Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў — альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Liberal Arts
5 мин. на чтение

ПОЭТЫ В КОРОНАХ: позднее Средневековье (Часть IV)

ПОЭТЫ В КОРОНАХ: позднее Средневековье (Часть IV)
Поделиться материалом
Франс Поурбюс Младший. Генрих IV, король Франции, 1610

 

Читать часть I

Читать часть II

Читать часть III

 
ИСТОРИЯ ОДНОГО СТИХА: НЕВОЗМОЖНАЯ ЛЮБОВЬ КУРТИЗАНКИ И ДОБРОГО КОРОЛЯ

 

Кто из девушек втайне не мечтает о самой прекрасной любви и принце на белом коне? Неслучайно сказка о Золушке является одним из 36 «вечных сюжетов», которые повторяются на разные лады в разных странах, эпохах и культурах.

Модификацией этого сюжета является и знаменитый голливудский фильм «Красотка» о любви красавца-миллионера в исполнении Ричарда Гира и красавицы-проститутки, которую играет Джулия Робертс.

В фильме у этой любви счастливый конец. Но, возможно, только он и является в этой архетипической истории невероятным. Потому что нечто похожее на события из фильма «Красотка» произошло в ХVI веке во Франции. Вот только финал этой сказочной истории оказался вовсе не сказочным…

 

ПО-НАСТОЯЩЕМУ ДОБРЫЙ КОРОЛЬ

 

Французского короля Генриха IV, младшего современника московского царя Ивана IV, называли не Грозным, а Добрым. И для этого были веские основания. Во-первых, он прекратил религиозные междоусобицы. Во-вторых, делал все, чтобы у «крестьянина на столе каждый день была курица». В-третьих, «приручил» дворян. Его двор превосходил все тогдашние дворы Европы, включая Лондон и Мадрид, многолюдьем, роскошью, дорогими нарядами, бесконечными карнавалами и сложнейшим, крайне регламентированным церемониалом.

 

ЗАНИМАЙТЕСЬ ЛЮБОВЬЮ, А НЕ ВОЙНОЙ!

 

Чтобы обуздать дворянскую вольницу, благородных, но небогатых и агрессивных господ зачислили в гвардейские полки мушкетеров и дали им небольшую пенсию. Не имея особых забот и имея массу свободного времени, тысячи дворян бродили по коридорам Лувра, задирали друг друга, играли в азартные игры и волочились за прелестными и легкодоступными придворными дамами.

Но отнюдь не только деньги, карьера и слава… Любовь — вот что привлекало дворян в Париж. При дворе царил культ красоты и галантности, подражавший рыцарским традициям Средневековья. Все это оказывало на вчерашних диких головорезов благотворное влияние.

 

ПОЭТЫ В КОРОНАХ: позднее Средневековье (Часть IV)
Якоб Бунель. Генрих IV Французский, 1601 / wikipedia.org

 

ДУЭЛЬ — ЭТО ШАГ НА ПУТИ К ПРОГРЕССУ

 

Дворяне перестали есть руками, но, чтобы во время застольной ссоры они никого ненароком не прикончили, придумали — да, конечно, этикет. Его старались соблюдать везде — и за трапезой, и на балу, но конфликты возникали постоянно. И понятно, из-за чего в первую очередь: из-за конкуренции за прекрасных дам. Нередко дуэли происходили прямо в Лувре.

За время правления Генриха IV Доброго не было никаких военных конфликтов. При этом дуэли унесли жизни более 4000 дворян. Впоследствии знаменитый кардинал Ришелье жесточайшими мерами положит конец этой кровавой традиции.

Однако во времена Генриха дуэли, по сравнению с частными войнами как способом разрешения конфликтов, были однозначно прогрессивным явлением. А уж чем бы были замечательные романы Александра Дюма о мушкетерах без этих поединков, вообще страшно представить!

 

ДВА ГЕНРИХА: ТАКИЕ РАЗНЫЕ «ПРИВЫЧКИ ЖЕНИТЬСЯ»

 

Естественно, что на любовном фронте король Франции просто обязан был показывать пример своим подданным и демонстрировать им подлинные чудеса героизма. И, само собой, подданные сравнивали при этом двух Генрихов.

Если о Генрихе VIII, короле Англии, шла молва, что он только и делает, что женится и казнит своих жен, то о Генрихе IV — что тот всего лишь перебегал от любовницы к любовнице. Как говорится, почувствуйте разницу и только попробуйте сказать, что Бурбон в отличие от Тюдора был не добр!

Смягчение нравов при Добром короле было налицо. Единственной женщиной, отказавшей в любви Генриху IV, стала маркиза де Гертевилль, так сформулировавшая причину отказа: «Я слишком бедна, чтобы быть вашей женой, и слишком благородна, чтобы быть любовницей»! И ей тоже за это ничего не было…

 

ЧУЖАЯ ЛЮБОВНИЦА ВСЕГДА ЖЕЛАННЕЙ

 

Но с Габриэль д’Эстре — настоящей, единственной и неповторимой любовью короля! — все было иначе. Ее мать, гордившаяся тем, что побывала в постели двух королей Франции и двух пап римских, буквальным образом торговала своими шестью дочерьми. В 16 лет за 6 тысяч экю Габриэль была продана маменькой предшественнику Генриха IV БурбонаГенриху III Валуа. 

Далее она переходила из рук в руки, до тех пор, пока очередной возлюбленный не похвастался красотой Габриэль перед Генрихом IV, показав королю ее портрет. Как выяснилось позже, сделал он это совершено напрасно… «На чужой каравай рот не разевай» никогда не было правилом как самого Генриха, так и его галантной эпохи.

Короля заинтересовал сперва портрет, затем изображенная на нем женщина. Потом о бедном бывшем возлюбленном, вроде бы даже собиравшемся жениться на Габриэль, все забыли. 

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

ЦЕЛЫЙ ПОЛК КОРОЛЕВСКИХ БАСТАРДОВ

 

Но дело обернулось так, как никто не мог предположить, — Генрих по уши влюбился в особу, которую сегодня можно было бы охарактеризовать как «элитная проститутка». Горячо. Страстно. Не на шутку. Не обращая внимания на скандальность подобной связи. В своей любви к Габриэль король зашел так далеко, что в итоге инициировал развод с Маргаритой Валуа.

Впрочем, Марго это не слишком печалило, тем более что она и сама могла дать фору королю по количеству супружеских измен. Но главное ее преступление состояло не в этом, а в том, что Марго была бездетной. В то время как у Генриха на стороне то и дело рождались бастарды.

Современники даже шутили, что из сыновей любвеобильного короля можно было сформировать полк. Жаль только, что наследовать корону внебрачные дети не могли.

 

ПОЭТЫ В КОРОНАХ: позднее Средневековье (Часть IV)
Габриэль д’Эстре — герцогиня де Бофор и де Вернэй, маркиза де Монсо, официальная фаворитка короля Генриха IV / wikipedia.org

 

СТРАШНЫЙ КОНЕЦ ПРЕКРАСНОЙ СКАЗКИ

 

Но, в отличие от предыдущих любовниц и бастардов, с обожаемой Габриэль было все иначе — Генрих боготворил ее и их совместных детей. Кроме того, и высший свет, хоть и считал возлюбленную короля женщиной легкого поведения, но в целом относился к ней довольно доброжелательно: Габриэль не плела интриги, не пыталась манипулировать королем в своих интересах и, соответственно, не вступала в конфликт с чужими.

Ко времени, когда состоялась помолвка и была назначена дата свадьбы, Габриэль родила Доброму королю троих детей. Во время четвертых родов младенец умер, а вскоре скончалась и его мать. Для Генриха это был страшный удар. Через время, поначалу безутешный, король снова официально женился.

А как иначе, если королевский долг требует обеспечить законного наследника, родившегося в законном, освященном церковью браке?

 

«УЛУЧШЕННАЯ ВЕРСИЯ» НЕЛЮБИМОЙ ЖЕНЫ

 

И, о чудо! Избранницей Генриха снова стала представительница знатного флорентийского рода Медичи, девушка по имени Мария. Напомним, что первая супруга короля Маргарита, так же, как и ее мать, принадлежала именно к этой династии. Как получилось так, что Генрих, несмотря на то, что ему смертельно надоели предыдущие жена и теща из рода Медичи, снова наступил на те же грабли?

Современники считали, что здесь не обошлось без какого-то колдовства… Но как бы там ни было, новая, «улучшенная версия» Медичи исправила ошибку предшественницы и родила Генриху аж 6 детей.

Таким образом, Генрих не остался первым и последним Бурбоном на французском троне, и династия получила свое великолепное продолжение.

 

ПОЭТЫ В КОРОНАХ: позднее Средневековье (Часть IV)
Петер Пауль Рубенс. Портрет Марии Медичи, 1622

 

БЕЗ ЧЕРНОЙ МАГИИ ВРЯД ЛИ ОБОШЛОСЬ

 

Единственное, что омрачало всю эту историю, так это упорные слухи о том, что беременную Габриэль отравили. Учитывая недобрую славу колдунов и отравителей, которая закрепилась за семейством Медичи, это вполне могло быть правдой. А через десять лет после смерти своей дорогой Габриэль от руки наемного убийцы погиб и сам Добрый король.

Видимо, королям действительно не суждено жениться по любви. Но зато от невозможной любви короля и куртизанки нам осталось это стихотворение. Согласно преданию, оно единственное, которое было написано самим Генрихом IV для своей несостоявшейся королевы. Во всяком случае, других его стихотворений до нас не дошло.

 

Молю, взойди, заря,

Веселье мне даря,

Из мрака предрассветного тумана.

Признаюсь, не тая,

Что милая моя —

Она одна, как ты, свежа, румяна.

Две розы на заре,

В росе, как в серебре,

Потупят взор, сравниться не мечтая

С пастушкою моей,

Что вешних роз нежней,

Белее лилий, тоньше горностая

 

Читать часть V

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media
Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: