должность, требуется только одно — быть лояльным, а не образованным, талантливым или умным. 

Лояльность — главное, в чем либеральный хипстер должен быть настоящим профессионалом. Во всем же остальном, он является специалистом как бы «по праву рождения», т.е. по праву идентичности, заданной лояльностью к текущим корпоративным трендам, которую часто принимают за проявление политического интеллекта. Каждый имеет ничем не ограниченное право на самореализацию так, как он это понимает. Но в таком случае, вправе ли мы упрекать менеджеров, что они плохо управляют, врачи плохо лечат, учителя плохо учат?

Не являясь писателями, Коровьев с Бегемотом, в конце концов, реализовали свое право быть писателями как могли. В соответствии со своей инфернальной природой — сожгли Дом Литераторов. Можно даже интерпретировать подобный пожар, как творческий акт…

В принципе, последние 30 лет Украина «вiдбувалась» по сходному сценарию. «Украинство» стало профессией, причем, пожалуй, самой высокооплачиваемой. Профессиональный украинец проявляет патриотизм, демонстрируя формальную лояльность к доминирующим идеологическим трендам. Это автоматически дает ему право претендовать на профессионализм во всех областях: он все знает, ничего не читая, он судит обо всем, не умея мыслить, он мнит себя стратегом, игнорируя тактику.

Он убежден, что все понимает и делает правильно. Хотя, если судить по результату, единственное, что у него получается хорошо, это монетизировать бессмыслие и бездействие. Не удивительно, что тридцатилетнее разрушение и поджог собственного государства воспринимается профессиональным украинцем как позитивный творческий акт…

Когда-то Ницше заявил, что Бог умер. Потом вслед за ним Барт похоронил Автора. Теперь пришло время похоронить Читателя… А далее без Читателя — умирает Текст, во всей его целостности, связности и смысловой полноте… В конечном итоге, отмирает способность понимать, без которой мышление не имеет цели и смысла. Дегуманизация — это, в первую очередь, коррозия гегельянской «разумности», иллюзия понимания, превращающая человека в иллюзию человека. 

Идентичности становятся поверхностными и неукорененными в бытии. Профессионализм без профессионализма — не укорененным в знании и таланте. Сегодня человек достигает любого статуса —  писателя, управленца, патриота, эксперта — достаточно примитивными и простыми средствами, которые не требуют много времени и энергозатрат, каких требует мышление.

Будучи не востребованы, атрофируются навыки понимания и интерпретации — они уже не столь актуальны для выживания и социального взаимодействия. А ведь это именно то, к чему, собственно говоря, и призван текстом и смыслом Читатель.

Поэтому, если уж и учить сегодня чему-то, то не столько писать, сколько читать. 

 

 

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: