Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель «Бриллиантовой совы» интеллектуальной игры «Что? Где? Когда?»
Liberal Arts
5 мин. на чтение

ДВОРЕЦ В РОЗДОЛЕ: Борис Бурда об истории памятника архитектуры

ДВОРЕЦ В РОЗДОЛЕ: Борис Бурда об истории памятника архитектуры
Поделиться материалом
Арт-оформление: Olena Burdeina (FA_Photo) via Photoshop

 

СТАРИННЫЕ ДВОРЦЫ ОЖИВАЮТ

 

В самом центре Рима, на Капитолийском холме, я набрел на очень старый, но многоэтажный дом. Пятый этаж уже разрушился, но остальные четыре выглядят достаточно прочными. Это одна из сохранившихся инсул — римских многоэтажек, сдававшихся в наем. Земля в этом месте стоит целое состояние, но дом не трогают, даже реставрируют. Зачем римляне его берегут?

Ну конечно, потому, что это предмет интереса туристов. Но разве старые здания только на это годны? Знаменитые замки Луары, возведенные средневековыми королями и вельможами, используются гораздо интенсивней: это не только приманка для туристов, но и роскошные музеи, и ухоженные парки, и образовательные программы, и прекрасные рестораны.

В замке Кло-Люсе, в котором скончался великий Леонардо да Винчи, целый ряд его идей воплощен в интересных познавательных аттракционах. Замок Шамбор предлагает посетителям увлекательные квесты с историческим содержанием. Живописные фермы с настоящими животными, музеи уникальной средневековой утвари — чего там только нет!

Успех этих проектов вдохновляет многих. Прекрасные, но заброшенные замки средневековой Германии сейчас можно купить всего за один евро (плюс вложения в то, чтобы он заработал). Я был в одном из таких замков — там оживленно и людно. Есть гостиница в стенах XIV века, но вполне современная, интересный музей Средневековья, отличные прогулочные маршруты.

 

ЧТО ИМЕЕМ — НЕ ХРАНИМ…

 

А у нас что, нет ничего подобного? История Украины не так сложна и богата событиями, не так познавательна и интересна или, что значительно хуже, не так нам важна? Неужели на нашей земле за всю ее многолетнюю историю не строили грозных крепостей, пышных дворцов, богатых усадеб? Где они, что с ними, сохранилась ли хоть небольшая их часть в целости?

Кое-что я видел своими глазами, иногда в неплохом состоянии. Каменец-Подольский замок, первое упоминание о котором в документах относится к 1347 году, отобранный у литовцев поляками, взятый штурмом турками в 1672 году, возвращенный Польше, перешедший к России, а в Украине восстановленный и полный музейных объектов, очень интересен.

Приятно удивил меня, как и многих, и исторически-культурный комплекс «Замок Радомысль» под Житомиром, возведенный на основе бумажной фабрики начала XVII века и старинных оборонительных сооружений. Меценат Ольга Богомолец разместила там уникальный музей украинской домашней иконы, есть и музей народного быта, и чудный парк, и многое другое.

Что-то только пробуют восстанавливать (скажем, разрушенный в 1648 году казаками Максима Кривоноса Кременецкий замок, который начали реставрировать в 2011 году), или вообще ничего не делают, оставляя памятники старины беззащитными перед дождем и ветром.

 

ДВОРЕЦ В РОЗДОЛЕ: Борис Бурда об истории памятника архитектуры
Каменец-Подольская крепость, 1866 год / wikipedia.org

 

Вы что-нибудь слышали, например, о дворце в поселке Роздол Львовской области? Зря не слышали…

 
ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ

 

Первое упоминание о поле Роздол, находящемся между двумя королевскими селами Крупское и Березина, можно найти в грамоте короля Владислава II от 1469 года. Слово «роздол» («розділ») здесь означает «граница», межа между этими селами. А в 1569 году знатный шляхтич Николай Черниевский получил привилегию на основание здесь города Роздол «на сыром грунте» (нежилом месте).

Времена были серьезные: через три года пресеклась династия Ягеллонов, потом грянула Ливонская война, через некоторое время край сильно потрепали войны Хмельницкого — это уже не говоря о непрерывных «наездах» местных магнатов друг на друга, столь же кровавых и разрушительных, как большие войны. Так что город рос, но не очень уж большими темпами…

Тем не менее в 1745 году Роздол получил от короля Августа III магдебургское право — распространенную и эффективную систему городского самоуправления — и даже собственный герб.

В принципе, это был герб рода Жевусских, знатной фамилии, которой тогда принадлежал Роздол, с парадоксальным девизом: Nie czyn. Nie cierp — «Не действуй. Не страдай».

Девиз отражает принципы стоицизма: избегание импульсивных действий и умение не страдать от внешних обстоятельств, сохраняя внутреннее спокойствие и рациональный подход к жизни.

Род Жевусских был весьма заметен в целом ряде стран Восточной Европы. К нему принадлежали два коронных гетмана Речи Посполитой, Вацлав Петр и Станислав Матеуш, известный путешественник по Ближнему Востоку Вацлав Северин, надворный коронный подскарбий Матей Флориан, участник многих войн, и еще много известных людей.

Хорошо запомнились в истории и принадлежавшие к этому роду дамы — от Каролины, по мужу Собаньской, известной романом с Пушкиным (и тем, что, по всей вероятности, доносила на поэта в III отделение), до Эвелины, в первом браке Ганьской, ставшей позже супругой самого Оноре де Бальзака (в Бердичеве я смог посетить костел, где эта пара венчалась).

Роздол всегда переходил по наследству, и часто по женской линии. Вот и Анна Жевусская, урожденная Черниевская, принесла его в новую семью как приданое. В 1704 году Михал Юзеф Жевусский начал стройку крупной резиденции в Роздоле — будь это несколько раньше, она, наверное, была бы замком, но в новые времена в моде были не замки, а дворцы.

 

Источник фото: Дворец Роздол
Дворец Жевусских-Лянцкоронских / Rozdil Palace на Facebook

 

ФРАНКОПОЛЬ

 

В 1743 году дворец пережил очередную реконструкцию и вместе с ней получил новое имя — Жевусский назвал его Франкополем в честь своей второй супруги, носящей имя Франциска. Женское имя для роскошной резиденции — дело достаточно традиционное: назван же парк в Умани Софиевским в честь Софии Потоцкой, несмотря на все ее жуткие качества…

Принципиально Франкополь выстраивался так же, как и знаменитые замки долины Луары, — роскошное главное строение, тщательно распланированный парк вокруг, богатые коллекции предметов искусства в самом дворце, удобные пути сообщения, возможность принимать и удивлять знатных гостей и, конечно же, все мыслимые в данное время удобства.

К тому времени Жевусские породнились с не менее знатным, чем они, родом Лянцкоронских. Он тоже дал множество заметных в истории персон, начиная еще с Предслава Лянцкоронского, который, согласно ряду источников, был первым казацким низовым запорожским гетманом. В народных думах его называли Лях Сердечный — плохого человека вряд ли так назовут…

После разделов Польши многие Лянцкоронские вошли в ряды высшей австрийской знати. Один из них, Кароль Антоний Лянцкоронский, уже в 1874 году затеял перестройку дворца в Роздоле. Руководил ею известный архитектор Юлиан Захаревич, объединял эту стройку со старыми застройками француз Шарль Бове, а закончил ее в 1908 году силезец Нундваль.

Лянцкоронские собрали в своих замках огромную коллекцию предметов искусства. Активно способствовали этому и Кароль Антоний, меценат и знаток, собравший там не только творения итальянцев, греков и римлян, но и привозивший из своих путешествий китайские, староиндийские и японские шедевры, не говоря уже о работах польских художников.

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

И ГДЕ ВСЕ ЭТО?

 

Настоящая катастрофа для дворца в Роздоле, и не только для него, наступила в 1939 году, когда в начале Второй мировой войны он стал собственностью государства рабочих и крестьян. Зачем рабочим и крестьянам дворцы? Их девиз — «Мир хижинам, война дворцам!», и простейший путь к его осуществлению — превратить попавшие под их власть дворцы в хижины.

Роздолу еще как-то повезло — новая власть нашла для него применение. Его решили превратить в санаторий. Вроде бы не худший вариант, но дело в том, что дворцам нужны огромные роскошные залы, а санаториям — наоборот, маленькие комнатушки для лечащихся там пациентов. Началась очередная перестройка, сделавшая Роздол мало похожим на дворец.

А уж что совсем не нужно пациентам, так это коллекции произведений искусства. Кое-что успели увезти в Вену, часть коллекции попала во Львовскую галерею искусств, часть сестра Кароля Антония Каролина подарила Польше, кое-что, как водится, передали в Эрмитаж, часть ушла в Одесский археологический музей — а в Роздоле не осталось практически ничего!

После распада СССР Роздол приватизировали, его купила одна киевская фирма, но непонятно, зачем. Деятельность санатория прекратилась, он пришел в запустение, часть обстановки разграбили хулиганы и мародеры, парк зарос диким кустарником, и даже железнодорожная станция Роздол была заброшена за ненадобностью, уже и пути успели разобрать…

 

ДВОРЕЦ В РОЗДОЛЕ: Борис Бурда об истории памятника архитектуры
Кароль Антоний Лео Людвик Лянцкоронский — граф, польский искусствовед, коллекционер, писатель, путешественник. Был владельцем имений в Восточной Галиции (Роздол, Комарно, Ягельница) / wikipedia.org

 

ЭТО ЕЩЕ НЕ ВСЕ

 

Но, несмотря на ужасное состояние дворца, даже в наши сверхтяжелые времена есть люди, которым такие вещи небезразличны, которые понимают, что это бесценная часть истории и потерять ее без следа для каждого из нас означает потерять часть себя. Один поэт Востока правильно сказал: «Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки».

Нашелся бизнесмен, который недавно выкупил то, что еще осталось от великолепного дворца Жевусских — Лянцкоронских, территории, на которой когда-то был парк и все, что к этому принадлежит. Для чего? В нынешнем состоянии от него никакой пользы нет! Но в том-то все и дело, что нынешнее состояние ненормально и должно смениться нормальным.

Это потребует немалых вложений, а деньги в военное время нужны на иное? Совершенно верно, но для того чтобы армия воевала отважно и умело, ей надо иметь что защищать. Надо защитить нашу страну, а ее богатая история — это ее необъемлемая и важная часть. Война когда-то закончится — что у нас останется? Все равно придет время строить — будем готовы!

Участь старинного дворца в нормальной европейской стране (а мы хотим стать именно такой страной!) — дело вполне предопределенное. Дворец должен быть отреставрирован, нужно вернуть былую красоту, восстановить знаменитый парк, принимать туристов, обеспечить их необходимыми удобствами, разработать туристические маршруты.

Прекрасно, что и сейчас находятся люди, которые не видят иного пути, чем не дать уникальному ансамблю сгинуть окончательно, которые строят планы по его возрождению — их все равно рано или поздно удастся реализовать. Никто не говорит, что это просто, но дворец в Роздоле — часть нашей истории, и поэтому он нужен всем нам до единого человека.

Отдельная благодарность оказавшей огромную помощь в написании этой статьи Оксане Лобко — большому знатоку истории этих мест. Без ее подробных и ценных консультаций удалось бы рассказать об этом удивительном месте гораздо меньше. И это было бы печально, потому что нам нужно знать о таких местах гораздо больше.

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media
Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: