Huxleў

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ в публикациях Huxleў:
Reader’s choice

«Карта и территория» однозначно написана мастером, она относится к категории романов-шарад, которые можно просто читать, а можно читать и разгадывать – здесь достаточно уровней, хватит загадок на всех

Reader’s choice

Сказать, что роман многоплановый, что сюжет в нем сложный, что для его понимания  требуется эрудиция выше среднего и доскональное знание английской литературы – это не сказать ничего.
Роман охватывает так много тем, что его можно назвать универсальным – каждый найдет там что-то свое. Фрейдизм, феминизм, спиритизм, понятие свободы, место женщины в английском обществе XIX века, творческая самореализация, единство душ. И это – далеко не полный список

Reader’s choice

Интрига в книге есть, но она далека от привычного детектива. В первых же абзацах автор нам сообщает, кто кого убил. Однако интерес к сюжету нарастает – психология убийства оказывается интереснее раскрытия убийства. Интереснейший срез романа – схлёст античной и современной культуры. Возможно ли это?
Что бы почувствовали герои древнегреческих эпосов в современном обществе, кем бы они стали?

Reader’s choice

Роман описывает события конца Первой мировой войны и сразу после нее. Это роман о жизни как она есть, о жизни без прикрас, о случае, о непредсказуемости судьбы, о дерзости и нахальстве. Развитие сюжета — непредсказуемо и нетривиально, а интрига держит до самого конца

Reader’s choice

Это роман о чувствах и о поступках, о рефлексиях и об иронии. Автор гениально гиперболизирует события и действия персонажей, чтобы максимально подчеркнуть идеи, которые хочет донести до читателя

Reader’s choice

В каждом десятилетии есть знаковая книга об отношениях. В 70-х такой была новелла «Love Story» Эрика Сигала – с бесконечной человеческой трогательностью и падением классовости и внешних обстоятельств перед силой любви. Эта же знаковость отличает и «Нормальных людей» Салли Руни, которая смело может претендовать на то, чтобы представлять грани и аспекты отношений между людьми в 2010-х.
С одной большой разницей: у Сигала основной фокус был на преодолении внешних обстоятельств, в то время как Руни переводит акцент на наши внутренние преграды и табу

Reader’s choice

Юкио Мисима создал японское «Преступление и наказание», объединив его с японской «Шинелью». Только концовка другая. Мисима рассказал нам о маленьком человечке и о том, как он может превратиться в чудовище, разворачивая свою собственную ничтожность в тайное превосходство над другими

Reader’s choice

Книга «Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения» написана Фредриком Бакманом — молодым шведским блогером с подозрительно нормальной биографией.
Я могу провести параллели со Славой Сэ, только у Бакмана больше смысла, сюжета, глубины и чуть меньше формы. Зато столько же теплого глубокого юмора

Reader’s choice

«Я христианин, но в последние минуты жизни мне искренне хочется верить, что нам всем суждено жить снова и снова; и что в какой-то из этих будущих жизней, на дальнем краю рассвета, мне может быть даровано счастье встретить тебя еще раз и сказать, как сильно я тебя люблю».
Для того, чтобы понять, насколько неожиданно то, кто и кому говорит эти слова — откройте «Дар дождя». Она стоит того, чтобы вы ужаснулись. И восхитились. И вдохновились

Reader’s choice

Книга «Остаток дня» получила Букера. Исигуро получил Нобеля.
Тот редкий случай, когда это не вызывает вопросов

Reader’s choice

«Тёзка» – книга о таком как быть иностранцем – состояние сродни затянувшейся беременности и состояние постоянного ожидания. А еще Тезка – это Гоголь. Внезапно, да. Гоголь Николай Васильевич, русский писатель по версии автора, и Гоголь Гангули, сын индийских эмигрантов из Калькутты. Когда-то томик Гоголя спас жизнь отца Гангули в железнодорожной катастрофе, и в честь своего чудесного спасения он назвал своего сына таким именем

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: