Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў — альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Interview
10 мин. на чтение

ЗАЧЕМ МЫ УЧИМ НАШИХ ДЕТЕЙ: Владимир Спиваковский о трендах и дисбалансах современного образования

ЗАЧЕМ МЫ УЧИМ НАШИХ ДЕТЕЙ: Владимир Спиваковский о трендах и дисбалансах современного образования
Поделиться материалом
Источник фото: spivakovsky.com

 

На вопрос, который вынесен в заголовок этого интервью, не так легко ответить, как кажется на первый взгляд. Конечно, родители всегда желают для своего ребенка лучшего. Но является ли современное образование лучшим инструментом подготовки ребенка к гармоничному существованию в переменчивом XXI веке? Тому ли, так ли мы обучаем наших детей? Готовы ли мы к образовательной революции, которая неотвратимо приближается?

Об этом нашим читателям расскажет настоящий новатор образования, писатель, ученый, основатель первой в Украине частной школы-лицея «Гранд» и президент международной корпорации Edu Future 7W Владимир Спиваковский.

 

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ МОДЕЛИ ЗАСТРЯЛИ В ПРОШЛОМ

 

Сегодня в системе школьного и высшего образования в разных странах, во всем мире, возникают значительные дисбалансы. В первую очередь потому, что на самом деле она, к сожалению, до сих пор не является системой. В ней царит полный хаос и отсутствует системное понимание: чему детей надо учить, как учить, где учить, сколько тратить, у кого учиться и, главное — зачем вообще учиться? Это то же самое, что на фабрике производить продукцию и не иметь ответа на такие основные вопросы: кому и зачем нужна ее продукция?

Основной дисбаланс в том, что образование предназначено для подготовки кадров для экономики и различных индустрий, которые уже находятся на уровне 5.0, тогда как уровень отрасли образования до сих пор 2.0. Такое образование не способно выполнять свою главную функцию. Образование осталось единственной отраслью, которая не слышала слов «маркетинг» и «калькуляция».

Она игнорирует требования прогрессивного кадрового рынка, не зная, кого и сколько нужно, считая, что рынок как-то сам отрегулирует. Однако в реальности такой рыночной регуляции не происходит. Поэтому система образования, плохо заботящаяся о соотношении «затраты — результаты», влачит жалкое существование по остаточному принципу.

Решить эти проблемы легко, внедрив прогрессивную модель системы образования. Она состоит из 48 базовых элементов, которые хорошо известны. Если все сделано как надо и все элементы оптимально связаны между собой, то они работают на нужный результат — достижение уровня 5.0.

Никаких ограничений для построения эффективной образовательной модели нет. Нужно лишь сформулировать цели, структурировать алгоритм, выбрать пилотный проект и затем масштабировать его. Когда я делал такой проект на Киевщине, то обнаружил неожиданный KPI его успешности. И это — не количество медалистов, олимпиадников или учителей высшей категории.

Я убежден, что именно сейчас в Украине время внедрять в образовании крутые реформы, которые повлияют и на ментальность, и на экономику, и на прогресс страны, и на ее новую роль в мире.

 

АРХАИЧНОЕ МЫШЛЕНИЕ И «НОВАЯ КЛАССИКА»

 

Если обобщить мировые образовательные тренды, то можно констатировать, что происходит переход от «обучения знаниям» к «обучению пониманию». Потому что навыки мышления важнее простого приобретения информации, даже очень ценной и качественно структурированной.

Цивилизованный мир движется в направлении перехода от предметных уроков к интегрированным кейс-урокам. От процессов обучения — к результатам. От простого мышления — к сочетанию естественного и искусственного интеллекта. От изучения скучных параграфов — к освоению и практическому использованию полезной познавательной информации. Возможно, для многих людей это прозвучит как угроза, но переход от учителей-людей к учителям-роботам — это уже не такое далекое наше будущее.

Очень жаль, что Украина за этими трендами плохо поспевает. Но такое положение дел существует не только в нашей стране — серьезные инновации в школьное образование всюду проникают очень медленно, с большим трудом. Поэтому школьникам во всем мире преимущественно транслируют архаичное мышление, устаревшие знания и призрачное будущее.

Их учат тому, чего в реальности больше не существует. А новым профессиям и навыкам, которые отвечают новым запросам, наоборот, не учат. Современному человеку так называемых «классических знаний» уже недостаточно. Потому что за последние 100–150 лет возникла «новая познавательная классика», о которой школьные консерваторы даже не подозревают.

Любая система соответствует дыханию своего времени. Это можно сказать обо всех системах: транспорта, питания, музыки, медицины… Они сейчас совсем не такие, какими были 300 лет назад. Только образование остается почти неизменным. Вы заходите в класс и видите там то же самое, что и в прошлые эпохи: мел, доска, тряпка, парты, параграфы, дневники, уроки по 45 минут, набор предметов из XVIII века и одну учительницу на класс.

Образование осталось единственной отраслью в мире, в которой по-прежнему используют малопродуктивный «ручной» учительский труд. Из-за этого КПД системы образования всего около 20%.

 

НАЦИОНАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ И АМБИЦИОЗНЫЕ ЦЕЛИ

 

Обычно страны внедряют собственные системы образования: британскую, сингапурскую, финскую, японскую. К сожалению, универсальной системы образования для всех не может быть. Потому что образование — это не только синусы, валентности, атомы, нейроны, формулы и теоремы. Это — экономические возможности страны, ее история, традиции и степень устремленности в будущее.

В нашей стране со всем этим есть определенные проблемы… Когда-то лучшей системой образования по критериям PISA признали финскую, и тысячи делегаций педагогов со всего мира устремились туда перенимать их опыт. И очень старались применить его в своих странах. Но сделать это никому не удалось! Поэтому в течение где-то 20 лет финскую систему сняли с «пьедестала», и ее место заняли страны Юго-Восточной Азии. А там принципы, на которых построена система образования, отличаются от финской.

Азиатская система — жесткая. В ней много уроков, домашних заданий, наказаний, конкуренции и стрессов. Но и результаты мы видим высокие: весь мир с восторгом смотрит на стремительный рост экономики и благосостояния населения Южной Кореи, Гонконга, Китая и т. д. Европейская система, наоборот, намного толерантнее.

Она спокойная, нетребовательная, безоценочная. Для нее главное — психологический комфорт ребенка, чтобы он не нервничал. За это учителя получают высокую зарплату. Однако со временем выяснилось, что результаты такой системы не очень впечатляют, а на учителей в бюджете не хватает денег. Впоследствии в финских вузах возник дефицит умных профессоров, а из национальных брендов образование вылетело. Остались только финские бани и финские домики, даже Nokia не удержалась.

Я все это говорю не для того, чтобы мы в Украине кого-то слепо копировали. А для того, чтобы ставили перед собой амбициозные цели и в соответствии с ними меняли систему образования на современную, которая будет отличаться от старой системы, как дрон от рогатки. Это, кстати, можно сделать быстро, безболезненно и без особых затрат. Я это знаю, потому что имею такой опыт в нашей и в других странах.

 

Вступаючи до клубу друзів Huxleў, Ви підтримуєте філософію, науку та мистецтво

 

ОБРАЗОВАНИЕ «ФАЗОВОГО ПЕРЕХОДА»

 

Есть такое понятие — «фазовый переход». Это когда новое принципиально отличается от старого. Например, самолет от телеги. Или небоскреб от старомодной дачи. Или мобильный телефон от громкоговорителя.

В XIX веке серьезно обсуждали прогресс гужевого транспорта. Придумывали новые подковы для лошадей, сорта кормового сена, кибитки, породы лошадей, размещение постоялых дворов и тому подобное. А потом в мир людей ворвался автомобиль и — все перевернулось с ног на голову!

До XIX столетия самой распространенной была профессия факельщика, который по вечерам на улицах зажигал, а утром гасил фонари на столбах. Это был выгодный и огромный многомиллионный бизнес: пакля, огниво, ведра, столбы… Казалось, что так будет вечно. Но пришел Эдисон и сказал: «Вот лампочка!» И снова все вмиг перевернулось! Что мы видим сейчас?

На планету «напал» искусственный интеллект, благодаря которому обучение будет полностью перестроено. Даже иностранный язык не надо будет так невыносимо всем изучать. Изменится не только сама профессия, но и количество учителей — их столько уже не потребуется. К сожалению, наша система образования практически не реагирует на эти тренды, игнорируя возможные негативные последствия.

ИИ решает многовековую неразрешимую задачу педагогов: как научить ребенка учиться! Учителя с этим не справились. Теперь учебный материал ИИ выдает гораздо быстрее учителей и в нужном формате. К тому же дети начали мыслить иначе.

Им раньше говорили: «Думай!» Бедный ребенок со слезами на глазах вообще не понимал, что ему приказывают. Теперь он быстро усваивает разные типы мышления: креативное, ассоциативное, логическое, критическое, практическое, бизнесовое и системное. Задания ребенок получает не формальные, а интересные. Отсюда растет мотивация учиться, чего было трудно добиться веками.

В Китае есть школы на 100 000 и детские сады на 75 000 детей. И это никого не смущает. Просто все процессы организованы по-другому, да еще и с лучшими результатами. Просто большинство ответственности за знания и поведение переносится с учителя на ученика. А это уже половина мотивации.

Вторая половина достигается разумно-совершенными учебными материалами, которые легко укладываются в голове и проверяются практическими кейсами. КПД такой системы образования возрастает с 20% до 50–60%.

 

СОЦИАЛЬНЫЕ ЛИФТЫ И СТЕЙКХОЛДЕРЫ

 

Есть 7 основных стейкхолдеров, которые заинтересованы в прекрасно обученных кадрах: государство, семья, бизнес, вуз, наука, непосредственно ученик, общество. Если школы превратятся в полноценных исполнителей заказов стейкхолдеров, будут соблюдены все необходимые балансы — и по контенту обучения, и по достаточности финансирования.

Конечно, технологии — дело изобретателей. «Майкрософт», «Кадиллак» и контактные линзы придумали не правительства. Но как только масштабирование продукта достигает примерно 10%, к нему могут подключаться госорганы, поддерживая инновации конференциями, влиянием и законами.

Образование не находится в безвоздушном пространстве. Школьники и студенты должны видеть перспективы страны и видеть себя в этих перспективах. Посмотрите на то, как сформулированы цели образовательных реформ в США, Сингапуре, Польше, ОАЭ. Это совсем не хорошие показатели ВНО, польза от которых для детей и страны не очень понятна. Целями должны быть: более высокий уровень жизни, приближение образования к самым высоким мировым стандартам, привлечение инвестиций и «мозгов» в страну.

Чтобы их достичь, в той же Америке массового привлекали директоров школ и учителей для внедрения инноваций. Относительно Украины у меня есть такое наблюдение: когда врачи едут на международные конференции за перениманием опыта, то, возвращаясь, они внедряют новые технологии — становится больше хорошо оборудованных клиник и совершенных лекарств.

Но после возвращения с международных конференций учителей ничего не происходит: как учили — так и продолжают учить! Даже элитное образование здесь ничего не гарантирует, ведь заведения у нас элитные, потому что не всем доступны, а не потому, что там растят лидеров.

Как-то я посчитал, что у нас существует 25 типов разных школ — на любой вкус и кошелек, и это хорошо. Плохо другое: из социальных лифтов у нас работают почти только карьерно-политические — потенциально любой может попасть на вершину карьерной пирамиды. Правда, сейчас в мире меняется взгляд на такие лифты.

Предпочтение отдается профессиональным лифтам, потому что либеральные дилетанты в руководствах стран и компаний все больше погружают мир в хаос.

 

РЕВОЛЮЦИЯ НАЧИНАЕТСЯ

 

Вообще, напрашивается такой вывод: нынешняя система образования привела нас к войнам и кризису, к такому миру, в котором жить дискомфортно и опасно. Поэтому, наверное, есть смысл полностью изменить образовательные базовые установки.

• Во-первых, надо ориентировать обучение не только на талантливых детей, но и благодаря новым технологиям помочь миллионам детей качественно работать с учебным материалом.

• Во-вторых, учитывать молниеносные изменения на рынке труда.

• В-третьих, совершенствовать технологии онлайн-обучения, которые стремительно совершенствуются.

• В-четвертых, познавательный контент должен учитывать изменения глобального мира — все, что происходит с искусственным интеллектом, цифровизацией, steam, обработкой информации, природными ресурсами, милитари-тенденциями, социальными сетями, межличностными отношениями и тому подобное.

Все понимают, что дальше жить в таком абсурде невозможно: 12 лет несчастный ученик загружает себе в голову тысячи разных параграфов, но все равно после окончания школы ничего не знает, не умеет, не может и не хочет.

Вопрос: куда потрачены миллиарды денег, и что с этим делать? Ответ есть: то же, что и в смежных отраслях, где вместо телеги появился самолет, а вместо пакли – лампочка. Как сделать, чтобы КПД образования начал интенсивно повышаться? В интервью себя рекламировать не очень принято, но мне кажется, что будет уместно упомянуть о моем «Атласе идеальной системы образования».

Он содержит алгоритмы и матрицы, по которым образование может перейти от архаично-феодального статуса к индустриально-информационному тренду и действовать как полноценная современная отрасль. Со всей адекватной атрибутикой: ресурсы, расчеты, цели, технологии и результаты.

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media
Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: