Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў – альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Liberal Arts
7 мин. на чтение

ВЕЛИКИЙ УКРАИНСКИЙ ГОЛОД: от комплекса жертвы — к самоосознанию

ВЕЛИКИЙ УКРАИНСКИЙ ГОЛОД: от комплекса жертвы — к самоосознанию
Поделиться материалом
Художник Андрей Блудов. Картины находятся  в коллекции Huxleў

 

Любовь и голод правят миром

Фридрих Шиллер


Голодомор — самое травматичное событие украинской истории. Масштаб его деформирующего влияния на коллективную психологию народа до сих пор по-настоящему не осмыслен и плохо изучен.  

 

ГОЛОД КАК ДВИГАТЕЛЬ ИСТОРИИ

 

Когда Фридрих Шиллер написал свое знаменитое «любовь и голод правят миром», он, конечно же, не представлял, что голод может быть использовать как инструмент управления массами. Голод сопровождал человечество на протяжении всей его истории.

Изменения природно-климатических условий вызывали к жизни великие цивилизации и разрушали их. Они приводили в движение огромные массы населения. Гонимые голодом, неурожаем, засухой народы переселялись в другие места, начинали войны, поднимали восстания и смуты.

Различные регионы Европы неоднократно переживали демографические катастрофы, связанные с войнами, эпидемиями чумы и других болезней. Страшный голод, вызванный неурожаями из-за плохих погодных условий и болезней сельхоз культур, также не был редкостью. 

Так, например, голод 1125 года унес с собой жизнь каждого второго жителя Германии. Великий голод в Ирландии 1845-1849 годов убил до 1,5 млн человек.

Подобные жуткие события всегда сопровождались ростом преступности, самоубийств и каннибализмом — люди теряли человеческий облик

 

ВИКТОРИАНСКИЕ ХОЛОКОСТЫ

 

До начала промышленной революции и глобальной индустриальной гонки голод был смертоносным и страшным, но природным явлением. Начиная с XIX века голод становится рукотворным и управляемым. Он превращается в колониальный инструмент экономического и политического доминирования.

В своей книге «Поздневикторианские холокосты» Майк Дэвис показал, что доколониальные элиты Китая и Индии контролировали торговлю, объемы производства и распределение продовольствия. Но делали они это в отличие от британской колониальной  администрации в интересах населения регионов, наиболее страдающих от голода.

Британцы утверждали, что они освободили беспощадно эксплуатируемых моголами-императорами индийских крестьян. Однако, это было лишь попыткой идеологически оправдать «поздневикторианские холокосты».

Во времена голода 1899 года даже британская пресса была вынуждена признать, что у моголов действовал «закон кожи», который британцы заменили «законом железа».

Недавние исследования показали, что средний стандарт потребления еды в империи Акбара был существенно выше, чем в Индии 1960-х. Но, несмотря ни на что, британцы продолжали настаивать на своей цивилизаторской миссии в Индии и даже на том, что спасли ее население от «вечного голода».

Хотя уже в 1878 году в престижном Журнале Статистического Общества, были опубликованы данные, опровергающие эту «цивилизаторскую» доктрину:

за 120 лет британского правления Индия пережила 31 период «большого голода», а за предшествующие 2 000 лет таких периодов было зафиксировано всего 17

 

HOMO ECONOMICUS ПОБЕДИЛ

 

Дэвис называет причину этого перманентного голода, который он квалифицирует как геноцид: объёмы пшеницы, которые британцы вывозили из Индии обрекали миллионы индусов на голодную смерть.

Homo economicus (человек экономический) победил Homo religiosus (человека религиозного) и Homo sapiens (человека разу́много). Чуть позже их с не меньшей жестокостью и будет добивать его родной брат — Homo soveticus (человек советский).

Можно сказать, что, начиная с ХІХ века, идеология свободного рынка и экономической целесообразности становится своего рода новой религией. Поэтому цена за хлеб, которую могли заплатить в Европе, была для имперцев намного выше ценности жизни крестьянина в колонии.  

Неудивительно, что в ХІХ веке по всей планете — Африке, Азии, Латинской Америке — прошелся каток голодоморов, оставивший после себя миллионы трупов тех, кто не смог вписаться в цивилизацию и свободный рынок.

Почему украинцам важно знать мировую историю массового искусственно управляемого голода? Потому что они имеют типологическое сходство с украинским голодомором и помогают нам лучше понять его причины.

Ведь еще задолго до революции, Украина и другие регионы Российской империи регулярно страдали от голода, последствия которого сравнимы с числом жертв голода при большевиках: в 1921-1922 (до 5 млн человек), 1932-1933 (до 10 млн человек) и 1946-1947 (до 1,5 млн человек).

 

ПРОГРЕССИВНЫЙ ЛЕВИАФАН

 

С 1891 по 1913 годы от голода и сопутствующих ему болезней по всей Российской Империи умерло 17-19 млн взрослых. Особенно страшен был голод 1891 года.

Он настолько шокировал широкую общественность и царскую семью, что уже следующий голод 1900-1903 годов пытались замолчать, статистику исказить, а сведения о нем цензурировать.

То есть, советская власть, отрицавшая факт голодомора, просто следовала дореволюционной традиции, чтобы лишний раз «не смущать умы». В стране победившего социализма, также как в православной Российской империи или цивилизованной Британской, миллионов жертв быть не могло.

По той простой причине, что официальная пропаганда представляла эти государства как идеал разумного и просвещенного правления, под властью которого народы обязаны процветать и радоваться, а не вымирать.

Но в реальности Левиафан в сияющих доспехах пожирал каждого, кто не вписывался в доктрину о благородстве «белого европейца», несущего свет дикарям.

Или — в миф о добром царе — заботливом отце-батюшке для своих подданных. Или — в учение Маркса, которое «всесильно, потому что верно» и для него крестьянство всего лишь «пятое колесо в телеге», случайный мелко-буржуазный попутчик пролетариата.  

Крестьянин Украины, Кубани и Поволжья для красного комиссара такой же непросвещенный дикарь, недочеловек, сырой материал для светлого будущего, как и индус для британского губернатора.

Людоедские социальные практики империй ХІХ и ХХ веков так похожи, потому что имеют один источник —  доктрину прогресса, которая стала идеологическим мейнстримом, начиная с Эпохи Просвещения.

 

«ПРОСВЕЩЕННЫЕ» ПРОТИВ «НЕПРОСВЕЩЕННЫХ»

 

«Просвещенная» элита — представители передовых классов, наций, сословий — во имя прогресса обладают правом на власть, грабеж и насилие над «непросвещенными». Принцип, обосновывающий это право, остается неизменным: разница лишь в идеологической упаковке и векторе силы.

Западно-европейские империи направляли свои колонизаторские усилия в основном за пределы Старого Света. Большевики же, по сути, стали, преемниками той системы «внутренней колонизации» страны, начало которой положил еще «просвещенный монарх» Петр Великий.

Он первым в истории России додумался до тотальной оккупации страны. Контроль над «внутренней колонией», как водится, опирался в первую очередь на грубую военную силу.

Голод 1902-1903 годов царское правительство не просто пыталось замолчать. Для подавления вызванных им крестьянских восстаний, только в Полтавской и Харьковской губерниях было использовано 200 тысяч регулярных войск, т.е. 1/5 всей русской армии тех лет, не считая сотен тысяч жандармов, казаков, урядников и т.п.

По масштабам это сравнимо с действиями советской карательной машины, развернувшей воинские заградотряды сплошной линией — от Сумской до Луганской области, чтобы не дать украинцам покинуть территории, охваченные голодомором. 

 

ПРИЧИНА СМЕРТИ — УКРАИНЕЦ

 

У «временных попутчиков» на пути к коммунизму непросто отбирали хлеб», цена которого на внешних рынках была для «просвещенных» коммунистов важнее жизни миллионов украинцев. Для советской власти они были лишним, негодным человеческим материалом.  

Его «дремучая религиозность» шла в разрез с просвещенным атеизмом, а мелкособственнические инстинкты мешали обобществлению собственности и производству нового «советского человека».

Поэтому у украинских крестьян отбирали не только зерно, а вообще любую возможность поддерживать физическое существование: вплоть до запрета на ловлю рыбы в реках и сбора упавших на землю плодов.

В результате в Украине, которую еще в начале ХХ века по скорости роста населения сравнивали с Китаем, разразилась демографическая катастрофа.

По данным Института демографии и социальных исследований имени М. В. Птухи, до революции украинцы рожали более 1 миллиона детей в год. Большие многодетные семьи были нормой. Например, известно, что в семье великого украинского режиссера Александра Довженко было 14 детей.

В 1933 году страна недосчиталась 600 тысяч новорожденных украинцев — их попросту было некому больше рожать. В 1932-1933 годах украинцы составляли примерно 20% населения Советского Союза. При этом на Украину приходилось более 50% всех смертей.

«Причина смерти — украинец» — констатировал в одном из дошедших до нас документов той поры недалекий советский чиновник: для советского строя, уверенно идущего от одной победе к другой, голодомора не существовало!

Но если бы не страшный голод 30-х, кто знает, сколько бы нас с вами сейчас было: 50 миллионов, 60, 80? Исследователи подсчитали, что в среднестатистическом украинском селе от голодомора погибло в среднем в 3 раза больше людей, чем во время Второй мировой войны.

 

АД НА ЗЕМЛЕ

 

Животный ужас — вот основная эмоция украинца тех лет. Благодаря исследованиям американского ученого Энсела Кийс, мы можем представить себе, что чувствует человек лишенный пищи. Без еды, на одной воде человеческий организм может продержаться примерно 3 месяца.

Его механизмы устроены так, что мозг в сущности начинает «пожирать» тело, начиная с мышечной ткани и в первую очередь с сердечной мышцы. Далее некоторые внутренние органы теряют до половины своего обычного веса.  

Печень начинает расщеплять так называемые кетоновые тела и у голода появляется «собственный запах» — так пахнет ацетон или лак для ногтей. Иммунитет предельно ослабевает, кожа перестает выполнять защитные функции.

Постоянное чувство голода угнетающе действует на психику человека. Предельно обостряются восприятия всех органов чувств: обостряется слух и возможность различать запахи. Человек начинает думать исключительно о еде. Он становится апатичным и замкнутым. Социальные связи разрушаются

По данным экспериментов Кийса многим начинают снится сны, в которых они начинают поедать других людей.

 

ЖЕНСКОЕ ЦАРСТВО

 

В советских архивах сохранилось примерно 1,5 тысячи дел о каннибализме. Однако таких случаев было намного больше. Сначала они были единичными, но на пике голода во второй половине 1932 и 1933 годов каннибализм стал настолько массовым явлением, что за него даже стали приговаривать не к расстрелу, а к выселению.  

Чаще всего людоедством занимались женщины. Вообще по статистике их погибает во время голода намного меньше, чем мужчин, стариков и детей. Массовый голод превращает территорию, на которой он свирепствует практически в «женское царство».

Возможно, не случайно, что и сегодня в украинских семьях от женщины зависит, если не все, то почти все — она отвечает за выживание свое и близких, тянет работу, семью, детей, мужа… И делает это порой в достаточно экстремальных условиях бесконечного социально-экономического кризиса.

Чтобы сохранить жизнь старшим детям, матери нередко приносили в жертву младшего. Бесследно пропадали беспризорники, которые в поисках пропитания бродили по деревням

Доведенными до звериного состояния людьми были съедены миллионы собак и кошек.  Кого не забрал голод, добивали болезни и эпидемии. Многие решались на убийства или на самоубийство.

 

ОТ КОМПЛЕКСА ЖЕРТВЫ — К САМООСОЗНАНИЮ


Этот «ад на земле», искусственно созданный теми, кто строил коммунистический рай, прочно прописался в психогенетике украинской нации, даже если мы с вами этого не осознаем.

Исследований на эту тему практически нет. Но иногда можно услышать высокомерный совет: хватит украинцам делать из своих исторических трагедий культ, необходимо убрать из общественного дискурса акцент на голодоморе.

Такая точка зрения неверна. Потому что не снимает последствий трагедии, а наоборот, загоняет болезнь внутрь. И тогда формируется «комплекс жертвы».

Травмы прошлого, которые стоят у истока «комплекса жертвы» приводят к некоторым психологическим особенностям, которые украинцам стоит осознать.

Прежде всего это: нежелание брать на себя ответственность и признавать свои ошибки, склонность оправдывать себя и обвинять в неудачах других, жалость к себе и отсутствие интереса к активному поиску вариантов решений проблемы, чувство бессилия — ничего не изменить, я заслуживаю худшего, разочарование и обида на мир, неуверенность в себе.

Все эти черты коллективной психологии украинца коренятся в нашем прошлом, в том числе являются травматическими последствиями Голодомора.

Не замалчивать, а наоборот, адекватно отрефлексировать этот страшный этап нашей истории в культуре и общественном дискурсе — вот залог того, что мы станем психически здоровой, способной к полноценному историческому творчеству нацией.

Обществом, которое будет не по зубам очередному Левиафану и его людоедской идеологии.

 

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: