Лев Майков
CyberiadaProjects
8 мин. на чтение

Победителем международного конкурса фантастического рассказа «КИБЕРИАДА-2021» стал рассказ «ЖДИ МЕНЯ» Льва Майкова

Победителем международного конкурса фантастического рассказа «КИБЕРИАДА-2021» стал рассказ «ЖДИ МЕНЯ» Льва Майкова
Поделиться материалом
Уляна Щабель, серия «Простор». Без названия. Бумага, колаж, поталь, 42х30 см, 2021 / Facebook «Сіль-Соль»
 
 

Конкурс фантастического рассказа «КИБЕРИАДА-2021», который был организован альманахом Huxleў, — это экспериментальная площадка, где авторы и читатели тестируют различные версии альтернативной реальности.

Победителем конкурса стал рассказ «Жди меня». Помимо высокой оценки авторитетного жюри и денежной премии от фонда «Интеллектуальный капитал», главной наградой за первое место станет публикация рассказа в печатном выпуске альманаха.

 
РАССКАЗ «ЖДИ МЕНЯ», ЛЕВ МАЙКОВ

 

1. Надежда — База — Земля

 

Симона, милая, я просыпаюсь по утрам и думаю о тебе. И вечерами, перед тем как двинуться на боковую. Да и посреди дня. Четыре года уже за горбом, осталось восемь. Всего восемь! Ты только дождись, девочка моя, золотая моя, единственная.

Алекс и Пьер смеются надо мной. Говорят, я слишком сентиментален. Айзек, обезьяна эдакая, им поддакивает — ну да что с кибера взять. Пускай, я привык.

Ты не представляешь, как здесь красиво. Золотые восходы. Багряные закаты. Небо голубовато-серое, как твои глаза. И земля цвета маренго, как твои локоны. Зелени только нет. Но это временно. Еще год, и появится уже атмосфера и трава, и цветы, и можно будет дышать без скафандра.

Я вернусь, девочка моя, красавица! Восемь лет, и я вернусь!

Навсегда твой

Джино Романо

***

Долгих лет жизни, матушка!

У меня все прекрасно. Работать приходится от зари до зари, семь дней в неделю, но Вы же знаете: я сильный. Выносливый и упорный. Не слушайте старых сплетниц, матушка: землетрясения, цунами, пылевые бури — это все пустяки. База надежно защищена, никакие катаклизмы ей не страшны.

У Алекса вчера был день рождения. Мы пили шампанское, Ваше любимое, «Вдову Клико». Айзек, наш главкибер, сотворил крем «Шарлотт» и испек Киевский торт. Представляете? Украинское национальное блюдо на французском креме.

Все будет хорошо, матушка. Вы только не волнуйтесь, родная моя. Вы еще понянчите внуков, клянусь!

Хватает ли выплат? Если нет, я пошлю на базу распоряжение, чтоб увеличили.

Целую Ваши руки.

Ваш преданный сын

Пьер Дюбуа

***

Здравствуй, Надюша!

Я в порядке. Джино и Пьер — отличные парни, мы прекрасно ладим. Очень скучаю по вам, хотя скучать тут особо и некогда.

Генератор атмосферы уже выведен на полную мощность. Терраформирование пока отстает — киберы разленились, пришлось малость перепрограммировать главного, Айзека. Та еще дубина стоеросовая. Но ничего — с новыми блоками гоняет своих дуболомов до седьмого пота. Только не говори мне, что роботы не потеют. Шутка.

Надежда — замечательная планета. Вернее, станет такой. Будущий рай для колонистов. Кроме шуток.

Хватает ли денег? Пожалуйста, напиши обо всем. И не вешай нос.

Скучаю, люблю,

Алексей Лунев

 

2. Земля — База — Надежда

 

Джино, дорогой!

Не волнуйся и ни о чем таком не думай. Клянусь Мадонной, я дождусь! Чего бы мне это ни стоило!

Франческа и Карла обе вышли замуж. Они говорят, что я дура. Что самой красивой девушке в Вероне непозволительно быть такой идиоткой. Что когда ты вернешься, мне будет уже тридцать пять. И что никакие деньги того не окупят.

Им не понять. Им просто не понять, что деньги ни при чем. Мне будет не уже, а всего тридцать пять. Мы заживем на берегу моря — я присмотрела домик в Неаполе. И у нас будут дети — непременно мальчик и девочка.

Ты только вернись, Джино, любимый! Умоляю тебя: береги себя и вернись!

Твоя Симона

***

Пьер, сыночек!

Дядюшка Гастон объяснял про радиоволны, но я мало что поняла. Никак не привыкну, что почта идет целых полтора года.

Выплат хватает с лихвой. Спасибо, сынок, не надо ничего увеличивать, пусть больше достанется тебе, когда вернешься.

У Буффонов подрастает дочка, Шарлотта. Она бережливая, хозяйственная девочка, как папаша Буффон. И скромная, тихая, как его мадам. Не красавица, но очень, очень мила. Ей как раз исполнится восемнадцать, когда ты вернешься. Поверь старухе-матери: такие девушки сейчас редкость, сынок. Понимаешь, к чему я клоню?

Со здоровьем у меня не очень, что поделаешь — годы. Но не волнуйся: я обещаю тебе, что доживу. Я обязательно доживу!

Мама

***

Здравствуй, Лешенька!

Вчера получили радиограмму, Верка аж скакала от радости, как коза, и хвасталась на весь Житомир. А Климка, наоборот, напустил на себя важности и солидности, весь в тебя. Басит (ой, у него же голос летом стал ломаться): мол, ничего особенного, подумаешь, первопроходцы. В сравнении с космолетчиками, дескать, пустяки.

Он грезит космосом, только о нем и говорит. Круглый отличник, между прочим. Не то что Верунчик — в поле ветер, в жопе дым.

Леш, денег не просто хватает — не знаем, на что потратить. Но ты только не ругайся — работу я не бросила. Не из-за денег, конечно. Ну ты понимаешь.

Скучаем, любим, ждем,

Надя, Верочка, Клим

 

3. Надежда — База — Земля

 

Симона, девочка моя!

Пять лет осталось, всего пять. Здесь еще не рай, но, считай, полпути к нему уже пройдено. Ты не представляешь, какой на Надежде воздух. Чистый, свежий, морской. А еще ласковые дожди. И туманная дымка по утрам. И трава роняет росу, а цветы тянутся к солнцу. Киберы завершили лесопосадку, разбили парки, сады. Мы уже переключились с консервов на овощи, скоро поспеют и фрукты.

Работы стало поменьше. Мы перешли на пятидневку и по вечерам теперь бездельничаем. А через пару лет будем вообще день-деньской валять дурака — с рутиной справятся киберы.

Знала бы ты только, как я по тебе скучаю, родная моя, единственная. А домик в Неаполе, что ты присмотрела, снится мне по ночам. И наши будущие дети — мальчик и девочка.

Да, представляешь, Айзек у нас прохудился. То и дело сбоит — бывает, встанет на берегу и стоит столбом, будто влюбился. А бывает, несет всякую околесицу. Забавно донельзя. Представь: здоровенная такая оглобля то в досаде, то в растерянности, то в тоске.

Франческе и Карле привет. Вот же дурехи. Но я на них не в обиде — пускай.

Спасибо тебе, что ты есть. Что ждешь. Спасибо! За все, за все.

Всегда твой

Джино

***

Долгой жизни, матушка!

Как Вы там без меня? Как родня? Дядюшка Гастон все протирает штаны на кафедре? А тетушка Франсуаза? Привет им передавайте.

У нас все прекрасно. Тепло круглый год. И цветы круглый год. И океан — спокойный, ласковый. Никаких больше штормов, ураганов, цунами. Землетрясения и бури мы тоже изжили — старые сплетницы, что Вас стращали, могут прикусить языки.

Работы уже не через край, скоро растолстеем тут от безделья.

Частенько думаю о Шарлотте, пытаюсь представить, как она выглядит. Не беспокойтесь, матушка: я ведь у Вас послушный. Как скажете, так и будет. Если, конечно, она за меня пойдет.

Алекс и Джино посмеиваются, что я, дескать, ретроград. Что, мол, пионер-первопроходец во всем слушается маменьку, которая от него за тридевять земель. Я пытался объяснить, что такое традиции французского дворянства, но не преуспел. Лишь Айзек понял со своим гиперинтеллектом. И то, наверное, не до конца.

Он, кстати, вчера пек пирожные — старался с утра до вечера. Произвел на свет тысячу эклеров и столько же заварных. Что-то с ним все же не то — кто, спрашивается, все это съест? Передайте дядюшке Гастону, что наш кибер от счастья повредился умом. Дядюшке понравится, пускай студентов повеселит.

Я все-таки велел выплаты увеличить. Год с гаком как отослал на базу распоряжение, должно быть, вот-вот дойдет и до Земли. Ни в чем себе не отказывайте, матушка! Ладно? Договорились?

Все будет хорошо. Все! Будет! Хорошо! Вы только дождитесь меня, прошу Вас. Очень прошу!

Целую землю у Ваших ног.

Ваш любящий сын

Пьер Дюбуа

***

Надюша, здравствуй!

Ну что тебе сказать, дорогая?.. Скучаю неимоверно. Пять лет. С одной стороны — ерунда, тем более когда первые семь уже позади. С другой — немилосердно долго, немыслимо.

Здесь, конечно, стало чертовски здорово. Конфетка, а не планета, куколка. Но это неудивительно — ведь я настоял, чтобы назвали ее Надеждой. Как тебя — в твою честь!

Наш Айзек развинтился совсем. Вчера застал его в кинозале за просмотром древних сентиментальных фильмов про возвращение домой с войны, из космоса или с других планет. «Марсианин», «Армагеддон», еще какая-то дребедень. И, главное, допотопный сериал «Жди меня». Представь: железный болван, уставившийся в экран и едва не ревущий от избытка чувств. Кроме шуток.

Как Климка, Верочка? Как вы все, мои дорогие?

Надь, твое следующее письмо, видимо, придет аккурат накануне отлета. Обязательно его напиши, плевать, сколько это будет стоить. Я буду ждать. Прочту и лягу в криогенную камеру.

Скучаю, люблю,

Твой Лешка

 

4. Земля — База — Надежда

 

Джино, любимый!

Я вся извелась. Три с половиной года еще. Я каждое утро зачеркиваю новый день в календаре. Но их еще осталось так много…

Святая Мадонна, как это трудно — ждать. Но я справлюсь, обещаю тебе. Я дождусь. Что бы ни случилось — дождусь!

Я перессорилась с подружками. С Карлой, с Франческой. Не могу больше выслушивать нравоучения от успешных самодовольных толстух. Не в силах.

Я внесла задаток за домик на берегу Неаполитанского залива и начала выплачивать ипотеку. К твоему возвращению дом будет уже целиком наш.

Ты только вернись, Джино, любимый. Я каждый вечер молю Святую Деву, чтобы с тобой ничего не случилось.

Твоя Симона

***

Пьер, сыночек!

Я стала совсем старая, едва хожу. Но не волнуйся: я никогда тебя не обманывала и раз обещала дожить — доживу!

Дядюшка Гастон объяснял, почему обратный полет займет целых два года. Что-то про свойства гиперпространства, я плохо поняла. А может быть, он неважно растолковал — сильно сдал после того, как не стало тетушки Франсуазы.

Шарлотте почти пятнадцать. Твоя фотография висит у нее на стене в спальне. Над кроватью. Я сама видела, когда была у Буффонов в гостях на минувшее Рождество.

Жду тебя, сынок. Очень, очень жду!

Мама

***

Лешка, родной!

Скучаем, считаем дни. Климка в этом году заканчивает. Поедет в Киев, поступать в академию, на космодесант. Ни о чем больше и слушать не хочет. Конкурс пятьдесят человек на место, ужас какой! Но он пойдет по особой программе — для золотых медалистов.

Верочка стала настоящей красавицей, ухажеры так и вьются. Вертихвостка та еще, в поле ветер, в жопе дым.

У нас уже вовсю готовятся к колонизации. Через полтора года стартует транспорт. Я была на космодроме — нечто грандиозное, кроме шуток. Прикинь: Земцовские выкупили долю. Помнишь же Борьку Земцовского с Большой Бердичевской? У них с Катериной трое детей. Все продают и отправляются всей семьей. Толстый, неуклюжий увалень Борька — и колонист, умора.

Не хотела тебе говорить, но что уж, скоро сам увидишь. Я сильно постарела, Лешка, родной. От той Надюхи, что ты помнишь, осталась разве что фотка. Косметолог сказал, ожидание высушило меня. Что поделаешь… ведь нам с тобой за полтос.

Недавно Верка принесла из школы стихи. Какой-то древний поэт написал, не помню, кто и откуда. «Жди меня, и я вернусь. Только очень жди…», представляешь?

Я жду, Лешенька. Очень жду. Мы все ждем.

Твоя Надюха.

Дети

 

5. Надежда — База — Земля

 

Уважаемая синьорина Моретти!

Сообщаю, что ваш жених Джино Романо… Стерто.

 

Дорогая синьорина!

Сегодня, через десять лет после высадки, я должен вам сообщить… Стерто.

 

Дорогая мадам Дюбуа!

Ваш сын Пьер Дюбуа… Стерто.

 

Уважаемая мадам!

Однажды, семь лет назад, ваш сын Пьер сказал мне, что я запутался в человеческой этике… Стерто.

 

Уважаемая госпожа Лунева!

Сегодня, за два дня до запланированного старта межзвездного летательного аппарата «Орфей», курс Надежда — Земля, я должен вам сообщить… Стерто.

 

Дорогая госпожа Надежда Лунева!

Я запутался в этике, госпожа. Понимаете, пять лет назад, когда все еще были жи… Стерто

 

Симона, девочка моя!

Мы возвращаемся. Скоро. Уже скоро!

Твой Джино

 

Матушка, родная!

Держитесь, держитесь, держитесь! Послезавтра стартуем, осталось всего ничего.

Думаю только о Вас!

Пьер

 

Надюха!

Спасибо за письмо. Горжусь вами! Для меня ты никогда не будешь старой, клянусь. Кроме шуток.

До скорой встречи,

Леха

***

Айзек отправил радиограммы, с размаху саданул вольфрамовой пятерней по встроенному монитору радиостанции. Поднялся. Скособочившись, двинулся на выход.

Местное солнце вызолотило первыми лучами восточный горизонт. Роняя росу, распрямляла стебли трава. Лизал лазурными волнами галечный берег укрощенный, присмиревший океан.

Айзек долго смотрел на то место на берегу, где пять местных лет назад приливная волна захлестнула Джино. Перевел взгляд на запад — туда, где месяц спустя сошедшая с горной гряды лавина накрыла Пьера. Затем на юг, куда еще месяцем позже внезапно нагрянувшая пылевая буря утащила Алекса.

На планете Земля ждали своих погибших мужчин мать, вдова и невеста. На планете, названной в честь вдовы, ждал прибытия колонистов прохудившийся, запутавшийся в человеческой этике кибер.

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: