Елена Окунева
Life&Art
5 мин. на чтение

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: Анатоль Степаненко — бунт романтики

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: Анатоль Степаненко — бунт романтики
Поделиться материалом
Источник: artukraine.com.ua

 

«В человеке заложена способность к мифотворчеству. Поэтому люди, алчно впитывая в себя ошеломляющие или таинственные рассказы о жизни тех, что выделились из среды себе подобных, творят легенду и сами же проникаются фанатической верой в нее. Это бунт романтики против заурядности жизни» [1].

Этой цитатой из книги Сомерсета Моэма «Луна и грош» можно коротко, но емко охарактеризовать творчество многих культовых постмодернистских художников, среди которых оказался и украинский автор Анатоль Степаненко, который практически наощупь, вопреки окружающему миру, интуитивно нашел тот загадочный путь в искусстве, ключи к которому мы, кажется, подобрали только сейчас.

Анатоль Степаненко родился в 1948 году и застал разные периоды развития нашей страны, сначала в составе СССР, позже — уже независимой. Однако практика этого художника настолько обособленная, что, кажется, никакие внешние перипетии не в состоянии повлиять на внутренний замысел автора.

Это сейчас, поправив пенсне, мы можем рассуждать о трендах в перформансе, и до сегодня не определились с официальным переводом site-specific инсталляции. А в самой середине Советского Союза (и географически, и хронологически), за железным занавесом, никаких таких терминов, а главное — понятий и явлений, Анатоль Степаненко знать не мог, но чувствовал, ощущал той самой пресловутой интуицией художника.

 

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: Анатоль Степаненко — бунт романтики
Инсталляция «Там на Земле», 2007

 

К примеру, в 1980-х Степаненко, насобирав деньги на транзистор, залез вместе с ним на крышу, включил, дождался, когда заиграет гимн Советского Союза и в этот момент сбросил приемник вниз [2].

Социально-ангажированное искусство, политически-мотивированное высказывание, нонконформистский жест — все эти определения справедливы по отношению к перформансу Анатоля Степаненко, однако на момент его исполнения это воспринималось в лучшем случае как шалость, озорство или же просто очередная эксцентричная выходка эпатажного художника.

В то же время, без того самого «бунта романтики против заурядности жизни» творческая деятельность Анатоля Степаненко действительно не обходилась. Он мог стоять на одной ноге с цветком в зубах, обрисовывать тень от дерева мелом и приходить на то же место на следующий день, когда тень совпадала с рисунком, уже со свидетелями и отмечать таким образом «рождение концепции».

Говорят, что многим работам Степаненко присущ перформативный, акционистский подход, однако документаций этих событий не сохранилось или и вовсе никогда не существовало, и теперь сама попытка составить творческое досье художника становится своеобразным мифотворчеством, ведь опираться приходится на очень хрупкие источники — воспоминания и пересказы, что, впрочем, в какой-то степени соответствует немного загадочному, мистическому образу самого художника.

 

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: Анатоль Степаненко — бунт романтики
Из серии «Глубокая синь». 1980-е

 

Пожалуй, единственный раз, когда внешние обстоятельства развития локального общества совпали с творческими экспериментами Анатоля Степаненко, был в середине 1980-х, и то исключительно в технологическом плане, но не в идеологическом.

В это время Степаненко экспериментировал с фотографией, и то, что он делал еще тогда, позже, в девяностых, назвали ломографией, а по-настоящему модным этот жанр стал только в нулевых, благодаря расцвету соцсетей и популярности хипстерской субкультуры.

И, хоть ломографию поначалу и связывали с определенным типом камеры, выпущенной как раз в 1983 году в Ленинградском оптико-механическом объединении (отсюда и аббревиатура ЛОМО), со временем жанр выродился в полноценное движение со своими концептуальными и визуальными составляющими.

Это была попытка запечатлеть на снимках жизнь во всех ее проявлениях, такой, какая она есть, ломография возвысила понятие «брак», а заведомо некачественные пленочные кадры, снятые с необычных ракурсов, стали символом определенной эпохи. Любопытно, что Анатоль Степаненко настолько опередил время, предвосхитив, угадав тренд лет за тридцать до.

Кроме того, по сути, Анатоль Степаненко был одним из первых междисциплинарных художников и был таковым не под влиянием модных институций или щедрых грантодателей, а искренне, по зову сердца.

Он снимал кино, писал картины, создавал тотальные инсталляции, был куратором и переосмыслял посредством искусства пространства, казалось бы, для этого не предназначенные. Его творческий метод был в постоянной динамике, в вечном поиске и эксперименте.

Искусствовед Галина Скляренко определила такой подход Степаненко как «сочетание естественности и авторской воли, запрограммированности процесса и непредсказуемости результата» [3].

 

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: Анатоль Степаненко — бунт романтики
Из серии «Аккадские песиголовцы», 2004–2005

 

Ярким примером и, наверное, самой знаменитой сегодня работой Степаненко, является серия «Аккадские песиголовцы». По словам художницы Алевтины Кахидзе, Анатоль Степаненко обратил внимание на то, как в зоне отчуждения дикие пчелы стали селиться в бытовых вещах, оставшихся после их хозяев.

Это зрелище впечатлило художника и на основе этих ощущений он создал довольно жуткий проект. Серия состоит из зооморфных скульптур из пчелиных сот и говорит со зрителем и о чудовищных последствиях техногенной катастрофы, и, одновременно, о том, как природа способна подстроиться даже под такие неблагоприятные обстоятельства, а жажда жизни берет свое.

Анатоль Степаненко всегда держался независимо, был одиночкой, ведь его искусство действительно сложно приписать к каким-либо течениям и направлениям. Он и сам не скрывает, что, к примеру, в знаменитом сообществе «Парижской Коммуны» он не прижился, хоть вначале у него и была мастерская в том сквоте.

Художник никогда не вписывался ни в какие каноны и тренды и не стремился к этому, но такая тактика, к сожалению, сегодня может привести к забытью. Благодаря случившейся недавно премии Artists Prize об Анатоле Степаненко вновь заговорили и обнаружили белое пятно вокруг его фамилии.

Его творчество плохо описано, однако факт его влияния на современное искусство Украины считается общепризнанным, и потому есть надежда, что переоценка этого вклада уже не за горами.

 


Источник:

[1] Цитата из книги Сомерсета Моэма «Луна и грош», 1919

[2] Исследовательница Татьяна Жмурко о художнике Анатоле Степаненко

[3] Скляренко Г. Искусство Анатолия Степаненко. Между бабочкой и песиголовцем / Fine Art. — 2008. — № 2

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: