Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў – альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Science
5 мин. на чтение

СУМАСШЕДШАЯ КРАСОТА: Парижский, Индийский, Иерусалимский и Флорентийский синдромы

СУМАСШЕДШАЯ КРАСОТА: Парижский, Индийский, Иерусалимский и Флорентийский синдромы
Поделиться материалом
Иллюстрация: Футаро Мицуки, «Шараку и «Девушка с сережкой» по-японски»

 

Красота — действительно страшная сила. Ее воздействие на жизнь людей и человеческую психику трудно переоценить. Порой шок от столкновения с другими культурами, особенно для натур впечатлительных и хорошо образованных, оказывается не так уж и безобиден…

 

«НЕИДЕАЛЬНЫЙ» ПАРИЖ СВОДИТ С УМА ЯПОНЦЕВ

 

Официально такого заболевания как Парижский синдром не существует, хотя сам феномен довольно распространен. Термин в 1970 году предложил психиатр Хироаки Ота, описавший случаи психических расстройств у японских туристов во время визита в Париж, сопровождавшиеся головной болью, депрессией и галлюцинациями. Иногда даже агрессией по отношению к французам и попытками суицида.

Причину ученые видят в несоответствии реалий французской столицы, с которыми сталкиваются японцы, и того «гламурного» представления о Париже, который существует в японской культуре. Так, японские женщины, которые «приезжают в город любви», рассчитывают встретить во французских мужчинах идеал утонченности, нежность и шампанское в постель.

Первый же нахамивший официант, проявивший невнимательность мужчина или назойливость прохожий — все это может вызвать у предельно вежливых и привыкших к уважительному обращению японцев психологический шок. Кроме того, французы довольно экспрессивны, а в японцах с детства культивируется эмоциональная сдержанность. Они не привыкли высказывать свое мнение вслух по любому поводу, как это делают французы.

Если к этому добавить грязь на улицах, вечные забастовки, опоздавшее такси, поломки в метро — все, впору делать харакири, японская психика не выдерживает. Идеальный город на поверку оказывается вовсе не идеальным. Но чувствительными к этому диссонансу являются почти исключительно одни японцы. Ежегодно примерно 20 граждан Страны восходящего солнца впадают в острое бредовое состояние и разного рода психические расстройства.

 

ЛЕОНАРДО И МОНА ЛИЗА — КИТАЙЦЫ?

 

Те же китайцы, например, более толстокожи и Парижским синдромом не страдают. И от поломки метро и грубости официанта в обморок не падают. Возможно, это происходит потому, что китайцы во Франции, можно сказать, свои. В 13-м округе Парижа находится самый большой Чайна-таун Европы. А итальянский историк Анджело Паратико даже выдвинул версию, что портрет Моны Лизы писался со служанки китайского происхождения.

Более того, он утверждает, что она могла быть матерью Леонардо да Винчи. Даже если это был всего лишь хитроумный маркетинговый ход, он возымел действие. До коронавируса Париж посещало до 1,7 миллиона жителей Китая, которые тратили в среднем по 11 тысяч евро за поездку. Самыми большими в мире ценителями и потребителями «французской красоты» являются именно китайцы.

На них приходится 40% покупок предметов роскоши во Франции. Если уж Мону Лизу и да Винчи можно считать китайцами, то отсюда один шаг до «китайского Парижа». Причем в самом прямом, а не маркетинговом смысле. В 2007 году в Тяньдучэн, пригороде Гуанчжоу, построили точную копию исторического Парижа. За 474 млн евро китайцы воссоздали один в один не только Эйфелеву башню и Триумфальную арку, но целые дома, перекрестки и кварталы французской столицы. 

Эти кварталы — жилые. В них на постоянной основе живут и работают 30 тысяч китайских «парижан». Поскольку китайское культурное сознание до сих пор с большим трудом привыкает отличать копию от оригинала, тяньдучэнский Париж пользуется у китайцев почти такой же популярностью, как и настоящий, если фото молодоженов возле настоящей Эйфелевой башни и ее абсолютной копии ничем не отличается, то зачем платить больше?

Впрочем, подобного рода тягу китайцев жить в копиях европейских столиц власти КНР в последнее время признали непатриотичной и не соответствующей духу социалистического строительства. Поэтому теперь мы вряд ли увидим китайскую Флоренцию, Рим или Вену. Хотя, возможно, это и к лучшему…

 
ПОМЕШАННЫЕ НА ИНДИИ

 

Однако не только азиатские народы при контакте с европейской культурой сходят с ума. Существуют и обратные примеры. Мифам об «идеальном Париже» вполне под стать мифы «об идеалах восточной духовности». В частности, речь идет о так называемом «индийском синдроме», которому подвержены многие американцы и европейцы, посещающие духовные центры Дели, Ришикеша, Непала и др. 

В своей книге «Помешанные на Индии» психиатр Режи Эро приводит множество примеров, когда представители «белой культуры» в процессе духовных практик начинают воображать себя бодхисаттвами — просветленными существами, наделенными сверхспособностями.

Например, левитацией или экстрасенсорными возможностями. В результате некоторые из них не только попадают в психлечебницы, но и кончают самоубийством или числятся без вести пропавшими.

В год регистрируется до 100 случаев Индийского синдрома. И у большинства его жертв психика, как правило, изначально была вполне здоровой. Существует два объяснения этих трагедий: традиционные христианские конфессии утверждают, что индуизм — демоническая религия и ее практики приводят христиан прямо в объятия демонов, которые губят их тела и души. Специалисты по социальной психологии говорят о конфликте культур, с которым справиться может далеко не любая психика.

 

ИЕРУСАЛИМ. ПОЧУВСТВУЙ СЕБЯ САМСОНОМ!

 

Впрочем, и добрый христианин не застрахован от психоза, который нередко возникает у туристов в столице Израиля. Название «Иерусалимский синдром» в конце 1990-х — начале 2000-х гг. ему дал главврач психиатрической лечебницы Кфар-Шауль. В эти годы он зафиксировал всплеск болезни, впервые описанной еще в Средневековье немецким монахом Феликсом Фабером.    

Люди с Иерусалимским синдромом становятся одержимы страстью к постоянным омовениям, заворачиванию в импровизированные тоги, например, сделанные из гостиничных простыней, а также произнесению уличных проповедей. Эти люди считают себя Иоанном Крестителем, Девой Марией, Павлом или другими апостолами.

Описан случай, когда американский легкоатлет идентифицировал себя с библейским богатырем Самсоном и пытался сдвинуть с места камни в Стене Плача. По непонятным науке причинам большинство подобных расстройств происходит с постояльцами исторической гостиницы «Петра» в Старом городе.

 

ФЛОРЕНЦИЯ — ВЕЛИКАЯ КРАСОТА И ВЕЛИКОЕ БЕЗУМИЕ

 

Флорентийский синдром — самое «кинематографичное» и «литературное» из всех психических расстройств, вызванных столкновением с другой культурой. Впервые зрителям о нем поведала детективная драма «Ночь генералов» в 1967 году, где главную роль сыграл легендарный Питер О’Тул. Далее был детективный триллер «Синдром Стендаля», снятый в 1996-м по роману итальянского психиатра Грациэллы Магерини.

Последний по времени фильм, где показано одно из проявлений этого синдрома, — оскароносная «Великая красота» Паоло Соррентино 2013 года. Картина начинается с того, что, увидев фонтан Аква Паола на холме Яникул, турист падает без сознания. Вышеупомянутая Магерини, возглавлявшая в 1979 г. отделение психиатрии в больнице Санта-Мария-Нуова во Флоренции, описала в книге «Синдром Стендаля» более 100 случаев психического расстройства, вызванного культурным шоком.

После посещения флорентийских соборов и галерей туристы страдали нарушением сердечного ритма, потерей сознания, галлюцинациями, деперсонализацией, изменением в восприятии звуков и цветов, чувством преследования или вины. Чаще всего синдромом страдали туристы, побывавшие в галерее Уффици, поэтому он получил еще и второе название — «синдром Флоренции», хотя нечто похожее наблюдается и в других итальянских городах.

Например, в Равенне. Но первое описание явления действительно принадлежит французскому писателю Стендалю, который в 1817 году, выходя из флорентийской базилики Санта-Кроче, ощутил на себе все признаки синдрома. Возможно, Стендаль был хоть и первым, но не единственным великим литератором, подверженным гиперкультуремии. 

В 2005 г. нейрохирург Эдсон Амансио опубликовал статью, где доказывал, что Федор Достоевский страдал синдромом Стендаля при просмотре шедевра Ганса Гольбейна «Мертвый Христос в гробу» во время своего посещения музея в Базеле. Впечатления от этой картины подробно описаны в его романе «Идиот».

Итальянские власти сегодня очень серьезно относятся к изучению этого синдрома, особенно после того, как «интоксикация» концентратом красоты привела к актам вандализма. Установлено, что в зоне повышенного риска оказываются одинокие мужчины и женщины в возрасте от 26 до 40 лет с хорошим гуманитарным образованием.

Однако среди них нет итальянцев — они привыкли веками жить в окружении «вечной красоты» и у них выработался иммунитет. Не действует она и на американцев и азиатов — они попросту не считывают ее культурный контекст.

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: