Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель бриллиантовой совы интеллектуальной игры — «Что? Где? Когда?»
Liberal ArtsNomina
7 мин. на чтение

КОРНИ И КРЫЛЬЯ с Борисом Бурдой: обладатель 4-х Оскаров из Кременчуга — Дмитрий Темкин

Поделиться материалом

Мы любим вестерны, и есть за что. И сюжеты у них динамичные, и режиссеры талантливые, и актеры красивые (а особенно актрисы!), и пейзажи романтические, и музыка в вестернах этим пейзажам удивительно соответствует – напевная, раздольная, мелодичная и запоминающаяся.

Даже трудно поверить, что композитор, сыгравший огромную роль в установлении столь высоких стандартов этой музыки, всю эту природу увидел совершенно взрослым человеком, а на вопрос о том, как он, выходец из другого полушария, так тонко почувствовал поэтику американских равнин Дальнего Запада, ответил:

«Степь и есть степь, а проблемы ковбоев и казаков похожи»,

употребляя экзотичное в американском английском слово «steppe» вместо привычного там «prairie».

Дело в том, что в детстве он рос в других степях – не в какой-нибудь Монтане, а на нашей, родной Полтавщине.

Дмитрий Темкин родился 22 мая 1894 года в Кременчуге, на Америку мало похожем – вместо ковбоев там казаки, вместо бизонов — волы, вместо шерифов — городовые; и разве что евреи практически такие же.

Впрочем, доктор Зиновий Темкин, отец композитора, был еврей не совсем обычный – он в итоге стал одним из руководителей сионистов-ревизионистов (это те, которые отстаивали более жесткий подход к проблеме создания еврейского государства, чем большинство Всемирного конгресса сионистов), а его брат, дядя композитора, вообще был первым президентом Всемирного союза сионистов-ревизионистов, обойдя на выборах самого Жаботинского. Зато мама композитора была от политики далека, а к музыке – ближе некуда, преподавала игру на фортепиано, и ее сын явно больше пошел в нее, чем в отца.

Мама настолько успешно занималась музыкальным воспитанием ребенка, что он уже в 13 лет поступил в петербургскую консерваторию. Жить и учиться в столице было дорого, нужна была подработка, и талантливый подросток ее нашел – народившемуся кинематографу требовались тапёры. Так что, как видите, к музыке кино он обратился предельно рано. Тапёры и были первыми композиторами кино, на ходу импровизируя музыку, эмоционально подкрепляющую сюжет фильма.

Вряд ли он предполагал, что эта подработка в итоге станет главным делом его жизни. А самому выдающемуся комику немого кино до Чаплина — Максу Линдеру, он аккомпанировал не только на экране, но и во время его выступлений вживую в Санкт-Петербурге.

Тем временем разразилась революция, но и ей оказались нужны музыканты – Темкин становится служащим политуправления ленинградского военного округа, где занимается организацией массовых праздников. Начальство предписывает народу ликовать, и Темкин организует то «Мистерию освобожденного труда» на Первомай, то вообще «Взятие Зимнего дворца» — не настоящее, понарошку, но тоже с участием 6000 человек, из которых не менее 500 были музыкантами.

В настоящем взятии Зимнего Дворца вряд ли было задействовано столько народа. Такая должность давала в те времена положение в обществе и все, что к нему причиталось: мандаты, пайки, связи – в общем, живи и не тужи! Чего же Темкину не хватало?

Как часто бывает, ему хватало всего, пока не схватили его самого. Истории об этом просто трудно поверить – он пошел в тюрьму навестить своего друга, генерала-меломана Скирского, взятого заложником. Его пустили в тюрьму без проблем, а выпустить отказались – а документ на это где? Несколько дней он просидел в камере, откуда каждый день выводили заложников на расстрел (Скирский тоже погиб), а его, правда, не расстреливали и как-то кормили, но выпускать не собирались, поскольку нет такого приказа.

Спасла его, как ни удивительно, мелодия с родной Полтавщины – ее напевал молодой конвоир, Темкин по этой мелодии узнал в нем земляка и уговорил сообщить о нештатном узнике его коллеге — Александру Глазунову, в то время ректору консерватории, доброму человеку, который в те времена помог очень многим.

Вскоре Темкина обругали и выгнали из тюрьмы – не шляйся, мол, куда не следует. Стоит ли удивляться тому, что он при первой возможности выехал в Берлин к отцу, который уже обзавелся там врачебной практикой.

В Берлине он продолжал учиться у самого Ферруччо Бузони, в транскрипции которого мы и знаем большинство произведений Баха, и начал выступать, как самостоятельный исполнитель.

На гастролях в Париже он встретился с Федором Шаляпиным, который и подал ему мысль попытать счастья за океаном. Работу в США он нашел быстро – стал аккомпаниатором балетной труппы, которой руководила Альбертина Раш. Аккомпанировал он настолько хорошо, что последствия были не только творческими – они с Альбертиной поженились и счастливо прожили долгие годы.

В 1929 году на Америку и мир обрушилась Великая депрессия, и труппа Альбертины потеряла работу. Но в китайском языке иероглиф «кризис» состоит из двух иероглифов – «опасность» и «возможность». Примерно в это же время, Великий Немой наконец заговорил – кино стало звуковым, а где речь, там и пение, и музыка. Темкин уловил этот момент и сразу начал работать на звуковое кино – сначала для мюзиклов, а потом и для вестернов.

Профессия композитора кино только появлялась, многие вещи были для нее внове, и Темкину приходилось открывать Америку за Америкой, помимо той, в которой он жил. Он создавал музыку, которая секунда в секунду соответствовала ситуации на экране, в нужные моменты была взволнована, в другие – печальна, в третьи – напряжена.

Музыка Темкина иногда подзвучивала диалоги актеров, причем Темкин лично приходил на съемочную площадку, слушал актеров и подбирал инструменты, аналогичные их голосам по тембру. – «Но так ведь все делают!» — скажете вы. – «После Темкина – да» — отвечу я.

Музыка Темкина спасла фильм от провала.

Прекрасный вестерн «Ровно в полдень» после допремьерного показа не собирались выпускать на экран, но выпущенная синглом песня Темкина из этого фильма, мгновенно стала настолько популярной, что фильм вышел на экран и вскоре стал классикой.

Не заставили себя ждать и почетные награды – за музыку в кино Темкин получил 4 «Оскара», а номинировался на «Оскар» вообще 22 раза. Два из этих «Оскаров» — за музыку к тому самому фильму «Ровно в полдень» и уже упомянутую песню – он получил одновременно, в 1953 году, из рук самого Уолта Диснея. После церемонии его спросили, как он себя чувствует, и он ответил: «Как мама замечательных близнецов».

Всего же Темкин написал музыку к 121 фильму, работая с лучшими режиссерами Голливуда, среди которых были Альфред Хичкок, Говард Хоукс, Фрэнк Капра, Джордж Стивенс и многие другие. Его знаменитую песню Wild Is The Wind, написанную еще в 1957 году, исполняли Нина Симон, Дэвид Боуи и Барбара Стрейзанд.

14 фильмах сыграл самого себя, и даже выступил в роли продюсера такого известного вестерна, как «Золото Маккены». Он не без иронии относился к своей работе, называя ее «приправлением селедки сахаром», но всегда твердо знал, чего хочет добиться, и даже самому решительному режиссеру было нелегко с ним работать – у режиссеров характер сложный и возражений они не любят. Но результат его неизменно оправдывал! Продюсер Хенри Хэнигсон сказал о нем: «В работе он поддакивает всем, но делает только то, во что верит».

А убеждать он умел! Режиссер Дэвид Селзник как-то потребовал от него написать для фильма «Дуэль на солнце» … мелодию оргазма! Прослушав результаты его трудов. Селзник сказал: «Не пойдет. Я так не f*ck» (простите мой английский!). Темкин ответил: «Мистер Селзник, вы f*ck, как вам нравится, я f*ck, как мне нравится, но это же просто f*cking music»! Селзник сдался и включил эту музыку в фильм.

В 1967 году, после 40 лет счастливого брака, ушла в лучший мир его супруга. Возвращаясь с похорон, он застал в своем доме грабителей. Они жестоко избили его и отобрали все, что у него нашли – целых 13 долларов! После такого жизнь в Штатах ему опостылела – он перебрался на Британские острова, женился там вторично и продолжал работать.

Последней его работой, что интересно, стал советский фильм «Чайковский» (помните – фильм Таланкина со Смоктуновским в главной роли?). В процессе работы над фильмом он впервые с 1921 года вернулся в СССР. Но до родного Кременчуга вроде не доехал. Зато порожденные воздухом Полтавщины мелодии до сих пор стали фирменной приметой американского фронтира с его пампасами, льяносами, ковбоями, вакеро, маршалами и шерифами. Даже жаль, что в Кременчуге всего этого нет…

Дмитрий Темкин умер в 1979 году в Лондоне, проработав в Англии еще 12 лет – в почете и славе. Созданные им мелодии звучат с экранов до сих пор – например, в «Бесславных ублюдках» Тарантино используется его знаменитая тема из фильма «Форт Аламо». Да и вы явно слышали мелодии Темкина по телевизору – в фильме «Семнадцать мгновений весны» в эпизоде, когда нацистские бонзы смотрят американское кино, звучит именно его композиция.

А помнит ли Украина своего замечательного уроженца? Да не ахти – только в 2016 году в его родном Кременчуге переулок Крупской переименовали в переулок Дмитрия Темкина. Даже не улицу… Что ж – и на том спасибо.

Оскароносную песню нашего Дмитрия Темкина из Кременчуга Wild Is The Wind исполняли Нина Симон, Дэвид Боуи и Барбара Стрейзанд. Huxleў предлагает вашему вниманию первое оригинальное исполнение: Nina Simone — Wild Is The Wind (Original)


Поделиться материалом
Получайте свежие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.