Фарид Степанов
Директор по персоналу, методолог, эссеист, фотограф
Reader’s choice
3 мин. на чтение

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: «ИЗ ГЛУБИН» (DE PROFUNDIS) ОСКАРА УАЙЛЬДА

РЕЦЕНЗИЯ ЧИТАТЕЛЯ: «ИЗ ГЛУБИН» (DE PROFUNDIS) ОСКАРА УАЙЛЬДА
Поделиться материалом

…человек должен радоваться, что есть еще такие грехи, в которых он не повинен

 

Единственное произведение в прозе, написанное Оскаром Уайльдом в тюрьме. И последнее. Три с половиной года прожил писатель после выхода из тюрьмы. Но ни физических, ни моральных сил писать уже не было.

«Все, что есть великого в жизни, великим и выглядит, хотя именно по этой причине, как ни странно, мы не можем его распознать. Ну а мелочи жизни — это символы, с помощью которых жизнь самым наглядным образом преподает нам свои самые горькие уроки».

Это письмо, написанное Оскаром Уайльдом своему подопечному, другу и любимому лорду Альфреду Дугласу. Человеку, отношения с которым и привели писателя в тюрьму.
«…ошибка моя заключалась не в том, что я не мог решиться расстаться с тобой, а в том, что я расставался с тобой слишком часто».

Скажете, что чужие письма читать плохо? Что-то мне говорит, что драматург хотел, чтобы его письмо прочел не только адресат.

Жизнь не делится на мелочи и важные вещи.
В жизни все одинаково важно

Даже в тюрьме мастер слова — Оскар Уайльд — верен себе.
Удивительное по силе произведение. Полное отчаяния, боли, страдания и любви. Мало кто может сравниться с Оскаром Уайльдом в умении понять человеческую сущность. Еще меньше — способны отразить эту сущность словами.

Это энциклопедия человека.
«…любые отношения между людьми, будь то брак или дружба, строятся на словесном общении, а нормальное словесное общение невозможно без общих интересов».

Это настоящее пособие по психологии отношений. Автор пишет о любви и привязанности. О болезненной зависимости. Словно препарируя их с Альфредом отношения.
«…но вся беда в том, что моя воля стала целиком подвластна твоей».

О прощении.
«Я должен буду простить тебя ради себя самого. Человек не может вечно согревать на своей груди змею, которая жалит его. Он не может вставать еженощно и сеять тернии в саду души своей».

В первый год заключения Оскару Уайльду было запрещено читать и писать. К унижению заключения и общественному порицаю добавили самое страшное для него — невозможность творить.
«Для нас, обитателей тюрьмы, в чьей жизни нет ничего, кроме скорби, время измеряется одними лишь пароксизмами душевной боли и горькими воспоминаниями о прошлых страданиях. Больше нам думать не о чем.
…страдания для нас — единственно возможный способ существования, потому что только страдая мы сознаем, что все еще живы, а что касается воспоминаний о наших прошлых страданиях, то эти воспоминания — единственная ниточка, связывающая нас прежних с нами нынешними».

Одиночество и тяжелый труд — удел заключенного. Привыкший к славе, любви общества, изысканности и красоте, поклонникам и аплодисментам, Уайльд страдал не столько физически, сколько душевно. И эти слова писателя дорогого стоят.
«…я, всегда умевший выразить любые оттенки мысли и чувства, не в состоянии был, да и сейчас не смогу, найти нужных слов, чтобы передать испытанные мною боль и чувство стыда», — писал он, когда пришла весть о смерти матери.

Через год он подает прошение о помиловании. Ему отказывают, но разрешают творить.
«У нас в тюрьме лишь одно время года — время Скорби. Даже солнце, даже луну — и те у нас отняли. В камере вечные сумерки — и вечный сумрак в сердце».
«…и отныне мне остается только одно — полное Смирение».

Как много он хотел рассказать своему другу. Поделиться, получить поддержку. Слегка упрекнуть за отсутствие писем.

«Что касается письма, которое, хотелось бы думать, ты пришлешь мне в ответ, то оно может быть длинным или коротким — это тебе решать. Надпиши на конверте: «Начальнику тюрьмы Ее Величества, Рединг». Письмо вложи внутрь — в другом, открытом, конверте, — и, если бумага у тебя слишком тонкая, не исписывай лист с обеих сторон, ибо будет трудно читать другим».

Альфред Дуглас на письмо не ответил.

PS:
Через полгода после освобождения, так и не помирившись с женой, Оскар Уайльд возвращается к Альфреду. С подорванным тюрьмой здоровьем, всеми отвергнутый, потерявший вкус к жизни и нищий. Возвращается, чтобы через полгода расстаться окончательно.
Жить ему оставалось еще два с половиной года.
Альфред Дуглас пережил его почти на 45 лет. Так никогда и не признав, что погубил жизнь Оскара Уайльда.


Материал подготовлен в партнерстве с Kyiv Bookworms Club

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: