Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель «Бриллиантовой совы» интеллектуальной игры «Что? Где? Когда?»
Leadership&ManagementLiberal Arts
5 мин. на чтение

ПАМЯТИ МИХАИЛА ЖВАНЕЦКОГО от Бориса Бурды: «Одесский пароход» или основы менеджмента

ПАМЯТИ МИХАИЛА ЖВАНЕЦКОГО от Бориса Бурды: «Одесский пароход» или основы менеджмента
Поделиться материалом

Понимали ли мы раньше, как он много значит для нас? Безусловно. Но когда Михаила Жванецкого не стало, пришло осознание, что он в буквальном, пушкинском смысле «наше все» — настолько сказанное им глубоко и актуально. Он сказал главное о всех и о каждом из нас.  

Ты только задумался о чем-то, только начал догадываться и предчувствовать, а он уже все это выразил — ярко, парадоксально, талантливо. И вывел свои формулы о главном в человеке, к какой бы эпохе или профессии он не принадлежал.

Поэтому, если посмотреть на тексты Жванецкого с точки зрения менеджмента, можно обнаружить целую управленческую энциклопедию.

В Одессе к сути вопроса принято подходить деликатно и постепенно — так же, как гулять по Дерибасовской. Почему? Чтобы не спугнуть смысл! Начну и я издалека…

 

МОИ УНИВЕРСИТЕТЫ

 

Вопросами теории управления я интересовался всю жизнь, начиная с профилирующей кафедры в институте, с которой мне невероятно повезло. Кафедра называлась «Теория автоматического управления и регулирования».

Заведовал ею Людвиг Иосифович Кон. В паспорте его национальность была обозначена как «фламандец», а в графе «место рождения» было указано — «Париж». Отец Людвига Иосифовича — главный инженер, отвечавший за безукоризненную работу бельгийского трамвая в Одессе.

Мать — балерина Большого театра. Их сын представлял удивительный сплав науки и искусства. Кон был выдающимся специалистом и сумел создать уникальную кафедру.

Будучи сам человеком кристальной порядочности, он ценил это качество в людях не меньше, а может быть даже больше, чем профессионализм.

И это, пожалуй, был мой первый управленческий урок: источником корпоративной культуры, от которой зависит результат, всегда является руководитель. Если культура строится на уважении и доверии, это создает оптимальные условия для профессионального роста и развития таланта.

Вот так издалека, мы наконец и подобрались к Михал Михалычу…

 

«ОДЕССКИЙ ПАРОХОД»

 

В широко известном «Одесском пароходе» Жванецкого тоже идет речь о команде и лидере. Но взаимодействуют они совсем по другим принципам.

Их корабль никак не может отойти от причала, несмотря на суету крики и угрозы со стороны капитана. Кроме того, что все это очень смешно написано, рассказ представляет собою сборник всевозможных управленческих ошибок.

 

ДЕЛЕГИРОВАНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ

 

— Все, все, я капитан, я даю команду, чтоб вы знали. И-и-так! Во-первых, спокойно мне, всем стоять! И, во-вторых, а ну-ка мне отдать концы, спокойно всем!

— Почему именно вам?

— Тихо! Ша! Чтоб мухи не было мне слышно!

— Вам слышно?

— Тихо! Отдать концы. Я говою именно тебе. Яша, отдать концы!

— Почему именно я?

— Мы идем в мое. Мы отходим от п’ичала.

— Какой отходим? 3ачем весь этот маскаяд? Если мы пришли, давайте стоять. Мне это н’явится: то стой, то иди.

— Но мы же паяход.

— Паяход-паяход. Как минимум надо сп’есить у людей.

— Яша, я п’ешу, п’екъяти п’ения.

— А! Эта культу’я, этот капитан.

 

Очевидно, что капитан не умеет делегировать полномочия и отдает противоречивые команды. Он никому не доверяет и лично пытается контролировать все и всех одновременно. Но уже через минуту, чего именно хотел капитан от Яши, уже не помнит ни капитан, ни Яша…

Капитану буквально до всего есть дело, он вникает во все, но ничего не доводит до конца.

Сперва требует от Яши отдать концы, потом командует в машину «Атход!», потом орёт на Изю и Сёму, собачится со штурманом, выслушивает жалобы пассажира, от скуки изменившего любовнице с женой, пытается вникнуть в процесс приготовления фаршированной рыбы на кухне, собачится с буфетчицей по личным причинам… 

На пароходе идет кипучая управленческая деятельность — процесс, не приводящий к результату. На выходе мы получаем полный управленческий хаос.

 

УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ СТИЛЬ

 

Капитан (орет). Я спокоен! Но я явлюсь к вам в изолятой на носилках и пеебью все п’ибои и самый большой шп’иц я вам вставлю, куда вы не подоз’еваете, и в стееизатое я буду кипятить то, о чем вы не догадываетесь. Ваш личный п’ибой я буду кипятить до тех пой, пока вы мне шепотом, шепотом не скажете, кто здесь капитан.

Медпункт. Я подчиняюсь водздвавотделу.

Капитан. Я пееб’ёшусь на зд’явотдел. Какой у вас п’ёфиль?

Медпункт. Я экствасенс. Я всё делаю на васстоянии. Мне достаточно пвойтись по вашей фотогвафии.

Капитан. Это я п’ёйдусь по вашей фотог’яфии. Я отшибу у вас то, чем вы лечите».

ххх

Капитан. Что такое? Мы отходим или нет? Что случилось? Почему стоим? Я сейчас такое уст’ёю, вам будет мало места на паяходе. Изя! Ёма! Немедленно! Тут же! Хотя… (Щелчок.)

А ну… (щелчок)… подожди (щелчок)… Стой (щелчок)… Немедленно! Я кому сказал… (щелчок). А я кому… нет! А я… Я тебе уст’ёю (щелчок)… Нет! Стой!.. Тс‑с… ядио… тс‑с (щелчок).

Ох, я тебе уст’ёю «никогда»… Тс‑с (щелчок)… Ты меня?.. Таких штуйманов… Ты когда‑нибудь п’екладывал куйс?! Я тебе уст’ёю немедленно, отходим, невзияя на паюсник. Кто? Ой‑ой (щелчок)…

 

Из всех возможных стилей управления (наставнический, коучинговый, партнерский и др.) капитан выбрал авторитарный.

Он прибегает к бесконечным угрозам, не осознавая, что авторитарность руководства автоматически не гарантирует руководителю авторитет в коллективе.

Никакой другой мотивации, кроме «я начальник — ты дурак», а, значит должен подчиняться моим приказам, капитан своей команде предложить не может.

 

ЛИДЕРСКИЕ КОМПЕТЕНЦИИ

 

В машине: — Что в машине? Я всю жизнь в машине. Я никогда не знаю, куда мы идем.

У меня такое впечатление, что на мостике все курвы. Хорошо. Они наверху. Они командуют. Я выполню любой приказ мгновенно, но пусть они мне сначала докажут. Ты, командир, докажи, что ты умней, и все, и мы уже идем.

Капитан: Ничего. Вначале они мне поломали, тепей я им все пееломал. Вот вы пассажий, вы скажите — это экипажь? Нет, я интеесуюсь, это экипажь? Это головоезы. Они все едут в язные стоёны.

 

В сущности, на пароходе команды так и не сложилось, а сам капитан совершенно не способен к командообразованию. Будучи не в состоянии сформулировать общие, непротиворечивые командные цели, руководитель не управляет персоналом, а бесконечно воюет с ним.

Команда не чувствует в нем лидера, потому что не опознает в нем лидерских качеств ни в профессиональном, ни в интеллектуальном, ни в человеческом смысле.

Капитан перекладывает всю ответственность за неэффективную работу на персонал, забывая, что за результат команды отвечает именно он. 

Зададимся вопросом, если у него такие никудышные подчинённые, почему он их не обучил, не проинструктировал, не заменил, не выгнал, наконец, к чёртовой матери? Скорее всего, потому, что сам он ничем не лучше своих подчиненных.

 

ОТСУТСТВИЕ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ

 

Голос: Капитан?

— Что такое?— Изя передал…

— Не хочу слушать.

— Там прямо по носу.

— Не хочу слушать. Я его видел в г’ёбу. Я с ним не язговаиваю.

— Он все-таки сказал, что если мы не возьмем левей буквально два-три градуса, мы сядем…

— Пеедай этому подонку…

— Все! Мое дело сказать и я сказал. Хотите — верьте, хотите — нет. Сидите на мели, не сидите на мели.

У нас в машине куча дел и без вас. Я уже два часа пробую получить с Ромы мои 15 рублей. Идите пробуйте вы.

И еще, он передал, если вы немедленно не отвернете, вы врежетесь… во что он сказал… в общем, тут есть один остров.

— Пеедай ему вместе с его ос’ёвом… (удар).

 

У капитана парохода большие проблемы с обратной связью. Персонал его с трудом понимает своего командира только потому, что он картавит — этим дефектом Жванецкий лишний раз подчеркивает невозможность нормальной коммуникации в команде.  

Руководитель категорически не желает слышать никого, кроме себя. Когда ему указывают на ошибки в управлении и очевидную опасность избранного курса, он предпочитает их игнорировать: формальный статус позволяет ему считать себя умней подчиненных.

Но ложное представление об авторитете и роли лидера делает его крайне уязвимым к внешним вызовам.

Обесценивая мнение и значимость для общего дела членов команды, капитан снижает лояльность и вовлеченность персонала: людям, по большому счету, становится безразлично, что произойдет с кораблем.

 

ОТСУТСТВИЕ ВИДЕНИЯ

 

Капитан. Так, внимание. Полный… вп’ёчем… нет… те… лучше… Стоп!.. Хотя… Тс‑с (щелчок )… Стоп!.. Это я сомневаюсь? Стоп! Тс… полный стоп! Самый полный стоп!

Всё, п’екъяти связь. Я тебе уст’ёю «я на него положил». Я тебе уст’ёю «в г’ёбу я видел этот п’ичал». Я тебе уст’ёю «всю команду в белых тапочках».

Ты у меня голый и босый будешь стучать в бойт. И мы тебе из иллюминатоя такое покажем… Всё, отходим.

Он дал даёгу… Хотя… Нет‑нет. A‑а, да‑да… полный… нет… нет… Тс‑с. Стоп! Я сказал — стоп! Откуда эта подвижность? Почему мы идем? Изя, Ёма! Куда мы идем? Где куйс? Где лоция?

Я не вижу ствои… Стоп! Стоп! Полный назад! Ах, вы ешили впеёд. Что вам там видно в машине?! Ну давай, давай впеёд, хотя я сказал: назад, и вы увидите, как я был п’яв. Я Изе уст’ёю. Он голый и босый будет стучать в бойт».

 

Есть разные определения лидерства, но все они сходятся в одном: лидер — это человек, за которым идут другие, у которого есть последователи. Чтобы повести за собой людей, нужно иметь видение — картину будущего. В случае с капитаном одесского парохода, у него отсутствует не только понимание долгосрочных и среднесрочных, но и краткосрочных перспектив.

 

НЕФОРМАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

 

Буфетчица. Не чипайте женщину. Я сойду с этого судна последней. Я увесь этот гадюшник перекантую без всякой учебы. Я как садану его любимой ногой, прошибу усе борта. Кто ему будет делать те бифштексы?

Капитан. Ой‑ой! Чеез эти бифштексы можно читать. А если вы женщина…

Буфетчица. Я‑то женщина, я‑то женщина, а вот ты…

Капитан. Тихо! Ша! Где лоция, где накладные? Я хочу п’евеить ясход гоючего.

Буфетчица. Я те проверу. Ты у меня поскачешь. Ты шо забыл, как весь день в бинокль смотрел, так я тебе еще раз все глаза подобью. Будешь у меня с биноклем и на костылях, мореход задрипанный. Хто меня надчет загса два года… «Только паспорт получу. Она меня не понимает. Ты меня понимаешь». Что там понимать?

Капитан. Тихо, Дуся! Дуся, ша! Цаим, цаяйам. Товаищ буфетчица…

Буфетчица. Шо ты сказал?!

Капитан. Дуся, ша! Ду… ша… Тихо, Евдокия Ивановна, не мешайте уп’являть судном.

 

Великий рекламист Огилви не зря рекомендовал не брать на работу родственников и друзей. Даже самых талантливых и замечательных. Смешение личных и корпоративных отношений — это бомба замедленного действия, которая рано или поздно обязательно рванет!

Известно, что у семейного бизнеса на определенных этапах развития есть свои преимущества. Вместе с тем, «семейственность» порой чревата патологиями, которые сводят на нет преимущества лояльности и вовлеченности.

 

УПРАВЛЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЯМИ И УПРАВЛЕНИЕ ТАЛАНТАМИ

 

Капитан. Но я не вижу никаких изменений.

Из машины. Это уже другой разговор: в другом месте, с другими людьми и с другим тоном… А со мной вы с таким тоном разговариваете, как будто я виноват, что я что-то соображаю.

Ремонт — это не действие. Это состояние. Вы вошли в ремонт, это не значит, что кто-то что-то начал. Вы вышли из ремонта, это не значит, что кто-то что-то сделал. Ремонт вообще невозможно закончить, его можно только прекратить.

Вы поняли меня? Ремонт!

На пароходе отсутствует эффективная кадровая политика. Руководитель не может распознать тех, кто «что-то соображает» и адекватно управлять ими, используя и развивая их таланты.

Естественно, что о «ремонте», о каких-либо переменах и инновациях с такой управленческой культурой можно забыть. Ведь изменения не происходят сами по себе — они нуждаются в стратегическом обосновании, планировании, контроле и провайдерах.

 

КУДА Ж НАМ ПЛЫТЬ?

 

Мы вспомнили лишь один из рассказов Михаила Жванецкого — «Одесский пароход». На самом деле уже современники понимали, что эзоповым языком в нем говорится не совсем об одесском, и не совсем о пароходе. 

По сути, это художественно-юмористический набор кейсов по теории управления и регулирования. Причем, вполне жизненных, с которыми нам приходится сталкиваться на каждом шагу. Мы смеемся над героями и ситуациями, рассказанными Жванецким, потому что природа юмора в узнаваемости. 

Ведь это мы с вами плывём на этом пароходе. Понимаем ли мы, куда и зачем плывем? И вообще, плывет ли наш пароход или давно сел на мель: винты вращаются, но в реальности мы просто стоим на месте?

Мудрый и парадоксальный Жванецкий помогает нам в этом разобраться. Его хлесткие фразы отделяются от контекста, начинают жить собственной жизнью.

Порой они говорят не только о качестве управления, но и о нас с вами намного больше, чем мы можем сами понять о себе:

 

«Разница между умным и мудрым: умный с большим умом выкручивается из ситуации, в которую мудрый не попадает».

«А вы пробовали принять слабительное одновременно со снотворным? Очень интересный эффект».

«Копаться в мусоре не стыдно, мальчик. Стыдно быть от этого счастливым».

 «Давайте переживать неприятности по мере их поступления».

«Чем больше женщину мы меньше, тем меньше больше она нам».

 «Что я могу сказать, кроме «спасибо»? Только «до свидания».

 

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: