Олесь Манюк
Кандидат философских наук, консультант по опережающим исследованиям Jansen Capital Management
Philosophy
3 мин. на чтение

Обреченный на свободу: к 90-летию Мераба Мамардашвили, великого философа

Обреченный на свободу: к 90-летию Мераба Мамардашвили, великого философа
Поделиться материалом
Фото: bessmertnybarak
Ровно 90 лет тому, 15 сентября, в городе Гори родился мальчик, которому суждено было стать, на мой взгляд, одним из — а может и самым значительным — философом второй половины ХХ века.

Город Гори, в котором родился будущий философ, известен как место рождения, пожалуй, одного из самых страшных тиранов за всю историю человечества — Сталина.

Здесь же родился Мамардашвили — явно для восстановления равновесия.

Наследие Мамардашвили — велико, и если попытаться выделить из него то, что особенно актуально для нас, обитателей смутного и хаотичного ХХI века, то это будут две темы — вернее, одна — как сбыться человеку?

Для Мамардашвили, человек — не оконченное, завершенное существо, а процесс. Процесс становления, выхода за границы известного, привычного.

«Человек может быть только на пределе, только на гребне усилия», — часто повторял философ.

Такому человеку соответствует пустой мир — мир, который заранее ничего не требует, который оставляет место для неизвестного. В этом и заключена высшая гармония и красота.

И, наоборот, мир, который полон требований, который норовит поместить человека в заранее отведенную для него клеточку — для Мамардашвили был неприемлем.

А человек, который соглашался на прозябание в отведенном для него месте, который отказывается от риска и неопределенности, который ждет даров от любого господина — был для Мамардашвили и вовсе омерзителен.

Он считал такого человека носителем небытия, по Ницше, «последним человеком, человеком организованного счастья». «Последние люди» — по Мамардашвили — ответственны за все катастрофы ХХ века. 

Мы живем в мире полурожденных существ, — говорил Мамардашвили — у которых нет мысли, хотя есть намерение мысли, у которых нет чести, но есть только намерение чести

Высшая честь для человека – осознав необходимость себя, сбыться в пределах всей Вселенной (не семьи, социума и государства).

Потому Мамардашвили был непреклонен: истина выше Родины. И это его завет — нам живущим.

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: