Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў – альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Leadership&Management
3 мин. на чтение

«Социальная ответственность бизнеса — увеличивать прибыль»: дискуссия о статье Милтона Фридмана, опубликованной 50 лет назад

«Социальная ответственность бизнеса — увеличивать прибыль»: дискуссия о статье Милтона Фридмана, опубликованной 50 лет назад
Поделиться материалом

Джеймс Стюарт — американский юрист, журналист и писатель, обладатель Пулитцеровской премии за разъяснительную журналистику (1988).

Даррен Волкер — президент Фонда Форда, научный сотрудник Института городского дизайна, член Совета по международным отношениям и член правления Фонда Аркус, член Rockefeller Philanthropy Advisors.

Милтон Фридман  — американский экономист, обладатель премии по экономике памяти Альфреда Нобеля 1976 года за исследования в области потребления, монетарной истории и теории, а также сложности стабилизационной политики.

Фридман наряду с Джорджем Стиглером и другими экономистами был одним из интеллектуальных лидеров второго поколения чикагской ценовой теории, методологического направления, развивавшегося в Чикагском университете с 1940-х годов.

Д.С.: В начале разговора стоит вспомнить несколько основных мыслей, которые Милтон Фридман высказывал в своей знаменитой статье в Нью-Йорк Таймс, в 1970 году:

  • Главная цель корпораций — это прибыль.
  • Корпорация принадлежит своим акционерам.

На то время корпорации совершенно забыли об этих основополагающих принципах. Компания Ford, как и большинство автомобильных компаний, стала представлять собой корпократию (прим. редакции — форма правления государством или политическая система, при которой власть принадлежит могущественным и богатым корпорациям), где прибыль была в руках директоров и владельцев.

Работникам обещали прекрасные пенсии и гарантии когда-то в будущем, чтобы удовлетворить профсоюзы, понимая, что к моменту выполнения обещаний, они давно покинут свой пост. Это объяснение даст нам понимание того, в какое время работал Милтон Фридман и что он наблюдал.

Д.В.: Фридман является одним из самых влиятельных экономистов второй половины 20-го столетия, но несмотря на это, моя позиция заключается в том, что он создал некоторую интеллектуальную архитектуру, которая, возможно, и разрушила «американскую мечту».

Я не поклонник его теории, но он был очень силен в так называемой теологической пропаганде. Идея, которую он изложил в этой статье про социальную ответственность корпораций, является извращенной, но именно так «нормализируют» пропаганду, делая ее общепринятым знанием.

О ком он говорил в 1970 году?

Про корпорацию Рокфеллера, про IBM, про Пита Питерсона.

С трудном можно предположить, что эти люди были большевиками и несли равные возможности через свои компании.

Фридман не считал, что корпорации должны участвовать в делах общества, например, в уменьшении расизма и предоставлении равных прав, свыше того, что они обязаны делать по закону и это заложило основы политического режима, при котором мы живем сегодня.

Д.С.: В любом случае, большая часть принципов в современной экономике берет свое начало именно в его теориях.

Я бы хотел отметить два основных момента критики:

1) Милтону Фридману не нравилось то, что корпорации лезут в социальные вопросы и адвокатируют их, включая вопросы расового равенства. Он предполагал, что менеджеры не слишком хорошо вкладывают капиталы в то, в чем они не разбираются.

И в целом, конечно есть разные СЕО, но идеальный СЕО обязан быть образован достаточно хорошо для вопросов этики и социума, которые, при правильном воплощении, помогают его компании.

Примером сейчас является Facebook, который жестко преследует хейтспич, понимая, что малейшие послабления тут же принесут ему славу платформы, которая была создана именно в этих целях.

Таким образом, главы корпораций должны принимать во внимание не только прибыль, но и информационное поле вокруг, что даст в долгосрочной перспективе лучшие результаты.

Мы можем предполагать, что Фридман не до конца понимал истинную роль СЕО в бизнесе.

2) Он говорил об общем понятии «акционеры», но кто есть эти люди?

Они не одинаковы и их интересы не одинаковы.

Я, как акционер, могу преследовать интерес к тому, чтобы моя компания стала сознательной по отношению к окружающей среде и это волнует меня больше, чем стоимость акций через 6 месяцев, а для кого-то долгосрочное планирование — это три минуты вперед и стоимость акций, которая должна вырасти.

Поэтому, логично задать вопрос, о ком мы говорим, кто есть наши акционеры, которые, согласно Милтону Фридману, стоят безоговорочным номером один.

Д.В.: Я согласен. Мы должны понимать, что для него СЕО был по умолчанию белым мужчиной с некоторым ограниченным кругозором и, как мы называем это сегодня, ограниченным эмоциональным интеллектом.

Вопросы равных прав, инклюзивности и экологии — это что-то, о чем должны думать другие. Его задача — прибыль.

Мне очень понравилось ваше замечание про разность акционеров, и я хочу добавить, что даже в 1970-м такая позиция была весьма ограниченной, не говоря уж про наше время.

Акционеры часто были работниками тех самых предприятий, где действовала программа поощрения сотрудников. Но благодаря его позиции, на многих предприятиях в Америке уже к 80-м годам эти программы были закрыты для рядовых сотрудников.

Д.С.: Я предлагаю вернутся к вопросам экономики и вспомнить, что есть отрасли, где прибыль является минимальной, иногда стремящейся к нулю, например, пищевая промышленность, а есть отрасли, где прибыли максимальны, например, Google. Что делает ее выше — менеджерские таланты СЕО?

Нет, просто монополия. Получается, если мы не можем трогать тех, у кого высокая прибыль, мы поощряем отсутствие предложений и выбора для потребителя.

Д.В.: Именно поэтому сейчас так важно говорить о создании нового антимонопольного режима для бизнеса. Будучи точными, мы не можем обвинить Фридмана в ориентации на монополии, но что мы можем точно сказать, это то, что он создал экономическую архитектуру, где они смогли закрепиться.

Д.С.: Важно понимать, что современные дискуссии с работами Фридмана не делают нас ни  коммунистами, ни анти-капиталистами. Мы должны спорить и искать истину.

Д.В.: Абсолютно. Недавно у меня было выступление, где я говорил, что я капиталист, и в конце, во время вопросов, подошел человек и спросил, как ты можешь быть капиталистом, ведь капитализм расистский по своей сути, и я ответил: извини, капитализм не расизм, люди расисты.

И мы не должны путать эти вещи.


Источник: видеоинтервью The Aspen Institute. Язык интервью английский

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: