Елена Шуляк
Зампредседателя комитета по вопросам организации государственной власти, местного самоуправления, регионального развития и градостроительства в Верховной Раде Украины
Leadership&Management
5 мин. на чтение

УКРАИНА НА ПУТИ К ЦИФРОВОМУ ГОСУДАРСТВУ (Часть II)

УКРАИНА НА ПУТИ К ЦИФРОВОМУ ГОСУДАРСТВУ (Часть I)
Поделиться материалом

Читать часть I

ПУБЛИЧНАЯ ПЛАТФОРМА И «ТЕНЕВАЯ» КУЛЬТУРА

 

Цифровая экономика требует новой модели управления в сфере строительства, ключевым принципом которой является универсализация правил доступа к информационным данным, инженерным коммуникациям, земельным и другим ресурсам.

Цифровые технологии повышают доступность управленческой информации и эффективность ее обработки. А значит, снижаются издержки, общий уровень рисков и неопределенности для всех заинтересованных сторон.

В итоге диджитализация становится фактором, который приводит управленческую и бизнес-среду к оптимальным для развития экономики параметрам.

Единая электронная система должна накапливать и оперировать широким массивом актуальных «знаний», которые имеют ценность для застройщиков, чиновников, архитекторов и обычных граждан.

На Публичном портале каждый объект будет иметь свой идентификатор, к которому будут привязаны все документы на всех стадиях разрешительно-согласовательного процесса. Основной информационный массив на этом портале будет открытым и публичным.

Любой украинский гражданин, который хочет купить жилье, может понять, на какой стадии находится строительство, насколько добросовестен застройщик, все ли у него в порядке с документами…

Публичный портал — это признак «открытой культуры» бизнеса и государственного управления. Это точка сборки и анализа информации, в которой рождается нечто большее, чем оцифрованный документооборот.

Открытость информации восстанавливает общественное доверие — основной социальный и институциональный капитал

Застройщики, эксперты, инженеры технадзора, главные архитекторы — все в открытом доступе могут наблюдать целостную, понятную, непротиворечивую картину по любому объекту.

Кроме того, портал будет выполнять роль хранителя и систематизатора данных. Поскольку состояние архивных служб, где документы пропадают, горят, затапливаются водой, оставляет желать лучшего.

Сегодня у нас даже нет внятного понимания, где хранятся материалы, касающиеся таких стратегических объектов как мосты, путепроводы, административные и промышленные здания.

Зачастую, когда подходит время реконструкции, необходимая документация попросту отсутствует. Теперь портал будет служить накопителем всех важных данных: начиная с техусловий на инженерные сети и заканчивая разрешениями от местных властей.

Базы портала будут постоянно обновляться, и мы сможем получать реальные, а не устаревшие, искаженные статистические данные. На сегодняшний день качество статистического учета представляет серьезную государственную проблему.

Потому что, не имея точной статистики, мы не можем планировать и прогнозировать многие вещи. Например, рассчитать поступления в бюджет от налога на недвижимость или внести коррективы в жилищную политику.

Помимо управленческой оптимизации, публичность и унификация правил подтолкнут строительную отрасль к декриминализации и детенизации. Правда, процесс этот не будет простым. Потому что открытая культура и закрытая, «теневая» — непримиримые враги.

Нужно честно признать, что в Украине в сфере строительства сложилась извращенная отраслевая культура, которая тормозит развитие страны. Достаточно сказать, что чиновники почти легально устраивают друг другу мастер-классы, где делятся опытом, как обойти законодательство, как подделать или затормозить документ…

В этой культуре в порядке вещей, когда на одного инженера технадзора записано до 30-ти объектов в разных областях Украины, а он не имеет об этом ни малейшего представления.

Мы каждый день ощущаем, что находимся на переднем крае борьбы «света» и «тени».

Например, мы не ожидали, что казавшийся безобидным «Электронный кабинет застройщика» вызовет такое бешеное сопротивление, как информационные, так и DDoS-атаки на наши ресурсы. Что уж говорить о том, когда диджитализация затронула интересы такого коррупционного монстра как ГАСИ!

Понятное дело, что этот монстр борется не за идею, не за интересы Украины, которыми прикрывается, а за 3 млрд гривен, в которые эксперты оценивают объем взяток в Государственной архитектурно-строительной инспекции. Хотя, я уверена, что это очень заниженная оценка, и эту цифру нужно умножить еще на три.

У недобросовестных чиновников немало союзников. Например, в лице тех же недобросовестных застройщиков, которые в погоне за сверхприбылью занимаются незаконной застройкой. Их страх перед диджитализаций понятен:

тот, кто был успешен в «тени», вряд ли сможет повторить успех, выйдя на «свет»

С помощью цифровизации регуляторной политики мы хотим добиться улучшения бизнес-климата в стройиндустрии. Добиться, чтобы правила были едиными для всех, простыми и прозрачными. Это позволило бы исключить коррупционную составляющую из процесса строительства.

Убрав в лице чиновника посредника между инвестором и государством, мы могли бы сэкономить украинским гражданам и добросовестным застройщикам колоссальное количеств времени и денег.

И в то же время убрать с рынка аферистов и взяточников, тех, кто занимается подделкой документов, обманом инвесторов, незаконным строительством.

Сегодня каждая 5-я сделка по покупке нового жилья в Украине квалифицируется как сомнительная. Парадокс, но при этом о защите внутреннего инвестора у нас почему-то переживают меньше, чем о защите внешнего.

Хотя начиная с 2015 года граждане Украины ежегодно инвестировали в приобретаемое ими жилье около 35 млрд гривен. Это колоссальная сумма для украинской экономики!

Непрозрачность правил игры поощряет мошенничество в сфере жилищного строительства. Чтоб избежать этого, все участники «Электронной системы» получат электронную подпись.

Также на законодательном уровне в отношении нарушителей правил будет усилена персональная ответственность, вплоть до криминальной и имущественной. Наказание ожидает конкретного нарушителя, а не «компанию вообще», как это было раньше.

Очевидно, что дальнейшая «затененность» отрасли — это воспроизводство экономической и инновационной отсталости Украины, деградации ее капитальных фондов.

Диджитализация, создавая открытую управленческую и бизнес-культуру, значительно снижает риски инвестиционно-строительной деятельности.

«Единая электронная система» создает условия для роста инклюзивности украинской экономики, вырабатывает у социального организма иммунитет против хаоса и неопределенности.

 

ПРОЕКТИВНОСТЬ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОСТЬ

 

Принято считать, что чем больше доля строительства в ВВП страны, тем более здоровой и развитой является ее экономика. Так в ЕС этот показатель колеблется от 5 до 7%.

Если он становится ниже, правительство бьет тревогу и принимает срочные меры по стимулированию строительной отрасли. В Украине доля строительства в ВВП неуклонно снижалась с 9% в начале 90-х и сегодня составляет не более 2%.

Существует и другой важный показатель — сколько денег в обороте строительной отрасли приходится на душу населения. В Англии он составляет 1500 фунтов, в Германии — 2000 евро, в Польше — 1000 евро. В Украине — всего 50!

В свое время экспертами Всемирного экономического форума в Давосе было предложено изменить подход к оценке уровня экономического развития страны. И судить о нем не по ВВП, а по индексу инклюзивного развития (Inclusive Development Index — IDI).

Этот показатель фиксирует не только рост производства товаров и услуг, но и тренд на устойчивое повышение качества жизни людей, который в том числе определяется качеством институтов, бизнес-климата и управленческой практикой.

Тем более, что некоторые виды экономической деятельности, которые включаются в ВВП, далеко не всегда связаны с созданием общественного богатства. Например: военные расходы, реклама, страховые и юридические услуги.

Рыночная стоимость далеко не каждой транзакции, входящей в ВВП, может быть адекватно оценена. Государственные расходы, в том числе и на инфраструктуру, носят явно нерыночный характер, но при этом способствуют повышению качества жизни людей.

За последние 5 лет уровень социальной инклюзивности снизился или не изменился в 20-ти (из 29-ти) развитых экономиках, а уровень межпоколенческой справедливости упал в 56-ти (из 74-х) развивающихся экономик

Порой IDI приводит к весьма неожиданным открытиям. Так, например, самая инклюзивно развитая экономика среди передовых стран в Норвегии, а среди развивающихся — в Литве.

А вот США среди 29-ти развитых государств оказались аж на 23-м месте, Великобритания — на 21-м, Франция — на 18-м.

Однако вряд ли кого-то в Украине может утешить тот факт, что в отношении роста неравенства, социальной напряженности и несправедливости мы движемся в русле мировых трендов. Выйти на устойчивое инклюзивное развитие — это первоочередная задача для Украины.

Инклюзивность предполагает равнодоступность благ, стимулов, ресурсов развития и правовых гарантий. Ни для кого не секрет, что со всем этим в Украине существуют системные проблемы, которые коренятся в нашем институциональном несовершенстве.

Проекты, подобные «Единой государственной электронной системе», как раз призваны исправить эту ситуацию.

Современные институциональные экономисты настаивают, что проектные методы важнее институциональных возможностей. Да, цифры нашего ВВП, мягко говоря, весьма скромны.

Да, украинские институты в их нынешнем состоянии и их возможности оставляют желать лучшего. У многих создается впечатление, что украинская экономика и политика последние 30 лет замкнуты в порочном кругу, из которого нет выхода.

Меняются президенты, партии и правительства, но ситуация не улучшается, и положительных системных изменений не происходит…

На самом деле, разорвать этот порочный круг возможно, используя проектные методы цифровой трансформации.

Диджитализация, как часть ДНК открытой культуры, в состоянии перепрошить культурный код, изменить украинскую институциональную среду

Одна из отраслей, где необходимость цифровой трансформации не только назрела, но и перезрела, — строительная. Ее эволюция в сторону диджитализации может дать устойчивый мультипликационный эффект для национальной экономики. Но что, возможно, более важно, — запустить процесс гуманизации экономического развития.

Общемировой тренд не случайно смещает фокус управленческих стратегий в сторону качества и удовлетворенности человеком своей жизнью. Строительная отрасль — несущая конструкция, каркас жизнедеятельности.

Развивая общественные пространства, мы формируем комфортную среду, в которой вырабатываются общие ценности и цели развития. И, таким образом, создаем условия для реализации потенциала человеческого капитала в Украине.

 

ХАЙДЕГГЕР И УКРАИНСКИЙ ДОМ

 

Цифровая трансформация строительной отрасли и социальная трансформация оказываются неразрывными. Между ними существуют сложные связи. Точно такие же сложные связи существуют между «качеством жизни» и «качеством строительства», с которыми украинское самосознание связано достаточно тесно.

В свое время Мартин Хайдеггер задался вопросом: как соотносится строительство и жизнедеятельность (точнее, его нем. Wohnen может быть переведено как «проживать», «обитать»)? Он считал, что смысл жизнедеятельности — бытийствования в некотором пространстве — можно понять только через строительство.

Даже если строительный объект не является жилищем, он все равно находится в сфере нашего жительствования, которая простирается намного дальше конкретного жилого здания, аэропорта, стадиона, автобана, электростанции или рынка.

Все эти объекты как бы одомашнивают, «приручают» человека (behausen). С этой точки зрения украинский дальнобойщик, проезжая по украинской дороге, находится дома, хотя у него там и нет жилища. Главный инженер чувствует себя как дома на электростанции, но он там не обитает.

Обжитое украинцами пространство — и есть наш Дом с большой буквы. Собственно говоря, это Украина, осознанная во всей полноте нашего повседневного бытия в этом мире

Жительствование и строительство соотносятся между собой, как цель и средство. Но, следуя за Хайдеггером, мы должны осознать, что строительство все же не только средство, а еще и способ нашего существования в украинском пространстве.

Что, как и зачем мы строим, определяет, как и зачем мы существуем как народ. И наоборот. Таким образом, состояние дорог, зданий, инженерных коммуникаций, городской и промышленной инфраструктуры — это одно зеркало.

А культурный код, идентичность, способ мышления о мире и о себе — это другое зеркало. И оба эти зеркала отражают друг друга, представляя собою единое смысло-символическое поле.

Хайдеггер настаивает, что строительство — это и есть жительствование, которое заключает в себе наше бытие «на земле» и одновременно «под небом».

Оно равносильно «открытию пространства». В нашем случае — украинского пространства и, в конечном счете, открытие себя как народа. Поэтому смысл строительной индустрии выходит далеко за пределы архитектуры и строительных технологий.

Оно — в объединении разнородных пространств в одно, мира людей, вещей, земли и неба в единое целое. В каком-то смысле это та же пространственная антропология, что у Пьера Леви, но метафорически по-другому представленная.

Для Хайдеггера строительство и мышление о мире связаны напрямую, они чутко прислушиваются друг к другу, потому что происходят из исторического опыта и непрестанной повседневной практики. Люди строят и мыслят ради жительствования, преодолевая свою бездомность.

Дом — это место, где человек чувствует себя защищенным, где его существование обретает смысл. Мне бы очень хотелось, чтобы Украина стала для всех нас именно таким настоящим домом. Уверена, управленческая воля и современные технологии помогут построить его богатым, хлебосольным и крепким, что называется — на века!

 

РЕКОНСТРУКЦИЯ АНТРОПОЛОГИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА

 

Если следовать логике Хайдеггера, нужно признать, что масштабные строительные проекты действительно пробуждают народ к историческому творчеству, к обретению им исторического смысла.

Мне кажется, что название беспрецедентной программы возрождения украинской инфраструктуры «Большая стройка» глубоко символично. Мы отстраиваем и снова обживаем свой дом, выбрасываем мусор, выгоняем из углов тараканов, делаем его снова комфортным и уютным.

По сути, речь идет о реконструкции украинского антропологического пространства, о возвращении украинцев к самим себе, к своему жизненному предназначению.

Проект «Большая стройка» — еще один пример проектного подхода к отраслевым программам развития, который пытается преодолевать институциональную неэффективность. Именно негативные параметры институциональной среды приводят к негативным последствиям.

Например, к тому, что две трети из 24 тысяч км основных автодорог страны находятся в ненормативном или аварийном состоянии. Иначе и быть не может, когда в управленческой культуре распилы бюджета, откаты и взятки считаются нормой.

В рамках проекта «Большая стройка» будет выделено 105,6 млрд гривен (8% расходной части бюджета), построено и отремонтировано более 4000 км дорог, сотни других объектов: школ, больниц, детских садов. И в ходе его реализации, безусловно, можно предъявлять традиционные претензии к «Укравтодору», чиновникам, строителям, качеству, срокам, условиям проведения тендеров…

Как бы вы ни старались сделать систему идеальной, любой проект развития будет неминуемо сталкиваться с сопротивлением институциональной среды

И «Большая стройка» стартует далеко не в идеальном контексте. Тем не менее, проект формирует новые рамки, устанавливает новые правила игры, в которых осуществляется управление и экономическая деятельность.

Давайте будем реалистами и поймем, что, находясь внутри глобального кризиса, мы не сможем отгородиться от мира и построить «рай» в отдельно взятой стране.

В условиях нарастающего управленческого хаоса и институциональной деградации, обещания сотворить экономическое чудо и резко нарастить ВВП — примитивный популизм.

Более того, без системной трансформации институтов и культурного кода это вообще невозможно.

Однако мы можем начать с реализации конкретных проектов по реконструкции пространства жизнедеятельности, что, собственно говоря, и есть главная задача строительной отрасли.

А дальше эволюция общественных пространств, тесно связанная с цифровизацией госуправления, в конечном итоге направит нас на дорогу, ведущую к экономическому «чуду».

Мы рассчитываем, что президентская программа «Большая стройка» подтолкнет экономику к росту. Строительство новых зданий и масштабные инфраструктурные проекты должны запустить цепную реакцию прежде всего в самой стройиндустрии.

Потому что строительство таких объектов как кинотеатры, стадионы, торговые и офисные центры — это уже следствие разогрева экономики, который затрагивает помимо строительной еще порядка 30-ти отраслей. Мы выходим на мультипликатор 6 к 1.

Даже такая локомотивная для Украины сфера как АПК, дает, для сравнения, прирост всего лишь 2 гривны на 1.

Важно отметить, что экономический эффект сопровождается эффектом социальным. Например, у «Укравтодора» есть расчеты, согласно которым дорожное строительство в рамках «Большой стройки» создаст в текущем году 68 тысяч новых рабочих мест.

И это без учета производства, логистики и других смежных отраслей. При этом средняя зарплата персонала, занятого на строительстве дорог, составит 20 тысяч гривен.

Ее можно считать вполне конкурентной по отношению к польской. Мы надеемся, что дальнейший рост зарплаты в отрасли наконец-то остановит отток квалифицированных строительных рабочих из Украины в ЕС.


ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Цифровая экономика качественно меняет подходы к стратегическому управлению, запуская механизмы социальной трансформации украинского общества.

Диджитализация строительной индустрии — часть более широкой задачи, которая стоит перед нами. Это не только иные подходы к нормативной базе, законодательным поправкам, кадровой политике, проектной экспертизе, информационной инфраструктуре и безопасности.

В первую очередь, это возрождение национального самосознания и самоуважения. Поиск новых основ украинской идентичности, основанной на принципах инклюзивности, в условиях глобального кризиса и нового технологического уклада.

Сегодня мы закладываем основы государства нового типа — цифровой Украины. То, насколько это серьезно и осознанно, говорит Министерство цифровой трансформации, которое появилось впервые в истории страны.

Процессы диджитализации, которые мы запустили, все сильнее влияют на сознание и ценности украинского общества. Они начинались как частные инициативы представителей гражданского общества. Сегодня провайдеры цифровой трансформации — это не только активисты, но и народные депутаты, бизнесмены, руководители государственных учреждений, члены Кабмина.

Это придает цифровой эволюции украинской экономики и госуправления необратимый характер. Диджитализация изменит облик не только строительной отрасли в Украине, но и других областей — медицины, образования, правоохранительной системы.

От парадигмы государства-надзирателя мы переходим к государству как сервисной функции.
Уверена, что это высвободит огромный потенциал украинцев, которые будут тратить силы не на выживание и противостояние коррупционному абсурду, а на творческое развитие. 

 

 
Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: