Елена Окунева
Life&Art
5 мин. на чтение

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: цитаты и катастрофы Георгия Сенченко

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: цитаты и катастрофы Георгия Сенченко
Поделиться материалом
Фото: pinchukartcentre.org

 

Георгий Сенченко — художник, знаменитый довольно странным способом. Самостоятельных работ, а тем более персональных выставок, в его активе практически нет, его имя называют, как правило, в контексте «Парижской коммуны», популярного сегодня объекта исследования и переоценки, а также — в паре с Арсеном Савадовым, фигурой мощной во всех отношениях.

Кроме того, творчество Георгия Сенченко часто цитирует и заимствует то форму, то содержание работ других авторов, что невольно заставляет усомниться в оригинальности художника. Не исключено, что и сам Сенченко долго в этом сомневался, прервав художественную карьеру на целых двадцать лет. Однако все-таки решил вернуться.

 

Георгий Сенченко действительно ассоциируется с Арсеном Савадовым, сотрудничество с которым прославило и их двоих, и вообще украинское искусство девяностых, обозначив начало так называемой «Новой волны», трансавангарда, да и в целом современного украинского искусства.

Сенченко и Савадов познакомились, когда им было по 11 лет, они вместе учились в Республиканской художественной школе (сейчас — ДХСШ им. Т. Г. Шевченко), позже — в Киевском государственном художественном институте (сейчас — академия НАОМА), а потом и работали в тандеме вплоть до 1996 года. А в следующем 1997-м Сенченко уже объявил об окончании художественной деятельности в пользу более прикладной области творчества — дизайна.

Тем не менее созданная Савадовым и Сенченко «Печаль Клеопатры» стала тем краеугольным произведением, которого и одного достаточно для того, чтобы зафиксировать свое имя в анналах истории. Картина стала переломной во всем — техника, стиль, сюжет, цена продажи, количество упоминаний в западной прессе…

«Клеопатра» стала мощным извержением вулкана, который, к слову, и изображен на полотне, всколыхнувшем все постсоветское пространство, но особенно Украину, породив живописное цунами, названное впоследствии Новой волной. Сам Савадов утверждает, что «Все, кто увидел «Клеопатру», через год стали художниками» [1].

 

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: цитаты и катастрофы Георгия Сенченко
А. Савадов, Г. Сенченко «Печаль Клеопатры», 1987

 

Несмотря на все новаторство, по меркам СССР, даже бунтарство «Печали Клеопатры», в основе картины — аллюзии и отсылки, которыми полнится искусство постмодернизма и которые станут программным атрибутом художников-современников Сенченко и Савадова.

Наверное, наиболее известная самостоятельная работа Георгия Сенченко — «Сакральный пейзаж Питера Брейгеля» 1988 года  — тоже не стала исключением. Это довольно буквальная цитата позднего рисунка голландского мастера, славящегося своей загадочностью, множеством трактовок и интерпретаций.

У Брейгеля, по крайней мере из названия, мы понимаем, что видим пчеловодов с ульями, и можем догадаться, что их лица закрыты специальными сетками. Но тем не менее ощущение тревоги все равно присутствует.

Сенченко же пренебрег тонкими переплетениями лозы на корзинах и на масках с рисунка Брейгеля, и теперь, если не знать оригинала и особенностей средневекового пчеловедения, то происходящее на картине совсем неочевидно, а отсутствующие лица у людей выглядят откровенно жутко.

Эффект усиливает и охристо-оранжевая гамма полотна, резко контрастирующая с зеленью растения на переднем плане. Есть версия, что этот выжженный пейзаж имеет апокалиптический характер и символизирует как бы «мертвость» мира, а отсутствие лиц уравнивает людей, чем смерть, собственно, тоже занимается. Эту трактовку любопытно пересмотреть еще раз сегодня, в ковидную эпоху масочного режима, когда проницательный вирус и лица скрыл, и всех перед собой уравнял.

 

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: цитаты и катастрофы Георгия Сенченко
Питер Брейгель Старший «Пчеловоды», 1568
ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: цитаты и катастрофы Георгия Сенченко
Г. Сенченко «Сакральный пейзаж Питера Брейгеля», 1988

 

Существует трактовка картины Г. Сенченко как постчернобыльского, посткатастрофического искусства. В тексте об этом феномене искусствовед Константин Дорошенко вспоминает цитату критика Марии Хрущак, которая называет «Сакральный пейзаж» Сенченко наряду с работами других авторов «произведениями пугающими, но обнадеживающими» [2].

Той же катастрофой объясняют и ту знаменитую «витальность» украинского искусства конца восьмидесятых — начала девяностых, и уход от реальности в мир сновидений, мистики и мифологии, присущий примерно всем художникам того времени.

После двух десятилетий перерыва Георгий Сенченко вернулся в мир искусства с работами в совершенно новой манере и технике. Его выставка 2017-го года называлась «Семь видов паники» и напоминала комиксы своей графичностью и нарративностью.

В этой серии большое место отведено глубоко черным теням, и автор подтверждает это, рассказывая историю о них. Говорит, что вырос на Русановке, в одном из первых построенных там домов. Пока другие дома строились, будущий художник жил как бы в пустыне, на песчаном острове, где все предметы отбрасывали яркие тени.

Другой частью пазла, который Сенченко собрал в своих работах, представленных на выставке, была книга по гражданской обороне, в которой содержались впечатлившие художника иллюстрации. На них, на привычных вроде бы городских улицах, люди прячутся за заборами и фонтанами от теней от ядерного взрыва.

 

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: цитаты и катастрофы Георгия Сенченко
AND NOTHING FUCKING RANDOM, MR. CAGE!, из серии «Семь видов паники», 2017

 

Интересно, что такая трактовка катастрофы опосредованно, но все же появляется в творчестве Сенченко вновь, после длительной паузы. Подобная философия присутствует и в историческо-теоретических предпосылках искусства девяностых, озвученных самим Сенченко: он уверен, что тогдашнее творчество — реакция не только на Чернобыльскую аварию и не только на развал Советского Союза, а и на крах идей модернизма, проявившийся в то же время в Европе [3].

Кажется, что Георгий Сенченко словно знаменует в своем творчестве смену старого на новое, которое осуществляется через большие и маленькие апокалипсисы. А нам, как зрителям, остается только ждать, какой следующий надлом в картине мира заметит и переосмыслит в своем искусстве художник-философ Георгий Сенченко.

 


Источники: 

[1] Цитата Арсена Савадова из его интервью Алексею Тарасову и Анне Белоус

[2] Искусство Чернобыля — Критик Константин Дорошенко о катастрофах тела и сознания, мистике и демонологии в украинском искусстве после трагедии Чернобыля, 2012

[3] Георгий Сенченко: «Искусство — это миф. Но жизнь без этого мифа порой невыносима» — К. Яковленко, 2016

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: