Жанна Крючкова
InterviewLiberal Arts
5 мин. на чтение

Воспоминания и размышления Ады Роговцевой (часть III): о театре, позитивном восприятии мира и качестве актерского образования

Воспоминания и размышления Ады Роговцевой (часть III): о театре, позитивном восприятии мира и качестве актерского образования
Поделиться материалом

Часть III. О театре, позитивном восприятии мира и качестве актерского образования

Природа человека

Из всех концепций о природе человека — от Аристотеля до более поздних авторов, описывающих, что такое человек, – мне ближе всего представление Локка: человек — это «чистая доска».

С одной стороны, человек сам пишет на доске и сам выбирает, что на ней писать. Частично она зависит от генетики, но каждая семья может привести пример, когда у одних и тех же родителей появляются совершенно разные дети. Мы с двумя братьями отличались не только судьбами, но и характерами, и мышлением.

С другой стороны, и Бог пишет на доске, подбрасывая «случайные» обстоятельства. Почему, например, булгаковский Берлиоз попал под трамвай? Я не из воцерковленных людей, но, думаю, что как бы ты ни крутил, как бы ни выворачивал, какие-то силы вмешиваются в ход жизненных событий. Я много лет прожила на свете и могу точно утверждать: многие вещи происходят независимо от тебя. Существуют какие-то схемы в мироздании. Но как в этом разобраться?

Воспоминания и размышления Ады Роговцевой (часть III): о театре, позитивном восприятии мира и качестве актерского образования

Воспоминания и размышления Ады Роговцевой (часть III): о театре, позитивном восприятии мира и качестве актерского образования

Я — счастливый человек только по одной причине: Бог дал мне позитивное восприятие мира. Я всегда умела отпустить ситуацию, какие бы удары мне ни наносила судьба, и в сложные моменты осознавала: это надо пережить, выдержать во имя чего-то большего.

Главное для актера — умный режиссер

Спектакль, фильм – детище режиссера, он видит целое. Актерская игра — только одна из частей целого. Возможно, важнейшая, но часть. Хороший режиссер не просто функционально использует актера, но и включает творческий потенциал его личности.

Если актер — талантливая личность, то самое главное для него — работать с умным режиссером

Как только режиссер ниже по уровню, начинаются мучения: приходится выкручиваться, чтобы не опускать планку. Если режиссер менее талантлив, он будет пытаться подстроить актеров под себя.

Талантливый и умный режиссер включает актера в сотворчество. Иногда – это хитрость, обман, но он всегда на пользу. Это не исключает главенства режиссера над процессом.

Воспоминания и размышления Ады Роговцевой (часть III): о театре, позитивном восприятии мира и качестве актерского образования

Но это касается очень талантливых и опытных актеров, а для ремесленников главное — слушаться режиссера, потому что когда посредственно одаренные талантом и умом люди начинают делать что-то свое, все расползается.

Между театром и кино

Сегодня, в моем возрасте и состоянии здоровья, мне ближе театр. Я иногда говорю ребятам: «Как я буду лечиться, если у меня не будет спектакля?». Вчера я еле приползла на сцену, но спектакль был одним из лучших за долгое время, и домой я вернулась уже в прекрасном самочувствии. Профессиональная собранность, отдача подлечивают организм. Что со мной будет, если я не смогу выходить на сцену?

А кино я люблю совсем за другое. Я просто обожаю съемочную площадку. Хотя это совсем другой процесс: ты должен переключаться за 2-3 минуты и держать в голове всю роль. В финальной сцене «Укрощения огня» я снялась случайно: приехала на совсем другую картину, и меня перехватили, загримировали и сняли. Чтобы быстро войти в роль, нужна высокая концентрация, чего не добиться без ума. Почему ругают наши сериалы? Потому что там нет главного — ума. А также — нет времени ни у режиссера, ни у актеров на то, чтобы выровнять, сгладить туфту и схематичность. Но средние артисты не задумываются, вот так и снимают. Поэтому для умного, и артиста, и зрителя, сериалы — это мусор.

Воспоминания и размышления Ады Роговцевой (часть III): о театре, позитивном восприятии мира и качестве актерского образования

О сожалениях

Мне грех жаловаться: я сыграла много ролей. У большинства артистов карьера заканчивается очень рано, а у меня она длинная: я вчера играла и завтра буду играть. Но мне жаль, что я не имею тех качеств и того таланта, который позволил бы делать это лучше. Мой муж, Костя Петрович Степанков, говорил о своей работе в кино: «Есть то, что стыдно смотреть и не очень стыдно смотреть». Большая редкость, когда не остается досады, что не все удалось. Недавно работала на площадке, снимали большую, важную сцену. Но я плоховато себя чувствовала и включилась на 20%, а не на 100%. Сама смотрю материал – досадно, а уже не перепишешь, не переделаешь. Как у Раневской: «Плевок в вечность уже сделал». Может, при монтаже вытянут, и зритель не заметит, но я-то знаю.

Такое нередко бывает: то ты не вытянул, то здоровье не позволило. Но жалеть ни о чем нельзя. Хотя и обольщаться не стоит

О качестве актерского образования

В Украине сценическому делу учат крайне плохо. И давно. И становиться все хуже… Были исключения: Толя Скибенко, Леонид Олейник, Валя Зимняя, Эдик Митницкй, Николай Рушковский, который до последней минуты жизни вел у нас русский курс. Он был интеллигентнейшим человеком, педагогом от Бога и приводил в институт молодых талантливых преподавателей. Так, Игорь Славинский воспитал несколько курсов под крылом у Рушковского. Но все они, к сожалению, – это уже история. Сейчас Дима Богомазов преподает. Леша Лисовец набрал актерский курс, и я этому рада. Он владеет профессией, умеет работать с актером и преподать актерское ремесло. Но в институте не должно быть исключений: там, в принципе, не должно быть плохих, случайных. Оно ведь как бывает? У человека не сложилось ни в кино, ни в театре, и он пошел учить, а на самом деле калечить и людей, и профессию на долгие годы.

Воспоминания и размышления Ады Роговцевой (часть III): о театре, позитивном восприятии мира и качестве актерского образования

Я нашему бывшему министру культуры Евгению Нищуку не раз говорила о необходимости что-то делать с институтом. Но, оказалось, это скорее вопрос к министерству образования и еще каким-то структурам. Болото, одним словом. Так все и стоит на месте.

Поэтому в Украине нет актерской школы. А она нужна! Погрязаем в любительстве, которое подменяет профессию, роняет ее. Ведь даже самые талантливые люди без школы не обойдутся. Артистам же с обычными способностями без нее вообще никуда: бывает человек одарен средне, но в руках хорошего педагога впитывает знания и начинает делать интереснейшие вещи.

Все фото — из личного архива Ады Роговцевой

Ссылка на Часть I

Воспоминания и размышления Ады Роговцевой (часть I): о детстве в Глухове, людях-ангелах и Warner Brothers

Ссылка на Часть II

Воспоминания и размышления Ады Роговцевой (часть II): о кино и судьбе, дружбе и близости; связи между режиссером и актером, и «Вечном зове»

Продолжение следует…

Специально для Huxleў

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: