Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель бриллиантовой совы интеллектуальной игры — «Что? Где? Когда?»
Leadership&ManagementLiberal Arts
5 мин. на чтение

НЕТРИВИАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ: как ввести моду на «творение дьявола»

НЕТРИВИАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ: как ввести моду на «творение дьявола»
Поделиться материалом
Фото: Margaretta M. Boas Photograph Collection
Так называемый «великий американский обмен» познакомил Евразию с множеством полезных американских растений. Некоторые из них буквально разлетелись по ее необъятным просторам.

Десяти лет не прошло, как в португальском Гоа появился американский красный острый перец и молниеносно распространился по всему Дальнему Востоку, где сейчас большинство населения просто не поверит, что это растение привозное, хоть бы вы их на коленях умоляли. Примерно в этот же срок, посевы кукурузы появились не где-нибудь, а в резко враждебной испанцам Турции – моргнуть никто не успел. А вот путь картофеля на наши столы стал не в пример сложней.

Сверхустойчивые клубни

В Англию его завез талантливый поэт, бестолковый придворный и неудачливый пират Уолтер Рэли (кстати, табак тоже, но за это мы его благодарить не станем). Он сразу же угостил своих друзей блюдом из выращенного им картофеля, и оно им о-о-очень не понравилось. Немудрено — ведь он пытался приготовить его из картофельной ботвы! Рассказывают, что он до того обозлился из-за мерзкого вкуса этой отравы, что велел сжечь все поле, а уж потом кто-то раскопал клубни, которые испеклись в золе пожара, и случайно обнаружил, что это значительно вкусней, чем несъедобная ботва. Вряд ли это правда, но, согласитесь, красивая история!

Интересно, что рядом с Англией, в Ирландии, гораздо быстрее поняли, что есть надо именно картофельные клубни. В начале 18-го века уже полмиллиона ирландцев питались картофелем, спасавшим их от голода. Полюбили его и в Голландии, и в Германии, где деятельный Фридрих Великий агитировал за новомодное растение в истинно прусском духе, именуя его «средством заставить (только так!) бедных и больных перестать быть таковыми».

Картофель стал настоящей палочкой-выручалочкой крестьянских хозяйств этих стран, благодаря двум своим чудесным свойствам. Во-первых, картофель десятилетиями можно сажать без всякого плодосмена – растет, и хоть бы что ему! А во-вторых, урожай картофеля гораздо меньше зависит от погоды, чем урожай зерновых, да и к качеству земли гораздо менее чувствителен – что бы там не начудила небесная канцелярия, а урожай практически один и тот же.

Правда, когда и на такое сверхустойчивое растение находится своя беда вроде фитофторы, как в Ирландии в годы страшного Великого Картофельного голода 1845 – 1849 года, когда каждый третий ирландец умер голодной смертью или эмигрировал, но такие вещи, к счастью, случаются очень редко. А вот во Франции до середины XVIII века картофель оставался практически неизвестным, и неурожай хлеба в 1769 году был настоящим бедствием. Хлеб подвержен таким бедствиям существенно больше картофеля.

Под запретом парламента

Почему же во Франции не сажали картофель? Знаете, там совершенно искренне считали его ядовитым. В 1748 году выращивать картофель во Франции вообще запретил французский парламент – в его постановлении говорилось, что картофель вызывает массу ужасных болезней, вплоть до проказы — кто же захочет выращивать такое? Никто и не хотел.

Все изменил молодой военврач Антуан Огюст Пармантье. В Семилетнюю войну он пошел воевать и попал к пруссакам в плен… Надо сказать, что тогда немцы обращались с пленными не так, как во Вторую мировую войну, над ними в заметных масштабах не зверствовали, как-то о них заботились, как–то их кормили — конечно, не первосортной едой, а тем, чем они кормили скотину: картошкой!  Отдельные люди в Германии, кстати, тоже верили, что, поев картошки, можно заболеть проказой. Но Пармантье ел картошку и никакой проказой не заболел. Более того, ему понравился сытный корнеплод. Возвращаясь из плена, Антуан Пармантье вез с собой мешок картошки. Он был уверен, что на свободе, тем паче на родной земле, полюбившееся лакомство не покажется ему хуже, скорей даже наоборот – гораздо больше его порадует. 

Пармантье попытался убедить сограждан, что привезенная им из Пруссии новая культура может принести большую пользу — но, к сожалению, безуспешно. Крестьянин консервативен, французский крестьянин – тем паче. Пармантье никто не верил, более того – его никто не слушал. «Наши отцы и деды такого чуда на своей земле не сажали, зачем же мы будем это делать? А вдруг оно ядовитое, а вдруг это творение дьявола – плоды-то у него под землей, а там сами знаете, кто живет! Вот вы, ученый барин, говорите мне, что я получу от этого пользу – а когда, и сколько, и кто мне заплатит неустойку, если пользы не будет, и кто мне купит новую корову, если моя помрет, наглотавшись этой гадости, и вообще, сколько я за это получу вперед, наличными и сию минуту?».

Нужна была нестандартная идея, чтобы сломать этот барьер.

Цветы для королевы

Пармантье подумал и пришел к очень интересному выводу: Франция – королевство, им правит король, достаточно убедить короля и королеву, и к ним прислушаются многие. Когда «королю-солнцу» Людовику XIV, вырезали, пардон, геморрой, масса придворных стала осаждать врачей – сделайте и мне ту же операцию, что и королю, и большинство даже не слушало оправдания врачей, которые не могли вырезать у этих вельмож того, что у них и не было. Так что, если король полюбит картофель, вся Франция будет давиться, но есть картофель. Вряд ли нужно убеждать, что картофель вкусен или полезен — ему не поверят. Достаточно добиться того, чтоб картофель стал моден — во Франции мода решает все!

Он пробился к королю, и тому понравились блюда из картофеля, приготовленные Пармантье.  Ему разрешили приготовить для короля суп, салаты, закуску и основное блюдо, все из картофеля – практически полный обед. А поскольку и король, и повара были французы, я, во-первых, уверен, что был и десерт, а во-вторых, не сомневаюсь в том, что все это было вкуснее некуда, – французы иначе просто не умеют! Король пробовал, королю нравилось, он вежливо улыбался: хорошее растение, как вы замечательно угостили нас, месье! Но ничего не делал – что-то делать вообще не было его сильной стороной.

Зато очень многое сделала королева, может быть, самое важное. Она с удовольствием приняла у Пармантье букет из цветов картофеля и украсила этим букетом свое платье. – «Что это за букет?» — зашептали придворные дамы, — «что это за растение? Эти цветы носит сама королева!». И картофель вошел в невероятную моду… Все искали цветы картофеля, чтобы украсить свою одежду, как у королевы! Картофель начали специально высаживать и разводить на цветы для причесок знатных дам. Но его клубнями эти цветочники совершенно не интересовались и есть их не собирались. Во всяком случае, пока…

Оказалось, что нужна еще одна нестандартная идея!

Картофельные бунты

И Пармантье ее нашел — он попросил у короля не только участок для выращивания картофеля, но и солдат для его охраны. – «Нет проблем, месье», — сказал доброжелательный король, — «я дам вам много солдат, они будут охранять ваш участок круглые сутки!» – «О, нет, Ваше Величество, ни в коем случае», — взмолился Пармантье, — «в том-то и дело, что на ночь охрана должна сниматься». Король не понял: «Как же так, месье, ведь ночью могут похитить то, что охраняют солдаты?» — «Нет, Ваше Величество», — лукаво улыбнулся Пармантье, — «ночью никто ничего не найдет».  Король был несколько удивлен, но согласился — в принципе, ему было все равно. 

Солдаты охраняли посевы, и все крестьяне в округе приглядывались: что же такое ценное там так тщательно охраняют? Когда они узнали, что на ночь охрану снимают, очень многие поддались искушению, перелезли ночью через забор и выкопали себе немного чудесных клубней – вот так в основном и убирали урожай на этом участке…. «Если это так охраняют, значит это очень большая ценность» — решили они и начали выращивать ее на своих участках. А после того, как один раз попробуешь хорошую жареную картошку, в ее пользе тебя уже совершенно не надо убеждать. 

Схожую идею, кстати, в то же время осуществил великий англичанин Джеймс Кук. Чтобы избавить матросов от цинги, ему порекомендовали кормить их кислой капустой. Но для англичан этот продукт был непривычен, и они его саботировали – выбрасывали, не съев, и даже наказания не помогали. Кук и не любил наказывать – он придумал лучшее средство. Он попросил офицеров почаще есть кислую капусту, желательно так, чтобы матросы видели, и всячески ее расхваливать. Матросам тоже стало интересно, и в результате во время дальних плаваний, за которые другие корабли теряли от цинги до четверти экипажа, у Кука не было ни одного заболевшего.

В приказном порядке

А в России этот метод не прижился. Николаю I не нравилось, что крестьяне не хотят сажать полезный корнеплод, но не уговаривать же крестьян – они рабы, а он — самодержец, не можешь – научим, не хочешь – заставим… И он приказывал крестьянам сажать картошку, а если они не повиновались, направлял целые воинские команды, чтобы те заставляли их сажать. В итоге крестьяне даже бунтовали, это называлось «картофельные бунты», доходило до того, что гибли люди, а картошка от этого лучше не росла, хоть всех перестреляй – раз уж солдаты такие послушные, может быть, имело бы смысл заставлять их сажать картошку, а не сечь шпицрутенами тех, кто отказывается это делать?  

Правда, прошло совсем немного времени, всего несколько десятков лет, и наконец-то картошка стала популярной и у нас… Но этого пришлось ждать намного дольше, чем во Франции, и при этом страдали люди. Так что не забудем аптекаря Пармантье, который своим добродушным лукавством сделал то же, но быстро и качественно, без всякого насилия, угроз и наказаний. Вспомним добрым словом великого человека века Просвещения, а заодно усвоим этот метод – он действительно работает.

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: