Джо Стадвелл
Писатель, журналист, доктор наук, преподаватель в Кембриджском университете, автор бестселлера How Asia works
Leadership&Management
6 мин. на чтение

СЕРИЯ ЗАМЕТОК О МИРОВОМ ФРОНТИРЕ РАЗВИТИЯ. ЗАПИСКИ ИЗ АФРИКИ 2: Кения (Часть I)

СЕРИЯ ЗАМЕТОК О МИРОВОМ ФРОНТИРЕ РАЗВИТИЯ. ЗАПИСКИ ИЗ АФРИКИ 2: Кения (Часть I)
Поделиться материалом
Карта Кении/Джо Стадвелл

 

Этой публикацией мы продолжаем начатый ранее разговор об Африке как о мировом фронтире развития. На этот раз, вслед за Эфиопией, объектом исследований Джо Стадвелла стала Кения. На наш взгляд, Стадвелл не случайно для своего исследовательского проекта, стартовавшего около 4 лет назад, выбрал фронтирный дискурс.

Именно фронтирная оптика лучше всего соответствует нарастанию нелинейности и неопределенности развития в современном мире. Идеи американского историка Ф. Дж. Тернера, стоящего у истоков теории фронтира, со временем были заимствованы другими отраслями социально-гуманитарного знания. Фронтир является «универсальным» инструментарием для изучения пограничных состояний как отдельных социумов, так и всего человечества, переживающего глобальный трансформационный кризис.

С «фронтирной» ситуациeй сегодня сталкиваются немало государств. Украина — в их числе. Поэтому кенийский кейс Стадвелла вполне может быть соотнесен с украинским опытом. Мы найдем в нем немало описаний процессов, схожих с украинскими реалиями, хотя, безусловно, им не тождественных. Многое узнаваемо: ставка на аграрный сектор, роль МВФ, инвестиционные амбиции Китая, сильная зависимость экономики от конъюнктуры на внешних рынках, клановость, социальная нестабильность…

В свое время Джо Стадвелл стал знаменитым как автор бестселлера «Как работает Азия». Надеемся, что заметки Стадвелла о мировом фронтире развития помогут нам разобраться и в том, как работает Украина.

 

С точки зрения логистики Кения — самая важная страна в Восточной Африке. Британские колониальные инвестиции в порт Момбаса и железнодорожную линию, получившую название «безумная» из-за ее стоимости и амбиций, — от Момбасы до Кисуму на озере Виктория, а затем и до Кампалы — послужили тому, что Кения долгое время доминировала в торговом доступе к Уганде, Руанде, Бурунди и восточной части Демократической Республики Конго (ДРК).

Момбаса также обрабатывает часть международной торговли Танзании. Удобное для логистики расположение дает надежду, что Кения может стать перерабатывающим центром региона, а наличие плодородных земель вдоль побережья, к северо-западу от Найроби и вокруг озера Виктория, давно внушает оптимизм в отношении перспектив ее развития.

С момента обретения независимости в 1963–1980 годах средний рост экономики Кении составил впечатляющие 7,1 процента. Однако с началом серии финансовых кризисов и программ структурной перестройки Всемирного банка и Международного валютного фонда, в период с 1980 по 2003 годы, он упал до 2,9 процентов. С 2004 года рост восстановился до среднегодового уровня в 5,4 процента.

В каждый из этих периодов Кения уверенно опережала средние темпы роста региона к югу от Сахары. При номинальном ВВП на душу населения в 2075 долларов США в 2020 году кенийцы являлись самыми зажиточными гражданами среди жителей Восточной Африки. Уровень бедности населения, определенный Всемирным банком в размере 1,90 долларов США в день, упал с 44 процентов в 2005 году до 37 процентов в 2016-м.

Сообщается, что с точки зрения долгосрочной перспективы наиболее впечатляющими стали достижения в образовании. В 1967 году на одного кенийца в среднем приходилось всего 1,7 года образования, сегодня этот показатель составляет 10,7 лет. К сожалению, тестирование показывает, что это образование преимущественно имеет низкое качество — по данным Всемирного банка, знания 60 процентов молодых людей в возрасте 19–20 лет, получивших среднее образование, по-прежнему не соответствуют базовым стандартам грамотности.

 

ДЕЖАВЮ. ВОЗВРАЩЕНИЕ КОЛОНИЗАЦИИ
 

Но что больше всего выделяет Кению, так это минимальное вмешательство правительства в экономическую инфраструктуру, унаследованную от колониальной эпохи. Правда, в сельском хозяйстве произошло значительное перераспределение земель, принадлежавших белым поселенцам.

Однако это было ответом на начавшееся в 1952 году восстание безземельных кенийцев, известное как Восстание мау-мау, которое повлекло за собой политическую реакцию в колониальную эпоху.

С 1954 года, согласно Плану Суиннертона, была обеспечена поддержка «лояльных» и, как правило, обеспеченных местных фермеров, в переходе на выращивание товарных культур, таких как кофе, что ранее было запрещено на консолидированных и частных землях.

 

ЭТНИЧЕСКИЙ КОКТЕЙЛЬ И «БЕЛОЕ ПРЕВОСХОДСТВО»

 

Пожалуй, наиболее подробно и интересно о британском колониальном режиме в Кении рассказала Каролина Элкинс в книге Imperial Reckoning: The Untold Story of Britain’s Gulag in Kenya (2005 г.). Кения, так же как и другие территории на Востоке Африки, оказалась под контролем европейцев относительно поздно. В конечном итоге эти страны поделили между собой Германия и Великобритания.

 

В начале ХХ века британцы активно начали привлекать белых колонистов для создания высокопроизводительных фермерских хозяйств. Среди них было немало буров из Южной Африки, с которыми еще недавно британцы вели тяжелую войну. После Первой мировой общая численность фермеров-переселенцев, не считая членов семей, составляла примерно 5000 человек.

 

Они получали около трети наиболее плодородных кенийских земель в аренду на 99 лет. Кроме того, англичане стимулировали и массовое переселение в Кению индусов. Уже тогда между африканцами, бурами, англичанами и индийцами начали зарождаться расовые конфликты, в основе которых лежали экономические интересы. Европейские переселенцы свое исключительное положение в колонии обосновывали традиционным для тех времен аргументом — превосходством белой расы

 

ТВОРЧЕСКОЕ ДОСЬЕ: украинская художница из Нидерландов — Татьяна АнРедакция

 

С 1962 года, накануне обретения независимости, британское правительство финансировало «Схему обустройства миллиона акров», в рамках которой были приобретены фермы у белых экспатриантов. Вновь в целом предпочтение отдавалось более зажиточным чернокожим фермерам, при этом, как правило, менее плодородные районы выделялись для заселения «высокой плотности» более бедными и безземельными крестьянами.

Правительство Джомо Кениаты после обретения независимости поддержало этот подход, при том что Кениата, как известно, назвал безземельных повстанцев мау-мау «хулиганами». И это несмотря на убедительные доказательства того, что в конце 1960-х годов бедные фермеры с небольшими владениями, которым к тому же предоставлялась гораздо меньшая информационная поддержка, чем более обеспеченным, работали успешнее.

После того как Кениата победил и изгнал меньшинство прогрессивных государственных деятелей, сельскохозяйственная политика Кении продемонстрировала поразительную преемственность с колониальной эпохой. Главное отличие состояло в том, что элита крупных землевладельцев стала темнокожей.

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

Семья самого Кениаты владеет обширным участком в тысячи гектаров, который простирается к северо-востоку от Найроби в сторону Тики и других крупных ферм, в так называемом Белом нагорье, ранее определенном британцами как сельскохозяйственная территория только для белых.

Перераспределения земли в пользу черной элиты и, в ограниченном объеме, — в пользу простых кенийцев, а также роста производства товарных культур для черного рынка было достаточно для стабилизации положения в сельских районах после обретения независимости.

Особенно хорошо продавался чай, который по-прежнему дает четверть экспортных поступлений Кении. Однако государственная аграрная политика была в высшей степени пассивной. Основная часть экспорта сельскохозяйственной продукции, включая чай, до сих пор остается неосвоенной из-за отсутствия инвестиций для создания добавленной стоимости на местном уровне. Только 13% земель, пригодных для орошения, были возделаны, а 98% сельского хозяйства ведется на богарных землях (без искусственного орошения — прим. ред.).

 

СЕРИЯ ЗАМЕТОК О МИРОВОМ ФРОНТИРЕ РАЗВИТИЯ. ЗАПИСКИ ИЗ АФРИКИ 2: Кения (Часть I)
Джомо Кениата, первый премьер-министр в 1963–1964 гг. и президент Кении в 1964–1978. Считается «отцом кенийской нации». Фото: Alamy Stock Photo

 

И если члены Африканского союза уже почти 20 лет тратят одну десятую бюджета на развитие сельского хозяйства, то инвестиции Кении, включая национальные и местные фонды, ведущий исследовательский институт сельских районов Кении, Тегемео, оценивает примерно в пять процентов. В последние два десятилетия, согласно выводам экспертов, вклад сельского хозяйства в общий экономический рост в Эфиопии, Руанде и Танзании был выше, чем в Кении.

Когда на сельскохозяйственных рынках действительно происходят значительные изменения, они, как правило, — как и многое другое в Кении — обусловлены политическими интересами элиты или отдельными этническими избирательными блоками. Преемник Джомо Кениаты — Даниэль арап Мои — создал Национальный совет зерновых культур и продовольствия, который скупал излишки кукурузы, часто по ценам выше рыночных.

Подавляющее большинство запасов кукурузы в Кении поступает с базы Мои в провинции Рифт-Валли. При нынешнем президенте Ухуру Кениате, сыне Джомо, компания Brookside Dairy, принадлежащая его семье, стала основным переработчиком молока в Кении, поглотив конкурентов и захватив долю рынка около 45%.

В 2020 году правительство Кении запретило импорт дешевого угандийского молока, очевидно, в нарушение торговых соглашений Восточноафриканского сообщества (EAC). По словам кенийского экономиста Дэвида Нди, при правительстве Кениаты с 2013 года маржа переработки молока увеличилась в четыре раза, стоимость молока для потребителя выросла вдвое, а цена, выплачиваемая фермерам в ее низшей точке, уменьшилась на 100%, хотя впоследствии протесты повлияли на ее рост.

 

ЖЕНЩИНЫ — ДА, АФРИКАНЦЫ — НЕТ

 

Многие кенийцы в составе войск Британской империи принимали активное участие во Второй мировой войне. Руководили ими британские офицеры, которых, чтобы обеспечить более эффективную коммуникацию с подчиненными, заставляли учить суахили.

 

В послевоенном управлении британской колонии произошли значительные изменения. Еще в 20-е годы был создан Законодательный совет колонии, но африканцев в нем не было. Чтобы увеличить количество белых избирателей и получить большинство в Совете, колониальная администрация пошла даже на предоставление избирательных прав женщинам-европейкам.

 

Впрочем, с 1928 года Закон о народном представительстве уравнял женщин в избирательных правах с мужчинами на всей территории империи. Белых женщин, но не африканцев. Только в 1948 году в Законодательном совете вместе с 11 европейцами и 7 индийцами получили право заседать 4 чернокожих кенийца. Однако такой компромисс не устраивал по-настоящему ни одну из сторон

ТВОРЧЕСКОЕ ДОСЬЕ: украинская художница из Нидерландов — Татьяна АнРедакция

 

Читать часть II

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: