Анна Михалевская
Анна Михалевская
Писатель-фантаст, технический писатель, эссеист, рецензент, активный участник Odessa Bookworms Club

Нomo faber — книга многослойная и не пустая, но в стиле классической литературы крепко пропитанная духом безысходности и обреченности. Фриш показывал как не надо? Возможно. Но прорисованные умелой рукой характеры главных героев, даже их беспутство и непомерная гордыня, вызывают интерес и поневоле притягивают

Рекомендую Бакмана и его «Тревожных людей» всем любителям неправдоподобных и одновременно правдивых жизненных историй. Уверена, в каком-то персонаже вы узнаете себя. И, возможно, найдете вопросы на ответы, которых не существует

Настоятельно рекомендую книгу всем любителям взрослых сказок. Она легко читается, очень динамична, красочна, но в то же время — поучительна… Несмотря на замки, стражников, парящий над землей город Мирте, вы не раз вспомните свою жизнь и сравните героев с собой или своими знакомыми. И десять раз подумаете, прежде чем звать Медного короля

Роман «Цурки-Гiлки» — это не текст, это жизнь. Маленькая ее часть, замкнутая в старом дворике на Молдаванке. Разряженная в яркое и рваное, безумная, грустная, беспросветная, по-детски беспомощная перед самим понятием смерти, хоть и пьет с ней самогон на одной кухне. Но в то же время пронзительно искренняя… и поэтому мудрая

«Книжный вор» – это органичное сочетание несочетаемого: доброй сказки и болезненного, наполненного горем и смертями времени Второй мировой. Такое мастерство встречается редко. На ум приходит фильм Роберто Бениньи «Жизнь прекрасна»

Роман Марины Степновой «Сад» – это большое полотно истории, прошитое яркими нитями метафор и образности. Читаешь очередное сравнение и восхищаешься – неужели и так можно?!

В этом постоянно меняющемся мире человек все время ищет подсказки. Особенно, если этот человек – женщина. Мужчина и так знает, как ему жить. Если, конечно, рядом есть женщина, которая узнала об этом чуть раньше

«Я исповедуюсь» – роман на много страниц, судеб и сделок с совестью. В конце жизни и книги герой задается целью написать историю зла, но выходит так, что пишет историю жизни

В этой истории прописан универсальный сказочный код, он в каждом эпизоде и слове – это вечная схватка человека и его слабостей, которые должны быть побеждены. Другого варианта нет

Книга «Чёрный ход» – полностью оправдывает своё название. Пока герои ищут ответы на вопросы, обезумевший от людской погони за счастьем мир катится в преисподнюю, сбивая в один ком и своих, и чужих, и все человеческие желания вместе взятые.  Эпилог тому подтверждение – игра не закончилась, борьба свой-чужой лишь перешла на новый виток

«Голод» вряд ли придется по душе тем, кто привык сопереживать героям. Разве что, если вам нравится мрачная эстетика самоистязания гордыней. А написано хорошо

Роман «Бегуны», получивший ни много ни мало – Букеровскую премию, однозначно вещь неоднозначная. Он написан прекрасным языком – острым, точным, и в то же время образным. Автор легко играет эпохами, временами и судьбами, меняя стили, настроения, манеру подачи

Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: