Елена Окунева
Life&Art
3 мин. на чтение

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: СТАС ВОЛЯЗЛОВСКИЙ и его сердце — юное, щербатое, лунное

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: СТАС ВОЛЯЗЛОВСКИЙ и его сердце — юное, щербатое, лунное
Поделиться материалом
Из серии «Народная медицина», 2006

Песня Земфиры «Не пошлое» удивительно вяжется с представлением о Херсонском художнике Стасе Волязловском, который навсегда остался молодым и дерзким с его искренним искусством, местами все-же не лишенным пошлости. Гений из текста песни вполне мог бы быть украинским художником.

Волязловский — фамилия в арт-среде громкая во всех смыслах. Художник прославился довольно скандальными работами, а шумиха вокруг его наследия не утихает и после смерти самого автора.

Неоднозначность личности и творческих подходов, тем не менее, не помешала Стасу Волязловскому прославиться и зарекомендовать себя как художника «первой гильдии» еще при жизни. Что «натворил» Волязловский и почему его прецедент чрезвычайно важен?

Стас Волязловский жил и работал в Херсоне и был, как многие утверждают, органичным продолжением и воплощением своего города [1]. В своем творчестве он высмеивал многие человеческие недостатки и слабости, в том числе и провинциальные вкусы, недалекие взгляды, пошловатые привычки.

«Мое в тебе сердце юное

Щербатое, лунное»

Судя по воспоминаниям друзей, Волязловский и сам практиковал так называемую «жизнь на дне» — художник уходил в запои с бездомными, бывшими заключенными и другими членами общества, именуемыми маргиналами, а потом выворачивал накопленный багаж приобретенных впечатлений посредством искусства, которое тоже, в общем-то, прослыло маргинальным.

И хотя, как правило, этот термин употребляют с негативным оттенком, изначально он обозначал людей, или явления, стоящие особняком, на стыке известных границ, без знака минус, что, несомненно, больше подходит к характеристике Волязловского.

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: СТАС ВОЛЯЗЛОВСКИЙ и его сердце — юное, щербатое, лунное
Как Стас Волязловский стер руки в кровь, 2010

«Мои тебе поздравления

От крошки, от гения»

Порой его искусство нелегко воспринимать, особенно людям, воспитанным в пуританско-советской традиции, или даже позже, в ксенофобско-православной. Волязловский не просто стебет соотечественников в живописно-символической манере, как это делают многие художники.

Он оперирует разнообразием матов и гениталий, рисуя и то, и другое, а то и ими, гениталиями, на бумаге, изображая на видео, или же нанося шариковой ручкой на облитые чаем простыни, купленные в секонд-хендах. Именно эти работы принесли Волязловскому узнаваемость.

Они же свидетельствуют о его искренности, даже наивности, ведь, в отличие от многих других художников, Волязловский не стремился коммерциализировать свое творчество и вообще ничем другим не занимался, кроме искусства, обходился воистину малым.

«Тебя бы вот в эти стены

Придумай, что надо сделать»

Фрагменты биографии Херсонского художника местами напоминают другого выдающегося деятеля искусства, Яна Фабра. Сейчас Фабр — всемирно признанная звезда, однако, после прочтения его дневников, оказывается, что будучи юным, художник был беден, мог не есть неделями, страдал бессонницей и тревожностью, закрывался в комнате и бесконечно рисовал, как единственный способ совладать с реальностью, болезненно воспринимал критику своего очень смелого, откровенного, часто телесного, грубого искусства.

Во многом, эти слова применимы и к Волязловскому, но что еще интересней, так это пристрастие художников к шариковой ручке. Для них обоих ручка — просто самый доступный инструмент, которым можно нанести изображение на поверхность. Они оба были одержимы искусством и просто не могли не творить.

Фабру повезло больше, ведь он жив и обласкан успехом, а Волязловский трагически умер в начале 2018-го, и, хоть он и успел получить долю признания при жизни, главная драма вокруг его искусства разыграется уже после его ухода.

В отличии от благополучной Бельгии, в которой творит Фабр, и многих других развитых стран, в которых работают институции, в Украине грамотно оформить передачу произведений современного искусства некому и некак.

Скандал, разгоревшийся при передаче работ Волязловского его мамой частному фонду, обнажил фундаментальные проблемы всей украинской арт-индустрии, которую и назвать так можно лишь с оговорками. С тех пор прошло уже больше двух лет, а обещанных и даже заявленных выставок в главных музеях страны так и не последовало, а анализировать и институционализировать наследие особо и некому.

«Оно в тебе — мое прошлое

Мм-мм, не пошлое…»

Феномен Волязловского важен как достояние украинского искусства, высмеивающее пороки нашего общества, использующее понятные только нам визуальные коды, провозглашая сугубо украинские социально-политические высказывания. Но не менее важен и Волязловский как прецедент, который должен был положить начало становлению процедур освоения страной творческого наследия ее художников.


[1] Профиль Стаса Волязловского на портале галереи Овчаренко

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: