Huxley
Автор: Huxley
© Huxley — альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке
Liberal Arts
6 мин. на чтение

УДРЕВНЯЯ ИСТОРИЮ: как украинцы стали хазарами, евреи — немцами, а греки — пеласгами

Катя Бондарец. Перепрошивка, серия «Возвратить», 2022
Поделиться материалом
Катя Бондарец. Перепрошивка, серия «Возвратить», 2022 / Facebook, «Сіль-соль». Арт-оформление: Olena Burdeina (FA_Photo) via Photoshop

 

В Греции живут греки, в Германии — немцы, в Китае  — китайцы, в Украине — украинцы… Нам кажется это абсолютно естественным и само собой разумеющимся. Но вполне ли это так? Речь пойдет о так называемых «автохтонах» — людях, издревле, изначально проживающих на той или иной территории. А значит, предъявляющих на нее некие законные, эксклюзивные права. 

 

ДАЖЕ АРИСТОТЕЛЬ БЫЛ «ЧУЖИМ»

 

Термин «автохтон» — греческого происхождения. В Древней Элладе им обозначали коренных жителей. Естественно, такие люди имели намного больше прав, чем «аллохтоны» — посторонние, пришедшие извне.

С самого своего возникновения такая концепция ничего общего с исторической реальностью не имела, а была этногенетическим мифом, призванным решить одну простую, но очень важную социальную задачу — удревнить историю народа и государства. Зачем? Чтобы оправдать систему господства и подчинения, отделить «своих» от «чужих», доказать свое цивилизационное превосходство.

В Афинах, например, подобные представления были одним из столпов государственности. «Переселенцы», которых называли метэками, были лично свободны, в отличие от рабов. Но они не имели прав гражданства, не участвовали в жизни полиса, не голосовали, не занимали должностей и собственности, кстати, тоже иметь не могли.

Будь ты даже семи пядей во лбу, как Аристотель, землю под созданный тобою лицей позволено только арендовать. И вообще, отношение к тебе будет весьма настороженным и даже враждебным.

Вот Платону, как афинянину, купить землю под академию дозволялось. Аристотелю же повезло в жизни уже тем, что удалось избежать участи принявшего яд Сократа. Уголовное дело в Афинах ему пытались под конец жизни «сшить» практически по сократовским лекалам, обвинив в богохульстве.

Но главное, что Аристотель был не просто чужаком, а македонофилом, то есть чужаком опасным. А македоняне, эти не заслуживающие уважения северные варвары во главе со своими царями, сперва Филипом, а потом Александром, претендовали на гегемонию над эллинским миром.

 

СОКРАТ ПРОТИВ ИДЕОЛОГИИ И ПРОПАГАНДЫ

 

Однако греческое цивилизационное «высокомерие» началось намного раньше. Еще в V в. до н. э. миф об автохтонии афинян приобрел у них невероятную популярность, что, скорее всего, было связано с началом греко-персидских войн.

Две с половиной тысячи лет назад идеологии придавали не меньшее значение, чем сегодня. Представление о том, что афиняне населяли территорию Аттики «всегда» и, более того, рождены непосредственно этой землей, подпитывали афинскую гордость. Они стали неотъемлемой частью национального имиджа и государственной пропаганды.

Надгробная речь, восхвалявшая подвиг погибшего героя, без упоминания автохтонности афинян — вещь неприемлемая! Поэтому, пародируя надгробные речи Перикла, Сократ закономерно вызывал ненависть у соплеменников. Но философ «дразнил гусей» вовсе не потому, что не любил родину, а потому, что понимал всю «мифологичность», искусственность оболванивающих человека пропагандистских трюков.

Кроме того, по советскому прошлому мы прекрасно помним, как советская пропаганда превращала трагедию народа во Второй мировой войне в вездесущий, навязчивый «белый шум». Во времена Сократа, видимо, происходило нечто похожее.

К IV в. до н. э. упоминание автохтонии афинскими ораторами превратилось в идеологическую и риторическую банальность, в бессодержательный официоз, над которым издевался Сократ.

 

Катя Бондарец. Сквозь тьму, серия «Возвратить», 2022
Катя Бондарец. Сквозь тьму, серия «Возвратить», 2022 / Facebook, «Сіль-соль»

 

ПЛАТОН И «СКРЕПЫ»

 

В противоположность своему учителю Платон относился к мифу об автохтонности весьма серьезно. Его утопия, его идеальное государство немыслимо без идеологических «скреп»!

Если внушать афинянам миф об их автохтонности, о священной связи с землей-матерью, то они и будут защищать ее от «чужих», как свою реальную мать. Казалось бы, что в этом плохого? Но философ Карл Поппер объявил в ХХ веке Платона чуть ли не родоначальником тоталитарного «закрытого» общества, историческим воплощением которого стали такие государства-монстры, как СССР и Третий рейх.

В обоих случаях идеи «крови и почвы», защиты родины-матери от врагов играли огромную роль в политической пропаганде. Сложно сказать, насколько именно Платон виноват в этом. Но нужно признать, что из одного и того же семени — чувства сопричастности родной земле и ее истории — может вырасти два побега одновременно: жертвенная любовь к «своим» и оправдание убийства «чужих».

И как раз идеология и пропаганда делают все возможное, чтобы эту границу максимально размыть, сделать ее практически неразличимой для личностного сознания.

 

ПЕЛАСГИ И АФИНСКАЯ НЕБЛАГОДАРНОСТЬ

 

С афинской афтохтонностью все бы было хорошо и патриотично, если бы не один-единственный факт. Обосновывая свое право на территорию Аттики, сами афиняне автохтонами не являлись, а что еще хуже — выступали по отношению к более древнему населению этих земель как дикие варвары-завоеватели.

Дело в том, что до прихода сюда греков-ахейцев, и тем более греков-дорийцев, эти территории населял народ пеласгов. Ученые плохо понимают, были они индоевропейцами или нет, на каком языке говорили, куда исчезли…

Одно ясно, что цивилизационно пеласги существенно превосходили греков, которые многое переняли у них в сфере культуры, религии, градостроения. Позаимствовали они у этого народа и саму идею автохтонности, представление о хтоническом происхождении народа. Павсаний, в частности, оставил нам рассказ о рожденном землей прародителе Пеласге.

В целом греки сохранили о предшественниках добрую память. Афинянам, например, пеласги помогли построить городские стены, за что им позволили остаться на исконной территории и поселиться недалеко от Афин. Увы, пеласги демонстрировали высокомерное отношение к вчерашним дикарям и новоиспеченным «автохтонам» в одном лице. Поэтому, нарушив данную ранее клятву, пеласгов вышвырнули из Аттики, чтобы они своим присутствием не противоречили нарождающемуся мифу о «величии Афин».

 

Вступая в клуб друзей Huxley, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

ЭЛЛИНЫ ЭЛЛИНАМ РОЗНЬ

 

Поразительно, но со временем афиняне не просто стали считать себя наследниками пеласгов, а также, как напишет в одной из своих пьес Аристофан, «природными гражданами в Аттической земле» и теми, кто «неизменно обитали в этой стране». Афинская политическая мифология пошла еще дальше — она начала утверждать, что они, афиняне, вот эти самые пеласги как раз и есть!

Проверить к этому времени данный тезис было уже никак нельзя, но посыл Спарте и другим полисам был вполне понятен: вы — это что-то одно и однозначно «новодельное», а мы — это что-то другое и явно «древнее». Автохтонность не только удревняла историю, она говорила о превосходстве народа, о его великой истории, о героях и вождях.

Благородные афиняне резко противопоставлялись всем остальным «неблагородным», в чем некоторые исследователи усматривают апофеоз стремления к «расовой чистоте», которое начало проявляться еще в небезызвестном законе Перикла о гражданстве 451 г. до н. э.

Подобная идеология обслуживала экспансионистские устремления Афин, которые в качестве лидера Морского союза фактически претендовали на имперский статус — своего рода «архэ», первооснову эллинского мира.

Афинский посол так обосновывал сиракузскому тирану Гелону право Афин на командование союзным флотом: «Напрасно мы, афиняне, стали самой могущественной морской державой среди эллинов, если мы, древнейший народ, единственные из эллинов, которые не являются пришельцами, уступим жителям Сиракуз».

 

БОЛЬШЕ МИФОВ, ХОРОШИХ И РАЗНЫХ!

 

С тех давних пор мало что изменилось. И хотя сегодня разговоры про автохтонизм не являются частью строго научного дискурса, они продолжают обслуживать имперскую идеологию, право на войну. Тут тебе и нацистская легенда о гипербореях как далеких предках арийской расы, представителями которой являются германцы, и славяно-арийский миф, отстаивающий генетическую непрерывность исторического развития русского этноса на евразийской территории.

Из целого свода мифов выводится тезис о фантастической древности японской государственности и монархии. Северокорейцы считают свою страну колыбелью человечества, поэтому запретили устанавливать соответствия между корейским и другими языками.

Южнокорейцы, напротив, азартно ищут подобные древние связи, которые подпитывают их имперские амбиции, позволяя записать в «корейцы» десятки народов. И китайцам, кстати, цивилизацию принесли тоже они. Наши ближайшие соседи поляки также не обошлись без подобных концепций. Теорией сарматского происхождения польской шляхты обосновывалось право Речи Посполитой на все подконтрольные территории, в том числе и Украину.

 

Катя Бондарець. Насіння, серія «Повернути», 2022
Катя Бондарец. Семя, серия «Возвратить», 2022 / Facebook, «Сіль-соль»

 

КАК УКРАИНЦЫ СТАЛИ ХАЗАРАМИ, А ЕВРЕИ — НЕМЦАМИ

 

Впрочем, и украинцы в оригинальности политических мифов полякам ничем не уступали. На рубеже XVII–XVIII веков идея о происхождении от хазар была очень популярной у казацкой старшины. Если казаки — это хазары, то о каких претензиях на этническое, политическое, культурное и религиозное родство с московитами может идти речь? Совершенно очевидно, чего добивалось казачество, назначая хазар на роль украинских «пеласгов».

«Иное» происхождение» и отдельная историческая судьба требуют «иного», своего, отдельного от России государственного устройства. И все бы ничего, но на территории нынешней Украины, помимо хазар, можно обнаружить невероятное количество «автохтонов»: печенеги, торки, каратули, половцы, татары, черкесы, берендеи… Последние, кстати, основали Берендечев — нынешний Бердичев. А тюркское слово «майдан» сегодня практически стало символом украинской идентичности.

Стремление во что бы то ни стало доказать свою автохтонность и принадлежность к титульной нации может порой сыграть с вами злую шутку. В 1933 году в Германии раввин и философ Ганс Йоахим Шебсер издал работу под названием «Мы, немецкие евреи, готовы к национал-социалистической революции!»

В ней он доказывал, что на самом деле евреи — это одно из германских племен. Это те же немцы, только говорящие на идише — более древнем немецком языке, чем баварский диалект. А раз евреи — это древние, автохтонные немцы, то они должны принять активное участие в национал-социалистической революции, в едином строю с другими германскими народностями.

 

ХХХ

 

Современные нации — это не монокультурное, не моноэтническое и очень часто даже не моноязыковое понятие. За пределами политической мифологии с идеями об автохтонах, титульных нациях и исконных культурах возникают большие проблемы. Даже шумеры, которым приписывается создание в Месопотамии первой в мире цивилизации, пришли на территорию, где до них жил другой, возможно, даже более культурно развитый народ.

Арийцам на Индостане предшествовали племена, родственные дравидийским. Римлянам — этруски. Японцам — айны. Праотец Авраам пришел в Палестину из Ура Халдейского. Ответить, кто такие «автохтонные» китайцы, вобравшие в себя более 60 народностей, помимо имперцев-хань, вообще не представляется возможным.

Даже маори нельзя с полным правом назвать аборигенами Новой Зеландии. Поскольку в VIII–XII веках, когда они появились на этих островах, там уже кто-то жил.

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media  
Вступая в клуб друзей Huxley, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: