Елена Окунева
Life&Art
5 мин. на чтение

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: парадоксы Анатолия Криволапа

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: парадоксы Анатолия Криволапа
Поделиться материалом

 

Фамилия Криволап стала синонимом успеха, к ней прилип до неприличия заезженный ярлык «самого дорогого украинского художника», который, конечно, правдив, но может отвлекать от восприятия, собственно, искусства. Коммерческая составляющая творчества Криволапа настолько нетипична, что будоражит умы обывателей, обвиняющих художника в меркантильности, привлечении пиарщиков и маркетинговых уловок, однако, и он, и сам его творческий путь не оставляют сомнений в ложности подобных заявлений.

 

Анатолий Криволап почувствовал тягу к рисованию в раннем детстве, а в сознательном возрасте избрал путь художника вопреки родительским наставлениям: в семье железнодорожника ничего не предвещало увлечения искусством, а занятие живописью профессией не считалось.

Уже позже сам Криволап назовет себя своеобразной «трубой», через которую идет не подвластный ему самому поток, который он материализует. Страсть к живописи проявилась именно так, без специальных к тому предпосылок, кажется, совершенно случайно.

В студенческие годы Криволап умышленно выбрал самого «академичного» наставника, гоня от себя модное тогда увлечение абстрактной живописью, но от себя не убежишь, и теперь имя художника неразрывно связано с нефигуративным искусством и даже его олицетворяет.

Ценность абстракции для Криволапа состоит в том, что, по его мнению, она лучше всего способна передать эмоции и переживания автора, не отвлекаясь на сюжет и форму. Художник называет это переводом: чувства и ощущения он «переводит» на материальный язык посредством красок.

Отношения с цветом у Криволапа долгие и сложные. До того, как стать успешным и признанным, он долгие годы не вылезал из мастерской, «пытаясь найти с цветом общий язык». Сам он называет свои поиски лабораторными исследованиями — художник много экспериментировал, вел записи в дневниках, изучая природу цвета и пытаясь примирить яркие краски.

В какой-то момент он познакомился с группой «Живописный заповедник», в которую входили Т. Сильваши, А. Животков, М. Гейко, Н. Кривенко и эта встреча станет если не судьбоносной, то, как минимум, знаковой. Присоединившись к «заповеднику», в последствии Криволап будет утверждать, что коллеги-художники сэкономили ему уйму времени, сузив спектр его поисков, ведь они тоже исследовали цвет, хоть и каждый по-своему.

 

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: парадоксы Анатолия Криволапа
Из цикла Каневские мотивы, 2011

 

Единомышленниками члены «заповедника» были и по части приверженности живописи, и даже академическим законам. Это можно считать из названия объединения и это является важной характеристикой искусства Криволапа. К процессу творения Криволап относится как к синтезу лирического и физического: новое произведение всегда рождается из импульса, эмоции, но обязательно в дальнейшем подчиняется живописным законам и правилам.

Он использует радикальные цвета, в его живописи есть большое место экспрессии, но все же, этот художник стремится к академически выверенной гармонии, которую блюдет. Криволап сравнивает создание картин с написанием музыки или литературы: есть замысел, интенция, форму которым дает определенный код — определенная последовательность нот, слов или мазков, подчиняющаяся законам жанра. Именно в этом единстве правил и их нарушений художник видит собственную силу.

 

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: парадоксы Анатолия Криволапа
Без названия, 1986

 

Любопытно, что от любой критики Криволап отмахивается, как от назойливой мухи. Ему не интересны ни отзывы о себе, ни реакция на события в искусстве. Его позиция не поддерживает критические произведения, Криволап вообще не верит в идеи в искусстве.

«Художественный язык — это код. Художник кодирует образами, поэт — словами, но кодируются чувства и мысли, не идеи. Мне очень смешно, когда в искусстве говорят об идеях. Идея может быть в науке, философии, ибо там есть открытие» [1].

Возможно, это лингвистическая уловка, а может, — искреннее осуждение Криволапом концептуального искусства, оставим это на совести автора, но из интервью и текстов следует, что художник действительно дистанцируется и от новых медиа, и вообще от актуальных тенденций и движений: «Я всегда был настолько погружен в собственные отношения с цветом, что даже не особенно интересовался всеми этими [постмодернистскими] течениями».

 

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ИСКУССТВА: парадоксы Анатолия Криволапа
Без названия, 2013

 

Помимо сугубо нефигуративных работ, у Криволапа много пейзажей, которые, однако, часто сложно от абстракции отличить. Вдохновляют художника исключительно родные ландшафты: равнины, поля, озера и реки [2]. Всем, что пробовал создать за границей, недоволен. Перестал даже куда-то ездить, сил ему придает только украинская природа.

Возможно, в этом и кроется главный секрет феномена Криволапа: он всегда оставался верен себе, никогда не пытался подстроиться, не стремился выдать себя за кого-то другого, не старался соответствовать чьим-то представлениям о том, каким должно быть искусство.

И хоть взгляды и позиции Криволапа относительно современного искусства могут быть довольно спорными, но тем интересней их услышать от художника с такой блестящей карьерой.

 


Источники:

[1] Из интервью с Алисой Ложкиной, 2011

[2] Наталья Маценко об Анатолие Криволапе

 

 

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: